Фольклорист Сергей Старостин: «Для этнографической экспедиции сгодится даже ресторан» 

Фольклорист Сергей Старостин: «Для этнографической экспедиции сгодится даже ресторан»
Фото: Хорошие новости
В Челябинск на фестиваль CHELоВЕК ТЕАТРА со спектаклем приехал музыкант и мэтр русского фолка . Особенно тепло Сергея приняли в «Новом Художественном театре», где он вместе с  показал спектакль «Не любо, не слушай». Как рассказали актеры Нового Художественного, одну из песен Старостина — песню «Глубоко» — режиссер использует в постановке «Бесы», конечно же с разрешения Сергея Николаевича. Впрочем, написание песен далеко не главное занятие Сергея. В первую очередь он фольклорист, который активно путешествовал по деревням России и собрал порядка 3 000 народных песен. «Хорошие новости» пообщались с Сергеем и выведали пару баек об его этнографических экспедициях.
Сергей Николаевич, вы человек, который известный в узких кругах. Как бы вы себя описали людям, которые о вас никогда не слышали?
— Очень просто: я музыкант, который очень любит свою национальную культуру и национальную музыку.
Перед интервью мне удалось побывать на спектакле по сказкам «Не любо не слушай». Также вместе с Татьяной Бондаренко вы поставили спектакль по произведению «Пинежский Пушкин». Писахов и Шергин — мощные сказочники, фольклорист. Почему же их имена не известны широким массам, почему их сказки не переиздают?
— Их переиздают, но немного. Вот недавно вышел четырехтомник Шергина, и его трудно найти, так как книги быстро разбирают. Ещё сказки Шергина и Писахова можно найти в детских отделах книжных магазинов. Сказки ведь. Хотя они писали и для взрослой аудитории.
При всем при этом спрос на их книги небольшой, поэтому книги и не издают в должных объемах. По сути, наша цель с Татьяной Бондаренко — напомнить людям об этих писателях через спектакли. Как-то после выступления в соцсетях нам прислали отзыв: женщина нас поблагодарила и рассказала, что, посмотрев спектакль, она купила книгу со сказками Писахова и теперь читает его сказки своим детям. Это наша победа.
В спектакле вы играете на различных этнических музыкальных инструментах. Расскажите о каком-нибудь из них?
— У меня их много, я их вроде как коллекционирую. Но собираю их не ради того, чтобы собирать. Нет отдельной комнаты, в которой они все развешены — они просто лежат в доступном для меня месте. И некоторые инструменты я использую для выступлений.
А рассказать хочется про рожок…. Аналогичный рожок мне подарил настоящий пастух. Он пас коров на Волге в Тульской области. Так сложилось, что я пять лет брал у него уроки игры на рожке, специально приезжал к нему. Меня очень заинтересовал этот инструмент, в первую очень он нужен для того, чтобы донести коровам необходимую информацию. Коровы ведь не просто так по лугу гуляют. Они должны быть управляемы. Но любая корова может оторваться от стада. Особенно если пасутся в лесу, там им потеряться ещё легче. Чтобы собрать коров, пастух дудит в сигнальный рожок. Корова идет на звук и находит стадо. Но этот рожок не только сигнальный, на нем также можно играть привычную на слух музыку. И в 19 веке пастухи на них играли популярные песни.
Многие фольклористы для того, чтобы собирать материал, старинные песни, ездили в этнографические экспедиции в глубинку. Приходили к бабушкам в дома, просили спеть песни их молодости, и записывали. Вы были в таких экспедициях?
— Этнографические экспедиции — это целый период моей жизни. Но последние 20 лет я редко бываю в деревенских пространствах с этой целью. Если раз в год удается, то это подарок.
Почему же вы прекратили ездить?
— Я собрал очень много материала. И когда материал собираешь и собираешь, разобрать его просто не успеваешь. Так и лежит он у тебя мертвым грузом долгие годы. Я его оцифровал, он хранится на нескольких жёстких дисках у меня дома, но систематизировать все мне просто не удается.
А сейчас этнографические экспедиции проходят?
— Конечно, и на Урале в том числе. Точно так же, как и 20 лет назад: едешь в деревню, стучишься к бабушке, говоришь: «Бабушка, не дадите ли молока попить, а то так есть хочется, что переночевать негде». Тогда бабушка всплеснет руками, скажет: «Ой, мои сынки, мои болезные, давайте, заходите» и пустит в гости. В гостях, в ходе общения можно выведать много интересных приданий, сказок, песен и другого фольклора.
Но в то же время нужно понимать, что этнографическая экспедиция, это не только шуточки — это целая наука, и к путешествию нужно тщательно готовиться. Изучить заранее маршрут, посмотреть, что уже известно об этом маршруте. Общаться ведь нужно не со всеми подряд, а достаточно точечно. И самое главное сейчас — понимать, что конкретно ты хочешь найти? Просто записать песен? Тогда для этого не обязательно куда-то ехать, можно дойти до любого ресторана и услышать, какие там поют песни.
Как это до ресторана? Разве этнографу интересны песни, которые поют в ресторанах?
— Этнографам будет интересно везде, где поют этнос, а этнос — это культура народа. Поэтому в этнографическую экспедицию можно идти куда угодно, даже в рестораны. Вы знаете, сколько шансона люди поют, выпив? Я не знаю всех этих песен. И русский шансон тоже можно изучать.
Но разве шансон — это не авторская песня?
— Если авторские песни передаются следующим поколениям, в третьем поколении её можно рассматривать как народную, как фольклор. Сейчас молодёжь на каждом углу поёт «когда меня не станет, я буду петь голосами моих детей и голосами их детей». Это хорошая песня, которая со временем может стать фольклорной. Пока неизвестно, перейдет ли хит Басты другому поколению и уживется ли там. Но такая вероятность есть.
Хороший пример песня «Катюша», разве это народная песня? Она авторская, хотя многие её считают народной. Та же история с «Изгиб гитары жёлтой» или «Мы пойдем по полю с конем». Песни потеряли авторство, и это хороший признак.
Возвращаясь к этнографическим экспедициям, происходили с вами какие-нибудь чудеса во время путешествий? — Бывало всякое, глубинка — это загадочный мир. Там происходит много удивительного прямо на твоих глазах. Сидели как-то записывали бабушку, она рассказывала приговоры, заговоры. У неё гостила внучка из города. Прибегает девочка к ней в слезах, мол, пальчик порезала. Бабушка сказала: «Тю, какая ерунда». Наклонилась к ней и зашептала над царапинкой: «Кровь-кровица, красная девица, на чем зародилась, на том остановись, а Майюшке доброго здоровьица». Кровь остановилось, порез покрылся пленкой. «Беги», — говорит бабушка. Девочка убежала. А я сижу, широко открыв глаза, и думаю, а не пора ли мне идти куда-нибудь подальше…
И вы верите в такие чудеса?
— А разве вы не верите в силу слова, в силу молитвы? Я верю.
В тех же краях, это Велижский район Смоленской области, мне посоветовали сходить на кладбище. Говорили, что там растет сосна верхушкой в землю, а корнями вверх. Отвечал, не может этого быть. Пошёл смотреть, и ведь правда, есть там такая сосна, сверху на корнях нити тонкие, как будто корни.
Легенда с этой сосной связана. В начале 20-ого века забрали на Гражданскую войну молодого парня. А он только женился. Перед отъездом он сказал жене: «Выкопай молоденькую сосеночку и посади вершинкой в землю на кладбище. Если приживется, я вернусь». Вернулся ли он, мне не сказали. Но сосна растет.
Видео дня. Куда пропала российская певица с мужским голосом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео