Тихо встает заря матриархата… 

Тихо встает заря матриархата…
Фото: Русская Планета
О, женщины! Сколько стихов сложено в вашу честь, сколько букетов брошено к вашим ногам! Мужчины славили представительниц прекрасного пола всегда, А в те времена, когда не было и в помине замечательного праздника 8 марта — особенно.
Однако капризные и своенравные женщины очень хотели равноправия с мужчинами. И его принес 1917 год.
Между прочим, Февральскую революцию во многом подготовили и совершили женщины. 9 января, в годовщину Кровавого воскресенья, на улицы Петрограда вышли измученные работницы фабрик и жены солдат. До смерти надоело им голодать да холодать!
Спустя месяц к забастовавшим рабочим присоединились работницы трамвайного депо Васильевского острова. Лица у них были такие решительные, что кордоны полиции рассеялись, а всегда решительные казаки отступили. в книге «История русской революции» писал, что «они шли на кордоны солдат смелее, чем мужчины, хватались за винтовки, просили, почти приказывали: „Бросайте ружья и присоединяйтесь к нам“.
В марте 1917 года более 40 тысяч женщин заполнили улицы Петрограда. В демонстрации приняли участие не только работницы фабрик, но и студентки Бестужевских курсов, врачи, преподавательницы. У них было множество требований. Одно из них — участие в выборах наравне с мужчинами. При царе-батюшке у них такой возможности не было
Женщинам это право пообещали, и они его получили. После Октябрьской революции им дали еще больше. Только рады ли они были такому „подарку“?
»Умственное развитие задерживается мелочными заботами, горшками, квашнями, погаными ведрами и прочей мерзостью. Отринув все это, женщины быстро подвинулись бы вперед, почувствовали бы себя совершенно свободными и счастливыми». Это — небольшой фрагмент из статьи , опубликованной 95 лет назад в № 3 журнала «Работница» за 1925 год.
Фраза, как нитка, тянет за собой интерес. Какой же была женщина тех времен?
Здесь следует оговориться — речь пойдет не о легкомысленных особах, не о душечках, стремящихся угодить своим благоверным, а о женщинах, беззаветно верящих в партийные лозунги, идейно подкованных, стойких. И — сильных. Ведь работали они не покладая рук.
Облачались женщины в блузы, куртки, юбки из простой материи. На ногах — сапоги. На голове — косынка или фуражка. Взгляд — уверенный, походка — решительная, рукопожатие — твердое. Представлялись женщины коротко, сухо: «Товарищ Дубова, товарищ Варнакова…»
Помады, пудры и духи — боже упаси! Это все пережитки буржуазного прошлого, которое успешно изживается. Также искореняется флирт, жеманство. Амурничать — тьфу! — гадость. Да и некогда — надо с классовыми врагами бороться и светлое будущее строить
Мужчины — причем с большой охотой! — отступают на всех фронтах, оставляя свои подругам поле для широкой деятельности. Те становятся шоферами, трактористами, комбайнерами, стражами порядка. Помните строки Агнии Барто: «А у Коли, например, мама — милиционер…»
Появляются женщины летчицы, машинисты поездов и даже шахтеры. Правда, это будет немного позже. А пока журнал «Работница» наставлял своих читательниц: «Слесарное дело не требует особенно значительного мышечного напряжения, не требует поднятия больших тяжестей… вполне доступно человеку средней физической силы, оно не заключает в себе каких-либо особенных вредностей. Женщина без всякого вреда для своего организма может заниматься слесарным делом».
Нас утро встречает прохладой, Нас ветром встречает река. Кудрявая, что ж ты не рада Веселому пенью гудка?..
Да рады они, рады! Проснулись, горсть воды плеснули на лицо и поспешили — на заводы, фабрики. Радостные, говорливые, и только одна мысль бьется в голове: «Скорей к станку! Даешь план!»
Только погодите минуточку, милые, резвые, послушайте еще один совет: «Женщинам, которым приходится делать сравнительно тяжелую физическую работу (подымание, переноска тяжестей и т.д.), рекомендуем туго подвязывать живот, носить брюшной бандаж…»
Теперь — стрелой дальше! Вот-вот второй гудок заревет — к станку!
Но если в городах бурлит эмансипация, то в деревнях и селах мужчины — у, ироды нетрезвые и драчливые! — по-прежнему главенствуют. И лишь некоторые женщины, выбиваются в люди. Одну из них олицетворяла героиня в фильме «Член правительства»: «Вот стою я здесь перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганная, врагами стрелянная — живучая! Стою я и думаю — зачем я здесь? Это — проводить величайшие в мире законы. Это ж понять надо! Жалко мне только, что прошла моя молодость на чужом поле, на хозяйских горшках, на мужних кулаках…»
Ее пламенный монолог превращается в оду партии, правительству: «Гляжу я сейчас только на свое счастье, гляжу и верю: может, и мое словечко в закон-то ляжет!.. Подняли нас сюда — вот и меня — вот на эту на трибуну — партия и советская наша власть! Так будем биться за них и, само собой, за эту жизнь — до самого нашего смертного часа!»
Насчет счастья — вопрос спорный. У жен и дочек партийной номенклатуры, наркомов, чиновников — оно, конечно, было. А вот у женщин с лопатами, метлами, отбойными молотками или с серпами — как на скульптуре  — такого «добра» не водилось. Да и не гонялись те же женщины за счастьем. Главное, чтобы муж не пил да получку до дома доносил. И чтобы детишки были здоровы да пятерки из школы таскали
Об этом женщины втихую — не дай бог, соседи-стукачи заметят — молились…
Но жизнь менялась, и женщины вместе с ней. Снова они расцвели. И губы стали красить, и за модой следить, и про креп-жоржет с крепдешин заговорили. Застучали по тротуарам каблучки изящных туфелек, повеяло ароматом «Красной Москвы».
И опять поэты стали посвящать им свои стихи. Не только 8 Марта, которое уже начали отмечать. Конечно, тихо и скромно, не то что в наше время…
А тут пришла война, и стали рваться судьбы. Хотя и клялись истово и те, кто уходил на фронт, и те, кто оставался. Сколько их было — женщин, истомленных, голодных, продрогших, но не сникших, не павших духом, ждавших своих близких! Хотя порой надежды уже не было никакой, и похоронка пришла, а они все верили, верили…
Многие бедолаги, выплакав все слезы, уходили на фронт — санитарками, телеграфистками, снайперами, летчицами. И даже танкистами.
…По слухам, сделать 8 Марта красным днем календаря собирались при Хрущеве. Неведомо, согласен был на то Никита Сергеевич, но воспротивилась тому… женщина. А именно — министр культуры . Она заявила, что в Советском Союзе представительницы прекрасного пола имеют равные права с мужчинами. И, мол, разговаривать тут нечего
Фурцеву можно понять — знаки внимания представители сильного пола делали ей каждый день. Не только потому, что она была видная и значительная, а оттого, что от нее многое зависело…
День 8 Марта стал выходным в 1966 году, когда хозяином Кремля был Брежнев. По случаю торжества все реже говорили про женщину-труженицу и все чаще воспевали женскую красоту, материнскую ласку, заботу о семейном очаге. Об этом вдохновенно писал :
А женщина — женщиной будет: И мать, и сестра, и жена, Уложит она, и разбудит, И даст на дорогу вина. Проводит и мужа и сына, Обнимет на самом краю…
Нынче женщины властвуют почти везде. Они — президенты, министры, директора предприятий, хозяйки фирм. Они добились не только равенства, но и заметного преимущества над мужчинами. Над землей тихо и почти незаметно встает заря матриархата…
Видео дня. Зачем нужен ящик под духовкой на самом деле
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео