Ещё

Маргарита Симоньян: Я не держусь за свою позицию 

Маргарита Симоньян: Я не держусь за свою позицию
Фото: Вечерняя Москва
Главный редактор телеканала Russia Today «RT» и МИА «Россия сегодня» рассказала о работе, семье и своей новой книге «Черные глаза».
Недавно в жизни Маргариты Симоньян произошли два важных события. Она в третий раз стала мамой и презентовала свой первый сборник рассказов, получивший название «Черные глаза».
— Маргарита, вы начинали свою карьеру в качестве военного корреспондента.
— Я бы, наверное, не назвала себя военным корреспондентом. Военкоры — это ребята, которые годами не вылезают из своих сирий и донбассов, и в этом вся их жизнь. А у меня просто было несколько военных командировок.
— Вот этот эпизод, когда офицер сказал: «Ты не волнуйся, я тебя пристрелю…» Такого дня хватит и на несколько лет воспоминаний.
— В Чечне мы заблудились, и стало понятно, что велик шанс попасть в плен. Майор, с которым я ехала, сказал: «Ну, ты не волнуйся, не переживай. Я тебе даю слово русского офицера, что я тебя сразу застрелю». А мне было 19 лет.
— С рождением детей какие-то страхи появились? Что бы вы сейчас не сделали в своей работе?
— Конечно, сейчас я бы уже не поехала на войну. Это было бы крайне безответственно по отношению к моим детям. При этом мы недавно говорили об этом с моим другом Ромой Бабаяном, который настоящий военкор, в отличие от меня. Мы смотрели его фильм про Афганистан, и я спросила: «Рома, когда ты видишь эти брошенные бээмпэшки и бэтээры, тебе не хочется обратно?» Он сказал: «Хочется». И мне хочется, как это ни дико, как это ни странно. На войне по-другому ощущается острота жизни — каждую минуту, каждый час, каждый день, каждую ночь. Все остро и со специями, понимаешь?
— А вообще могли в юности предположить, что когда-нибудь станете многодетной мамой?
— Почему-то мне всегда казалось, что у меня будет именно трое детей. Но чем дальше, тем больше мне казалось, что это какое-то странное девичье представление, потому что это невозможно. Когда я успею их родить? Я первого ребенка родила в 33 года.
— Вы стали трижды мамой: в октябре прошлого года у вас родилась дочь Маро. И на четвертый день после ее рождения вы вышли на работу.
— Я и в прошлый раз на четвертый день вышла на работу. Это необходимость. Я предпочла бы посидеть четыре годика, а не четыре дня с ребенком. Но я выхожу на работу сразу, как только выписываюсь из роддома. Например, когда я родила сына, у нас на телеканале шла проверка , и мне нужно было из роддома ехать на встречу. Когда ты руководишь компанией, это не может сделать никто, кроме тебя, и от того, что ты родила, ничего не меняется.
— Маргарита, совсем недавно у вас вышел первый сборник рассказов «Черные глаза»…
— Все, что я написала за 15 лет, — это тонюсенькая книжка. Часть этих рассказов написана под влиянием какого-то перепахавшего меня события, когда я просто не могла не писать. Например, смерть моей бабушки. Я хотела написать о бабушке много лет, но не могла. И вот наконец получилось. Мы поехали в Адлер, и бабушка умерла буквально через два дня после нашего приезда. Для меня это, наверное, самый важный рассказ в книге.
— Один из ваших рассказов, на мой взгляд, выбивается из линейки. Я говорю о «Послесловии» про  (бывший министр печати и экс-глава  — прим. «ВМ»). Из рассказа следует, что вы очень переживали уход Михаила Юрьевича.
— Я переживаю до сих пор. Четыре года, как его нет, и я совершенно не могу к этому привыкнуть. «Послесловие» сложно назвать рассказом — это скорее некролог. В моей жизни с уходом Михаила Юрьевича осталась зияющая дыра, где-то в сердце, в душе, которая так и не заполнилась. Я понимаю, что заполнить ее нельзя. Для меня вдруг стало понятно, что жизнь и взросление, и потом уже старение — это и есть просто увеличение количества этих зияющих дыр, пока от сердца уже ничего не остается. Вот моя первая — пришла со смертью Михаила Юрьевича.
— В книге «Черные глаза» все герои упомянуты с их разрешения?
— Да. Но там много и собирательных образов, придуманных персонажей, в которых внешность — от одного человека, поступки — от другого. Там есть люди, которых вообще никогда не существовало. Например, в нескольких рассказах фигурирует человек по имени дядь Вачик — полностью придуманный персонаж. Все-таки эта книга — не журналистский труд…
— …Это писательская работа.
— Писательская работа — очень громко сказано. Это попытки художественного произведения и просто фантазии, на которые имеет право любой человек, пытающийся стать писателем.
— Маргарита, во время презентации книги вы выложили одну фотографию в соцсети и подписали, что это тот трепетный момент, когда твой учитель читает твою книгу.
— Да, это  (гендиректор ВГТРК — прим. «ВМ») стоял с моей книгой и читал ее. Мне было очень приятно. Он мне позвонил на следующий день и сказал, что прочитал книгу за один вечер, что ему понравилось. Для меня Олег Борисович, безусловно, учитель. Вот мы — его птенцы — между собой называем его «вождь».
— Вы одна из самых влиятельных женщин мира согласно рейтингу Forbes, всячески упоминает вас в своих докладах. Вы, как мне кажется, должны быть дипломатом.
— Я вообще не дипломат.
— Как можно быть не дипломатом и так долго сохранять такую позицию — главного редактора международного информационного телеканала?
— Сама удивляюсь. Я не держусь же за свою позицию, честное слово, ни одной минуты. У меня много детей, много интересов, прекрасный муж. И если эта позиция будет несовместима с тем, что я думаю и говорю так, как считаю нужным, то я ее передам кому-то более подходящему.
ДОСЬЕ
Родилась в Краснодаре. Журналистскую карьеру начала в 1998 году в качестве корреспондента местной телерадиокомпании. В 2001 году возглавила южно-российский корпункт ВГТРК, затем работала в составе президентского пула журналистов. В сентябре 2004 года освещала теракт в Беслане. Возглавляет RT c основания телеканала в 2005 году. В 2013 году стала главным редактором МИА «Россия сегодня». В 2017 году вошла в рейтинг 100 самых влиятельных женщин мира по версии журнала Forbes.
Читайте также: : Лучшие комедии сегодня ушли на телевидение
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео