Ещё

Омский рабочий, упавший со стройлесов, подал к работодателям иск на один миллион рублей 

Омский рабочий, упавший со стройлесов, подал к работодателям иск на один миллион рублей
Фото: Новый Омск
Напомним, в сентябре прошлого года омский рабочий , проживающий с семьей в Тюкалинске, упал со строительных лесов во время работ в компании «СпецЭнергоМонтаж» (г. Красноярск) на территории омского нефтезавода. Мужчина получил серьезные травмы внутренних органов, множественные переломы, также у него резко ухудшилось зрение. Он более месяца провел в больнице, перенес две операции и около пяти месяцев носил аппарат Илизарова на ноге, из-за чего был фактически обездвижен. Его жене Екатерине будучи беременной пришлось заботиться о нем, параллельно занимаясь домом и тремя детьми.
Девушка поделилась с «Новым Омском» новостями о «помощи» их семье от работодателя Владимира, и о самочувствии мужа.
По словам Екатерины, когда с ее мужем произошел несчастный случай, его начальник — генеральный директор «СтройЭнергоМонтажа» Александр Протасов — встретился с ней и пообещал оказать поддержку их семье, в частности выплатить единовременную материальную помощь, а также намеревался оплатить чеки на приобретенные лекарства и помогать транспортом при доставке Владимира до больницы (об этом он сообщал и в комментарии «НО», — прим. ред.), однако, как объяснила девушка, за все семь месяцев с момента ЧП кроме разовой выплаты в 50 тысяч рублей семья практически никакой помощи от компании не получала.
«Транспорт нам предоставили только 25 октября, когда Вову забирали из больницы, а когда обратились к ним еще раз, то генеральный инженер компании сказал, что ему не на чем будет ехать на работу, если повезут Владимира, с тех пор предложений о транспорте больше не было. До сих пор остаются неоплаченными чеки за лекарства, перевязочный материал, очки, которые нужны были после выписки, — на все это понадобилось немало средств. Также Вове назначили МРТ головного мозга, но мы пока не можем его пройти, потому что процедура дорогостоящая. А невропатолог сказал, что сейчас в мозге могут быть очаги и нужно смотреть за этим, ведь было сильное сотрясение — и по этому поводу мы тоже обращались, но ответа не получили», — рассказала Екатерина.
В то же время чтобы страховая компания компенсировала траты на лечение, Владимиру нужно пройти медико-социальную экспертизу, где проведут оценку вреда утраты здоровья, однако сделать это можно будет только по завершении больничного.
Выплаты Владимира по листу нетрудоспособности составляют всего 12 тыс. руб. — эта скромная сумма сейчас является практически основным доходом многодетной семьи. И поскольку они не могут себе позволить лишних трат и вынуждены на всем экономить, то не успели еще ничего подготовить к приближающемуся появлению в их доме еще одного малыша. Екатерина пояснила, что декретных выплат не получает, поскольку раньше официально нигде не работала, занимаясь совместными покупками.
Владимир еще до падения с тремя сыновьями: слева сверху — с 4-летним Ваней, слева снизу — с 2-летним Артемом, на фото справа — с 8-летним Тимофеем, который прошлой осенью пошел в 1 класс
«Кроме Вовиного больничного, мы получаем еще как многодетные 375 руб. и детские пособия — по 300 руб. на ребенка, а больше доходов у нас и нет. Около 4000 уходит на аренду жилья, 2000 — за свет и газ, и остается на жизнь 6000, — объясняет девушка тонкости небогатого семейного бюджета. — Я собирала заказы на совместные закупки, но чем ближе к родам, тем тяжелее, и сейчас я почти прекратила этим заниматься, потому что мне же потом приходится поднимать эти тяжелые коробки, из-за чего появляется одышка и начинает болеть спина».
В связи с непростым финансовым положением в семье Владимир обратился в «СпецЭнергоМонтаж» с заявлением на материальную помощь, однако от его работодателя никаких действий так и не последовало. «С 30 января в нашей переписке тишина, то есть сообщения прочитываются и дальше — молчание. Такая позиция. К нему даже обращались с НИПИГАЗа (генеральный заказчик, компания, которая нанимала „Промстрой“ для работ на ОНПЗ, а „Промстрой“ устанавливал строительные леса, с которых упал Владимир, и нанимал „СпецЭнергоМонтаж“ для работ, — прим „НО“), просили, чтобы нам посодействовали, но он ничего внятного на этот счет ответить не может», — объясняет Екатерина.
Семья решила побороться за справедливость, и Владимир подал в суд на компании «СпецЭнергоМонтаж» и «Промстрой» для компенсации морального вреда и тяжкого вреда здоровью. Свои исковые требования он оценил в 1 млн руб. Также пострадавший рабочий обратился в , потому что считает, что ему неправильно начисляют выплаты по больничному.
Как объяснила Екатерина, на первое заседание ответчики не явились, на прошлой неделе прошло второе заседание, на которое пришли и адвокат от «Промстроя», и директор «СпецЭнергоМонтажа» Александр Протасов, и слушатель от .
«Они («СпецЭнергоМонтаж», — прим. «НО») высказали свою позицию, что считают материальную помощь в размере 50 тыс. руб., оказанную при падении Вовы, достаточной для такого вреда здоровью. Даже судья удивилась и спросила, считают ли они это нормальным. Оказалось, что да», — отмечает девушка. Также, по ее словам, работодатель сейчас вместе со стартом судебных заседаний начал задерживать и выплаты по больничному мужа.
Екатерина и Владимир в загсе. Перед Новым годом они официально зарегистрировали свой брак спустя 9 лет вместе, чтобы еще больше скрепить отношения после того, что им пришлось пережить. К слову, Владимир взял фамилию жены, поскольку своя фамилия ему давно не нравилась и все их дети были записаны при рождении как Кирилловы
Что касается состояния Владимира, то ему недавно сняли аппарат Илизарова, потому что началось отторжение конструкции организмом, а травмированную ногу загипсовали, после чего его стали меньше мучить ночные боли в местах переломов. Также у мужчины практически восстановилось зрение, прошло косоглазие, почти нет головокружения, и он уже пробует передвигаться на костылях, но пока длительные походы на них ему даются тяжело.
«На суд ездил самостоятельно, так как я находилась дома с детьми. У нас «Газель» собирает по домам, так вот в «Газель» он залезает на коленках, потому что по-другому не может. Здесь я его посадила, помогла, обратно люди помогли. Когда он вызвал от автовокзала до суда такси, помог водитель», — поясняет Екатерина и не перестает благодарить всех за отзывчивость.
В то же время родные семьи оказать какую-то физическую помощь им сейчас не могут.
«Обе наши мамы проживают и работают в Омске. И если нам ехать поближе к ним, в город, то нужно искать какую-то квартиру, чтобы снимать. К тому же у меня старший ребенок ходит в Тюкалинске в школу, и срываться сейчас и все менять, я считаю — не вариант», — комментирует девушка.
Сама Екатерина вовсе не жалуется на сложившиеся обстоятельства, кажется, она уже привыкла преодолевать встречающиеся на ее пути трудности. «Ну так, ничего, понемножку справляюсь», — говорит она и добавляет, что сейчас для них с супругом важно дождаться третьего судебного заседания, по итогам которого их ситуация может проясниться.
Видео дня. Почему Клявер не показывает дочь от Евы Польны
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео