Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Мать юмориста Тонкова делала аборт от Владимира Маяковского

Первыми «коммерческих старух» в нашей стране сыграли актеры и . Их Вероника Маврикиевна и Авдотья Никитична появились на свет 1 января 1971 года: парочку впервые показали в телепрограмме «Терем-теремок». «Старушки» моментально завоевали народную любовь и даже стали героинями анекдотов.
Мать юмориста Тонкова делала аборт от Владимира Маяковского
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета
«Старые русские бабки» были абсолютно разными в жизни. Владимиров - взрывной и темпераментный, Тонков же отличался невозмутимостью и спокойствием. Личная жизнь участников дуэта тоже сложилась по-разному.
- «Вероника Маврикиевна» был женат лишь раз, в отличие от коллеги по дуэту, который слыл весьма любвеобильным человеком, - писал биограф комиков . - Это случилось еще в первой половине 50-х, когда Тонков учился на 2-м курсе ГИТИСа. Его женой стала бывшая сокурсница по театральной студии Марта.
- Мы с Вадимом с детства жили в Москве в доме на Садовой, - вспоминала супруга артиста. - Но сначала я не знала, что особняк по адресу: Садовая, 4, когда-то принадлежал знаменитому русскому зодчему - деду моего мужа.
«Представляешь, если бы он был жив и не было бы советской власти, мы бы с тобой могли там поселиться», - вздыхал Вадим. Познакомились мы, когда нам было лет по 15, и Вадя сразу начал за мной ухаживать. Но только когда нам исполнилось по 21 году, поженились.
Вскоре у молодых родилась дочь Марьяна. Мать Тонкова Вера Федоровна с пониманием отнеслась и к ранней женитьбе сына, и к появлению внучки. В возрасте 16 лет она и сама пережила бедовый роман со взрослым мужчиной - поэтом революции Владимиром Маяковским. Тот вызывал ярое отвращение у интеллигентных родителей девушки. Они сделали все, чтобы прекратить эту связь. Когда Вера забеременела, немедленно отправили ее за границу - делать аборт
Ее внук Вадим Тонков впервые попал за бугор при гораздо более приятных обстоятельствах: сразу после института его отправили в длительную командировку в Германию, в Потсдамский драмтеатр, принадлежащий Западной группе войск. Компанию ему составили однокурсники и (Бубликов из «Служебного романа»). В результате со Щербаковым Тонков сдружился на всю жизнь.
- После возвращения Вадим Сергеевич пошел работать в Театр им. Ленинского комсомола - рассказывала его супруга Марта Георгиевна. - Деньги там платили маленькие, а семью нужно было кормить. И вот как-то Борис Владимиров, которого мы знали еще с детской студии (он окончил режиссерский факультет), подвозил его на своей машине, и Вадим пожаловался на безденежье. Тот сказал: «Я тебя пристрою». Тогда он как раз организовывал свой театр, и ему нужен был комедийный актер, который мог бы моментально перевоплощаться. Так они начали работать вместе. Веронику Маврикиевну муж срисовал с собственной тетушки - она была такой же забавной и совершенно не от мира сего.
Владимиров же играл старушку аж с 1958 года. С монологом Виктора Ардова «Бабка на футболе» он выходил на сцену, доводя зрителей до слез образом ехидной, но очень колоритной пенсионерки в платке, черных массивных очках, с выпяченной нижней челюстью.
Владимиров предложил Тонкову сотрудничество не просто так. Однажды Вадим спас Бориса от тюрьмы!
Пока все дома
Они приятельствовали со студенческих лет. Однажды Владимиров увлекся однокурсницей Иржиной Мартинковой. И заподозрив чешку в измене, избил и так сильно прокусил ей нос, что бедняжке пришлось накладывать швы. За этот проступок юного «Отелло» едва не отчислили из вуза, а Тонков уломал Иржину не писать на друга заявление в милицию. Хотя все подруги девушки требовали упечь хулигана за решетку.
Грязная история ничуть не изменила характер Бориса. Он не пропускал ни одной юбки, особенно под этим делом. А поддавал он сильно и регулярно.
Статус суперзвезды лишь усилил эти пороки.
- Он всегда носил при себе особый чемоданчик-«самобранку», - делилась первая жена артиста актриса Элеонора Прохницкая. - Борис был гурманом и в чемоданчике держал соусы собственного изобретения, деликатесы и обязательно бутылку водки с рюмочками. И , и , и Александр Ширвиндт как-то пренебрежительно потом отзывались об этой странности Владимирова. А ведь сами из этого чемоданчика лакомились!
После развода с Владимировым Прохницкая вышла замуж за иллюзиониста Эмиля Кио, а Борис женился на сестре Михаила Державина Татьяне, с которой завел сына Михаила (сейчас - актер Московского театра сатиры).
- В интервью и документальных фильмах Тонков показан белым и пушистым, а Владимиров - пропойцей и хулиганом. Все не так на самом деле! - возмущалась Прохницкая. - Да, Борис пил. Но особенно много в последний свой год жизни. Дело в том, что у Владимирова обнаружили рак почек. Он очень страдал, но никому не рассказывал о болезни. Не хотел, чтобы его жалели. Никакие лекарства ему не помогали. И он пытался заглушать боль водкой. Можно ли осуждать его за это?
Справедливости ради отметим, что из-за пристрастия к алкоголю «Авдотья Никитична» не раз срывал концерты, подставляя партнера. Из-за этого еще при жизни коллеги Тонков пытался создать новый дуэт с конферансье Гарри Гиневичем, но из этой затеи ничего не вышло - зрители не приняли новую пару.
А после смерти Владимирова (тот скончался в 1988 году в возрасте 56 лет) Тонков изредка выступал один в образе полюбившейся всем старушки. А еще писал мемуары и песни, которые исполнял на концертах. Например, он - автор музыки и стихов песни «Пока все дома», которая долгие годы звучала в заставке одноименной телепрограммы в исполнении и Татьяны Рузавиной. Помните: «Скажи друзьям, скажи знакомым: для вас открыт наш теплый дом. Прошу вас к нам, пока все дома, пока все дома, мы вас ждем»?
Еще с 70-х у артиста шалило сердце. Он перенес несколько инфарктов. Знаменитый кардиохирург уговаривал сделать шунтирование. Но провести операцию не успел. Тонков умер дома, на глазах жены Марты. Проводив взрослую дочь, которая пришла к родителям в гости со своей семьей, супруги сели смотреть телевизор.
- Показывали передачу Олейникова и Стоянова «Городок», - вспоминала Марта Георгиевна. - Вадя всегда очень хорошо к ним относился и как к людям, и как к профессионалам. И тут тоже от души смеялся. А потом вдруг встал из-за стола и говорит: «Что-то мне нехорошо, я, наверное, прилягу». Присел на кровать и даже не успел лечь - просто откинулся на подушки, вздохнул, и все - его не стало.
Пятый инфаркт стал роковым. Своего партнера он пережил на 12 лет.
Шутки на двоих
- А я люблю устраивать себе разгрузочные дни! - Что ж ты, Маврикиевна, разгружаешь? Грузовики, что ль?
- А сейчас модно носить умные глаза - Где ж их взять, Авдотья Никитична? Их же не нарисуешь!
- Слушай, Маврикьна, у тебя склероза нету? - Склероза? Нету. Есть немножко-немножко маразма. - Маразьма? Тебе идет.