«Младенцы, женщины после родов и строители в робах — все в одном месте». 

«Младенцы, женщины после родов и строители в робах — все в одном месте».
Фото: Свободные новости
31 марта стало известно о том, что главный врач ГУЗ Перинатальный центр (бывший третий роддом) Сергей Архангельский покинул свой пост по собственному желанию. Ему на смену пришел бывший главный врач 9-й городской больницы . Последний потерял свой пост осенью прошлого года, в разгар саратовского «дела главврачей».
Почти сразу появились слухи, что в перинатальном центре организуют госпиталь под зараженных новым коронавирусом. слухи комментировал неохотно. Призывая в основном не паниковать. И успокаивая общественность заверениями, что никто никого закрывать не собирается. Тем не менее, в понедельник, 6 апреля, на платформе change.org появилась петицияв защиту Перинатального центра.
С редакцией «Свободных новостей» связались сотрудники бывшего третьего роддома и рассказали о том, как выглядит ситуация изнутри. Медики просили не называть их имен, поскольку иначе, по их словам, работу в саратовских больницах им не найти, и этим якобы сейчас занят новый главный врач.
Женщины после родов и строители в робах
«Первого апреля нам пообещали, что мы проработаем до 20-го. В выходные на словах велели прием рожениц прекратить. А в понедельник пришел приказ задним числом (датирован четвертым апреля, есть в распоряжении редакции). Но без подписи и печати».
В тот же самый понедельник, шестого апреля, официальный представитель минздрава заявил, что «Перинатальный центр работает, его никто закрывать не собирается. На случай необходимости предусматривается его перепрофилирование для больных коронавирусной инфекцией, но это не дело ближайшей перспективы».
«Ага. Работает! — тут же возмутились врачи. — Строители носят панели и двери по коридорам, тут же катят каталку с ребенком. Всё в одном месте: женщины после родов и строители в робах с накинутыми поверх одноразовыми халатиками.
Женщины уже жалобы строчат в минздрав. И требуют выписки. А во дворе уже стоит бульдозер — рыть траншеи и готовить помывочную площадку для приема машин «скорой помощи».
Операция «ликвидация»?
«Никто не знает, что будет дальше. Когда Сергей Михайлович (Архангельский — прим. ред.) вернулся в тот день из министерства, он сказал, что после эпидемии на этом месте будет что угодно, но только не роддом».
Министр здравоохранения региона , по словам врачей, на встрече с коллективом еще первого апреля сказала, что «вы Титаник, который лежит на боку и тянет нас на дно».
«Якобы у нас слишком много коек, слишком мало женщин, мы нерентабельны, у нас большая кредиторская задолженность, и это всё показала проверка Кулаковского центра».
Кулаковский центр акушерства и гинекологии проводит аудит региональных перинатальных центров. Проверка в трех саратовских роддомах — 3-м, 4-м и перинатальном центре на Зерновой была в начале этого года. Заключения комиссии никто из наших собеседников пока не видел.
«На вопрос — что будет с нами после, нам никто вразумительного ответа не дал. Говорят, надо сначала пережить эпидемию».
При этом официальный минздрав заявляет — «для беременных, рожениц у нас существует достаточное количество учреждений, коек — избыточное количество на базе других современных перинатальных центров».
При этом, по официальной статистике (предоставлена сотрудниками ГУЗ «Перинатальный центр»), в 2019 году:
ГУЗ «ПЦ» принял родов 2674 Перинатальный центр Саратовской области (на Зерновой) — 2800 Роддом № 4 (при восьмой городской больнице) — 5600 Роддом №1 (при первой городской больнице) — 1001 Роддом № 2 (при десятой городской больнице) — 724 Это при том, что бывший третий роддом в сентябре был закрыт на экстренную санобработку. И его очень долго не открывали.
Мышиная возня
«Нас закрыть хотят еще с 2019-го года. Идет тихий саботаж нашей работы со стороны министерства. Как это Сергей Михайлович (Архангельский — прим. ред.) называл — «мышиная возня». У нас бывают минусы в работе, как и в работе любого учреждения. Но почему-то у одних эти минусы замалчиваются, а наши выпячиваются».
В 2019-м году в Перинатальном центре четыре младенца заразились стафилококком, получили остеомиелит новорожденных. Медики признают, что это — огромная трагедия.
«Нас тогда срочно закрыли, взяли раз посевы, взяли два посевы, залезли туда, куда только в человека можно залезть. Спасибо, вскрытие не сделали. Всех «посеяли» — и тех, кто в отпусках, и тех, кто уволился. Ничего не нашли. Но предписание об устранении нарушений выписали. Мы всё выполнили. Нас всё равно не открыли. Прислали . Оттуда пришли, посмотри, ушли. Ничего не сказали: видимо, уже тогда никто не хотел брать на себя ответственность.
Без приказа министерства мы открыться не можем. Понимаете, это не та ситуация, когда можно написать «Welcome» на дверях и все сразу к нам поедут рожать. Когда крупное лечебное учреждение закрывается на санобработку, минздрав выпускает приказ о распределении потоков госпитализации беременных. Чтобы главы поликлиник и районных больниц четко знали, кого куда с какой патологией госпитализировать. Чтобы нам открыться, нам нужен был приказ.
Приказа не было минимум неделю. Сначала главный звонил в министерство — и Мазиной, и её заму Шувалову. Потом они, похоже, просто перестали брать трубки. Дежурная бригада выходила каждый день, готовая к работе. Каждый раз и врачи, и пациентки оставались не солоно хлебавши. А роды, как вы понимаете, это не тот процесс, который можно отложить.
И когда уже главный, по слухам, позвонил зампреду , нас наконец открыли. Видимо, Наталью Васильевну это задело».
«Мы не понимаем, почему мы — балласт? У нас и на Зерновой количество родов примерно одинаковое. Вот в 4-м роддоме перегруз, конвейер и ранняя выписка, что тоже не очень хорошо. Почему надо закрывать перинатальный центр, где есть реанимация, где есть отделение второго этапа выхаживания?»
Не COVID нас пугает
«Сейчас они говорят, что мы якобы не хотим работать во время эпидемии. Но это не правда! Мы готовы работать. Но работать по профилю. Хотя и для этого с точки зрения оборудования и комфорта для врачей и пациентов больше годится Перинатальный центр на Зерновой.
На таких базах должна быть бактериологическая лаборатория и аптека. Бак-лаборатории у нас нет, а в новом ПЦ есть. Опять же ближайшие жилые дома от нас в ста метрах, а перинатальный на зерновой находится в отдалении. Санитарные условия там лучше, площади позволяют развернуть там общежитие для врачей. Чтобы врачи могли жить при больнице, не таскать заразу в семьи, в город. Как это планируют сделать у нас, я не знаю. Хотят разворачивать места для медиков на пятом этаже, а там даже душа нет».
«Решение сделать из роддома госпиталь для взрослых выглядит странным. При коронавирусе что главное? Кислород. Он у нас есть, но его не так много. «Гребенка» кислородная — такая штука, которая разводит кислород — у нас рассчитана на реанимацию и на операционную. На три баллона.
Люди, которые получают кислород дробно — через маски — сколько им требуется этого кислорода? Взрослым необходимо 8-12 литров в минуту. Представьте, сколько литров надо на стокоечный стационар? Мужик, который эти баллоны меняет, вообще не должен оттуда выходить.
В Саратове есть больницы, в которых есть все условия, и есть кислородные концентраторы, которые сами этот кислород производят — в клинике Миротворцева, например. Но третьими в списке на развертывание коронавирусных коек после второй городской больницы при этом почему-то стоим мы».
Происходящее несколько странно еще и потому, что есть приказ замминистра здравоохранения РФ, который не рекомендует перепрофилировать перинатальные центры с реанимацией для женщин и новорожденных в госпитали под новую коронавирусную инфекцию, если только не возникнет чрезвычайная ситуация (такая, как, например, в Италии).
«Не COVID-19 нас пугает, а возможное закрытие нас как перинатального центра совсем».
Куда девать детей?
Как сообщают сотрудники перинатального центра, сегодня, седьмого апреля, половина пациентов уже переведена в другие лечебные учреждения. Пока никуда не забирают только крошечных пациентов реанимации. Даже во время санитарной обработки реанимация почти никогда не остается пустой. Детки с экстремально низкой массой тела, в кювезах, утыканные трубочками и датчиками, не должны отражаться на статистике других реанимационных отделений. Не должны повышать нагрузку на других врачей. Проблема в том, что теперь все эти дети так или иначе пойдут туда.
В бывшем третьем роддоме действует отделение второго этапа выхаживания. Которое берет стабильных детей, но требующих дополнительного наблюдения — маловесных — до двух килограммов, стабилизированных после реанимации.
Врачи задаются вопросом — куда их теперь? Весь груз по выхаживанию ляжет на плечи родителей и участковых педиатров. И если раньше были «грудничковые» больницы — №2, №4 и №6, то теперь нет и их.
Забивать гвозди микроскопом
В ГУЗ «Перинатальный центр» работает 450 человек. Сейчас, когда и пеший, и леший заняты под борьбу с коронавирусом, работа будет. Но что произойдёт потом, если планы по ликвидации центра осуществятся? Куда пойдут неонатологи? Реаниматологи? Неврологи?
«Чего, как огня, боятся взрослые врачи? Лечить детей. Чего боятся педиатры? Лечить новорожденных. Чего боятся те, кто лечит новорожденных? Экстремалов. Реаниматологи наши лечат экстремалов. Это очень узкая специализация, самый штучный товар, который есть. Переучить их лечить взрослых довольно просто. Все они найдут себе работу в педиатрии. Но это, вы понимаете, все равно что микроскопом гвозди забивать».
«Со взрослыми все намного проще — капать по флакону три раза в сутки. Любое лекарство — обычная доза — как правило рассчитано на взрослого человека. А если перед вами человек весом всего 500 грамм? Это надо считать, сколько микрограмм вещества ему нужно, что за чем капать, с какой скоростью. И, поверьте, намного проще заинтубировать взрослого пациента, да даже ребенка, чем вот такого кроху».
Мы еще потрепыхаемся
На базе ПЦ размещена кафедра госпитальной, поликлинической педиатрии и неонатологии, говорится в петиции. Работает ординатура по специальности «Неонатология», обучают, готовят тот самый «штучный товар». Сотрудники кафедры участвуют в грантовых исследованиях, в том числе и зарубежных.
С 2009-го года в роддоме проводится студенческий неонатальный кружок — а как еще привлекать молодых специалистов? Со студенческой скамьи показывать и все прелести профессии.
Научные работы молодых ученых, которые также пишутся на базе перинатального центра, высоко оценивают на профильных конкурсах: в 2019 и 2020 году работы удостаивались диплома третьего и второго места на Конгрессе Педиатров России. В перинатальном центре работает лауреат Столыпинской премии 2018 года.
В 2019-м году перинатальный центр, в который, в отличие от других роддомов, не вбухивают гигантских денег, занял десятое место среди перинатальных центров России.
На базе Перинатального центра организован единственный в области центр клинической гемостазиологии и трансфузиологии.
Кажется, что в ближайшей перспективе всего этого больше не будет.
«Но мы еще потрепыхаемся. Мы еще поборемся за наш перинатальный центр. А то сделали из нас тварей бессловесных».
Видео дня. Части тела, которые предательски выдают возраст
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео