Война характеров с Кобзоном, молодой муж-«раб» и внезапная смерть: как сложилась судьба дивы Людмилы Гурченко

Многие поклонники думают, что знают о легендарных актрисах все, однако что-то самые известные советские кинодивы XX века умудрились оставить за завесой тайны, как настоящие женщины-загадки. WMJ.ru продолжает рассказывать о всех тайнах личной жизни культовых звезд — теперь и наших соотечественниц.
Война характеров с Кобзоном, молодой муж-«раб» и внезапная смерть: как сложилась судьба дивы Людмилы Гурченко
Фото: WMJ.ruWMJ.ru
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко в молодости Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Людмила Гурченко Global Look Press
Икона стиля: Людмила Гурченко
Жизнь Людмилы Марковны Гурченко была богата на приключения и яркие моменты. Ее любили мужчины, ненавидели соперницы, ее актерской игре поклонялись сильные мира сего, а режиссеры не всегда видели в ней талант. Кстати, в каждом из своих вокальных концертов Людмила Гурченко непременно исполняла знаменитую песню из кинофильма «Простая история», где есть слова «Ну как на свете без любви прожить?». А феерическая личная жизнь актрисы, словно олицетворявшей это чувство, давала на поэтический вопрос ответ однозначный: никак невозможно. До конца дней ее страстная натура была открыта для любви.
Оба родителя будущей звезды, бывший батрак и большевик Марк Гурченко и дворянка , работали в Харьковской филармонии. Девочка воспитывалась в творческой среде, рано начала петь. Когда отец, наплевав на свой непризывной возраст и инвалидность, отправился на войну добровольцем, Люся осталась в оккупированном Харькове вдвоем с мамой. Чтобы хоть как-то получать пропитание, девочка стала петь на рынке. Больше всего денег и продовольствия можно было выручить от захватчиков, поэтому маленькая Люся выучила немецкие оперетты и частично репертуар . После освобождения родного города Гурченко пошла в среднюю школу, а также в музыкальную. По окончании их у нее не осталось сомнений: нужно поступать в театральный в Москве.
Во ВГИК Гурченко поступила с первого раза. За два года до окончания вуза начала сниматься в кино. Но «первую удочку» в профессию она запустила еще раньше — в 18 лет. Присмотревшись к тому, как устроено кинопроизводство, она поняла, что у каждого режиссера есть фаворитка — ее снимают, ее продвигают, она всегда на первых ролях. И неважно, с кем начинать, главное — выдвинуться и оказаться замеченной. Именно тогда юную красавицу с острыми чертами лица и осиной талией заприметил уже известный режиссер .
Большая разница в возрасте нисколько не смущала Василия Сергеевича, он словно переживал вторую молодость. Общение юной студентки с молодым режиссером быстро преобразовалось в головокружительный роман, который в 1953 году привел влюбленных в ЗАГС. Эта информация превалирует в разных источниках. Однако есть и другая, по которой брак этот оставался гражданским. Но, когда Ордынский предложил ее на главную роль в своем фильме «Человек родился», худсовет «встал насмерть» на защиту советской морали и едва ли не единогласно отверг кандидатуру Гурченко. Впрочем, говорят, Людмила не сильно переживала, что ее «прокатили». Ведь уже вскоре она получила заманчивое предложение о съемках, речь о которых пойдет далее.
Ордынский и Гурченко были вместе чуть больше года. И кто из них первым решил расстаться, так и не выяснено. По слухам, которые в избытке бродили за кулисами артистического мира, это все же сделал скрепя сердце и страдая Василий Сергеевич. Поговаривают, что он любил Людмилу всю жизнь и молчаливо покровительствовал ее актерской карьере.
Едва произошло расставание с Василием, как Люсю охватило новое чувство. Избранником стал также вгиковец — студент сценарного факультета . Обаятельный 22-летний грузин, интеллектуал и красавец, музыкант, сын писателя Бориса Пильняка и княжны — актрисы и режиссера. По материнской линии он был продолжателем знаменитой кинематографической династии Шенгелая. Будущие влюбленные встретились... в столовой ВГИКа. Статный чернокудрый молодой мужчина бросил на нее такой взгляд, что у девушки поднос выпал из рук. Роман начался мгновенно, резво стал набирать обороты и закончился свадьбой. Подруги Гурченко по учебе завистливо кусали себе локотки и не переставали удивляться: чем же такая замухрышка из Харькова взяла писаного красавца? Тем временем эту «замухрышку» приметил сам и пригласил ее на роль Леночки Крыловой в знаменитом фильме «Карнавальная ночь».
Однако брак с Андроникашвили не принес Людмиле ожидаемого семейного счастья. Даже родившаяся дочь Мария не скрепила его, он рушился буквально на глазах Гурченко. Борис часто пропадал из дома, о его изменах доносили «лучшие подруги» Людмилы. Уподобившись Нарциссу, Борис упивался своей внешностью и любовными успехами, пока вдруг не обнаружил, что нежданная всенародная слава супруги — экранной Леночки Крыловой сильно ранит его мужское самолюбие. И поэтому он старался мелкими придирками, чуть ли не оскорблениями отыграться за свои упущенные шансы в карьере. Развод был тяжелым и дался Людмиле Гурченко нелегко. В своих мемуарах актриса признавалась:
Он талантливо умел жить рядом, находясь лишь на своем берегу. А мне с немыслимой силой воли приходилось обучаться жизни вдвоем в одиночестве
После развода Борис стал жить гражданским браком с , а Людмила два года спустя снова вышла замуж. Но о втором официальном муже — младшем (сыне знаменитого писателя, автора «Молодой гвардии») можно было сказать лишь одно: в качестве супруга он случайно «застрял» на жизненном пути Людмилы Гурченко. Дело в том, что, связав себя брачными узами, Александр ничего менять в своей жизни не захотел. Он оставался несостоявшимся артистом и завсегдатаем ресторанов, посещение которых завершалось безудержными загулами, благо отцовские деньги позволяли жить на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая. Праздник жизни для Александра продолжался с утра до ночи. И поэтому возникал вопрос: разве мог такой «занятой» человек стать опорой в семье, подставить крепкое мужское плечо в случае беды? Плюс ко всему Фадеев безудержно свою жену ревновал. Говорят, однажды в сильном подпитии, терзаемый муками ревности Александр даже выстрелил в Люсю из охотничьего ружья. К счастью, промахнулся Гурченко быстро осознала свою ошибку — и развелась. По словам артистки, два года совместной жизни с Фадеевым-младшим можно было считать досадным прочерком в ее судьбе.
Некоторые источники утверждают, что еще одним официальным мужем Людмилы Марковны был Борис Диодоров — народный художник России, профессор, главный художник издательства «Детская литература». На самом деле зарегистрированного брака не было, а был непродолжительный роман — пылкий и бурный, в ходе которого Борис Аркадьевич называл свою возлюбленную «женой», что и послужило поводом для путаницы. Вспыхнувшее чувство Бориса к Людмиле было столь сильным, что он расстался со своей законной супругой — известной художницей Натальей Кормушиной, в браке с которой прожил 16 лет. В их доме и произошло знакомство Гурченко и Диодорова. По мнению близких, Диодоров — человек «тихий, спокойный, жизнерадостный и ведомый» — поддался страстному темпераменту актрисы, которая в тот период в профессии была не востребована и оттого, по рассказам очевидцев, сильно выпивала. Также говорилось, что Гурченко на своего любовника «давила ужасно», и, если бы ему не удалось год спустя все-таки вырваться из-под ее влияния, его жизнь пошла бы под откос. При этом с Машей — дочкой Людмилы Марковны — у Бориса Аркадьевича сложились идеальные отношения. Сам он вспоминал о своих отношениях с Гурченко так:
Люсин характер проявлялся невыносимо, она раздражалась по малейшему поводу и без. А я старался во всем ее поддерживать, взвалил на себя все бытовые проблемы и фактически превратился в ее прислугу Этот брак ничем, кроме развода, закончиться не мог.
На самом деле расставание произошло по инициативе Людмилы — она влюбилась в уже тогда успешного артиста Москонцерта . Начиналось у них все романтично: мимолетная встреча в коридоре Всесоюзного театрального общества предопределила будущие отношения. Иосиф умел ухаживать за женщинами, и он нашел ключик к сердцу Людмилы. Многим поклонникам и Кобзона, и Гурченко казалось, что этот брак будет долгим и счастливым. Правда, они не подозревали о том, что порой пребывание под одной крышей двух недюжинных людей выливается в войну их характеров. Жизнь супругов была неистовой — шумной, с раздорами и громкими скандалами. Люди из их близкого окружения вспоминали, что порой дело доходило до рукоприкладства, причем обоюдного. По рассказам, Людмила Марковна однажды на эмоциях запустила в Иосифа Давыдовича утюгом, угодившим ему в голову. Но, вспоминая о тех отношениях, Кобзон однажды признался:
Мы были очень сильно увлечены друг другом, и мне нравилось обладать такой красивой, популярной актрисой. Отовсюду вез ей подарки, цветы. Мы были потрясающими любовниками.
Впрочем, Людмиле Марковне запомнилось другое: «Ничего хорошего в этом браке не было. Выходишь к машине, подаренной супругом, и видишь там «ночную бабочку» с улицы Это просто грязно. Большие возможности не заменяют вкуса, стиля. Те считаные дни за неполных три года принесли такую головоломку. Вообще я как-то не очень много видела талантливых, «штучных» людей, которые были бы в полном порядке. Что такое счастье в бытовом понимании? Утром ты идешь на любимую работу, а вечером возвращаешься к любимой семье, где тебя ждут. Но я такого почти не встречала».
На пороге своего тридцатипятилетия Гурченко в очередной раз оказалась у разбитого корыта. Крупных ролей так и не было, умер любимый отец, личная жизнь снова рухнула. Люся настолько была разочарована своей судьбой, что пыталась покончить с собой.
Если Иосиф Кобзон был младше Людмилы Гурченко на два года, то разница в возрасте Люси с ее следующим гражданским мужем, пианистом Константином Купервейсом, была более существенной и составляла 14 лет. Что не стало препятствием ни для их 18-летней совместной жизни (с 1973 по 1991 год), ни для того, чтобы тогда 14-летняя дочка актрисы стала называть Константина Тобяшевича «папой», хотя он был взрослее ее всего лишь на десять лет. Встреча будущих влюбленных произошла на концерте, проходившем в рамках Московского кинофестиваля. Дальше актриса позвала пианиста на озвучивание своего фильма, а он ее — на свой день рождения. Потом были романтические прогулки по Москве, затем совместная поездка в Севастополь. Гурченко признавалась, что ощущала себя абсолютно счастливой, чувствовала, что наконец-то дождалась — встретила мужчину своей мечты, с которым сможет начать жизнь с чистого листа.
Кто-то говорил, что Константин был едва ли не рабом привычек Людмилы Марковны, чуть ли не прислугой в семейном доме. Однако никто не мог отрицать того факта, что он находился под обаянием этой женщины, во власти ее неукротимой воли. Однажды Купервейс признался, что у него стали сдавать нервы, потому что он был вымотан и истощен бесконечными придирками супруги. Вспоминал и такой эпизод: как-то, разгневавшись на незаслуженно обидевшую его жену, он в ярости кинул телефон в стену. После чего из уст Людмилы Марковны, сохранявшей в этот момент подчеркнуто железобетонное спокойствие, прозвучала реплика: «Взбунтовался?! Восстание рабов». Гурченко считала, что она могла положиться на мужа в любом деле, потому что была полностью уверена в его любви и привязанности. И для нее словно громом среди ясного неба было признание Константина, что у него есть другая женщина, к которой он хочет уйти. Для звезды этот развод был тяжелым ударом. Она с горечью написала в книге «Люся, стоп!»:
Я обычно сама уходила из браков. Потому особенно снимаю шляпу перед Костей. Вот это артист. Артист-тонкач. Так великолепно играть!
Вскоре после расставания с Константином Купервейсом Людмила Гурченко встретилась с . Младше своей избранницы на 26 лет, он, продюсер и бизнесмен, оставался мужем актрисы до последнего ее дня. Все эти годы Сенин посвятил служению своей звездной супруге. Продюсировал картины, где она играла себя («Пестрые сумерки» и «Перезагрузка»), и заваливал новыми проектами. Например, благодаря ему воплотилась мечта всей жизни актрисы — она сыграла в фильме-мюзикле, короткометражке «Люблю». По рассказам знакомых, их брак держался на любви, взаимопонимании и уважении. Муж как характером, так и внешностью напоминал актрисе отца — баяниста-самоучку, которого она обожала, боготворила, который был ее идеалом. Сергей, воспринимая жену как маленькую девочку, звал ее «дочкой», а она называла супруга «папой».
Кстати, Людмила поначалу надеялась, что ее единственная дочь станет ее лучшей подругой. Однако уже со школьных лет девочки они стали конфликтовать. Маша росла абсолютно непохожей на мать. Ребенка буквально тошнило от разговоров о кино, от тусовок и многочисленных маминых мужчин, а сама Гурченко начала стесняться наследницы. Замуж Маша вышла без материнского благословения, лишь углубив трещину в их взаимоотношениях. Но Гурченко однажды призналась, что ощущает свою вину за невнимание к Маше. Компенсировать этот недостаток актриса пыталась общением с любимым внуком Марком, а вот к внучке Лене всегда почему-то относилась прохладно. В 1998 году, когда Марку было 16 лет, он погиб от передозировки запрещенных веществ. В этой трагедии Гурченко обвинила дочь. Отношения испортились окончательно.
30 марта 2011 года Людмила Марковна ушла из жизни в один миг, находясь у себя дома с любимым мужем. Сергей потом расскажет, что Люся успела только вскрикнуть — и упала замертво. Вызванной скорой ничего не оставалось, кроме как констатировать кончину Гурченко, а позже оказалось, что это была внезапная тромбоэмболия. Единственная наследница актрисы Мария Королева (фамилия по мужу) пережила мать всего на 6 лет — она скончалась так же внезапно из-за проблем с сердцем.
Подписывайтесь на страницы WMJ.ru в ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook, Instagram и Telegram!
Фото:Igor Gnevashev, Juliya Khanina, Genrietta Peryan, Pravda Komsomolskaya / Global Look Press
Видео:Youtube.com / НТС Севастополь