Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Когда российские дизайнеры смогут зарабатывать на интеллектуальной собственности

Одна из причин такого положения дел - слабое развитие института интеллектуальной собственности в отрасли. Если композиторы, исполнители, режиссеры и продюсеры давно поняли, что творческий продукт стоит денег, дизайнеры только начинают разбираться в том, как работают инструменты охраны, защиты и монетизации интеллектуальных прав. Представители отрасли рассказали Изданию, какие проблемы для них наиболее актуальны, а юристы объяснили, как их решить.

Когда российские дизайнеры смогут зарабатывать на интеллектуальной собственности
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Терминал московского аэропорта хорош почти всем. Единственный недостаток - мебель. Разрозненные предметы интерьера оставляют впечатление квартиры после переезда. Пытаясь решить проблему, компания обратилась в дизайнерское бюро. Проект нового пространства был готов через три дня, вся мебель обошлась бы меньше чем в полтора миллиона рублей. Казалось, аэропорт все устраивает. Однако скоро компания объявила конкурс не на закупку, а на производство мебели. Одновременно в соцсетях одной российской мебельной фабрики появились фотографии стульев, чрезвычайно похожих на те, что разработало дизайнерское бюро, а также новости о том, что скоро фабрика будет обставлять аэропорт.

Видео дня

Казалось бы, покушение на интеллектуальные права совершенно очевидно. Но дизайнеры не спешили обращаться в суд, предпочитая разбирательству кампанию общественного осуждения в социальных сетях.

Подобные ситуации происходят сплошь и рядом. "Один из наших клиентов - модный дом - столкнулся с тем, что ботильоны, которые они проектируют в России и отдают на отшив в Турцию, у конкурентов появляются на три дня раньше, чем у них. С абсолютно аналогичным дизайном и стилем, то есть полная копия. Конкуренты еще имеют наглость рекламировать их в Instagram и говорить о "своем" креативном дизайне", - рассказала основатель системы управления правами на интеллектуальную собственность IREG, доктор юридических наук Галина Добрякова. По ее словам, злоупотребления удалось пресечь только после того, как дизайнеры начали депонировать проекты перед отправкой производителям. Самое важное, что системы депонирования научились фиксировать данные в общественной блокчейн-сети IPChain. Десятки независимых узлов - от "Сколково" и Российского авторского общества до и Суда по интеллектуальным правам - записывают информацию о созданном объекте дизайна так, что исправить ни ее, ни дату и время создания потом невозможно. Такая информация может быть представлена как доказательство в судах большинства экономически развитых стран.

По мнению председателя Ассоциации специалистов предметного дизайна (АСПД) , одна из ключевых проблем индустрии состоит в недостатке знаний о правовых инструментах работы с концептами, проектами, промышленными образцами и другими нематериальными активами. В свою очередь, дефицит знаний упирается в низкий уровень общей деловой культуры - корпоративные заказчики покупают подделку, даже не задумываясь о правовых и репутационных последствиях, а частные клиенты, не моргнув глазом, просят скопировать им интерьер из журнала.

"Дизайнеры боятся отправлять проекты заказчикам, а организаторам конкурсов - концепты. Они вполне обоснованно опасаются, что дизайн скопируют и передадут кому-то, кто сделает дешевле и заберет себе не только деньги за исключительное право, но и славу за авторство. Так что диалог между производителями и дизайнерами строится очень тяжело", - сказала Крылова.

Обособленность дизайнеров от представителей других креативных индустрий очевидна, полагает эксперт. Дизайнеры редко принимают участие в мероприятиях, посвященных интеллектуальной собственности, потому что не до конца понимают, как повестка этих встреч соотносится с проблемами их профессионального сообщества. Отчасти решить эту проблему призван образовательный проект IP Design Day, задуманный АСПД совместно с Федерацией интеллектуальной собственности (ФИС).

Президент ФИС, преподаватель Digital IP отметил, что, хотя интеллектуальные права - то, как они возникают и передаются от создателя к производителю, - определяется законом, не меньшее значение имеют обычаи делового оборота. "Сфера промышленного дизайна в России несколько запоздала с формированием таких обычаев и практик, но это и к лучшему - все равно старый "бумажный" мир, мир "посредников" в сфере интеллектуальной собственности уже даже не трещит по швам, он просто рассыпается под натиском цифровых технологий. Причем я имею в виду технологии создания новых творческих продуктов и фиксации прав на них, сделок с правами и, наконец, обнаружения нарушений прав и их защиты, в том числе в суде. Так что у нас в сфере дизайна есть шанс оказаться даже не в первом вагоне поезда, а стать водителем паровоза", - сказал эксперт.

Кроме того, в декабре 2019 года Ассоциация презентовала сервис Russian Design Council, который уже функционирует в блокчейн-экосистеме IPChain. Сегодня сервис позволяет легко депонировать эскизы и проекты, тем самым подтверждая их охрану авторским правом, а при необходимости - получать более сильную защиту (например, при регистрации с помощью сервиса Online Patent в качестве промышленного образца). В перспективе сервис должен расширить функционал до полноценной фиксации передачи прав работодателю или заказчику.

Чейн-код вместо письма

Особенность института интеллектуальной собственности в том, что один и тот же объект можно охранять разными способами. Самый простой способ охраны - авторское право. Оно действует по умолчанию, бесплатно, без всяких дополнительных усилий, всю жизнь и еще 70 лет после смерти творца. При таком режиме охраны защищается только форма: текст, изображение, мелодия. Достаточно внести изменения, и автор не сможет доказать факт плагиата без судебной экспертизы. Хоть авторство и возникает без усилий, в случае конфликта его придется доказывать. Именно поэтому еще столетие назад люди заранее стелили соломку, отправляя рукописи по почте самим себе.

Далеко не все знают, что сегодня защитить изобретение можно при помощи специальных сервисов, фиксирующих время создания объекта и гарантирующих его сохранность и неизменность - уже не в описи конверта, а в чейн-кодах. По такому принципу устроены Russian Design Council и, к примеру, сервис n'RIS. Технология блокчейн произвела настоящую революцию не только в сфере депонирования, но и во всей сфере интеллектуальной собственности - вплоть до сделок с правами. По мнению генерального директора Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) , Россия продвинулась в этой практике дальше других стран. Теперь картину, рукопись или дизайн-проект не нужно нести в творческий союз, к нотариусу или на почту (рискуя нарваться на все тех же злоумышленников) - достаточно воспользоваться ресурсами блокчейн-инфраструктуры.

"Депонирование - это вопрос цены эффективности. Если вы разработали дизайн-проект, цена которого 800-900 тысяч рублей, то, наверное, тысячу рублей за депонирование можно отдать", - полагает вице-президент по правовым вопросам Творческого союза художников России . Отвечая на вопросы дизайнеров о депонировании сотни эскизов, он поясняет, что главное - разместить в депозитарии базовый рисунок, который недоброжелатели могут перехватить и сразу запустить в производство. Впрочем, сервисы вроде n'RIS позволяют размещать коллекции рисунков. Вы платите за альбом, размещаете серию эскизов, при этом каждый из них охраняется по отдельности.

Выйти за пределы договора

Если вам кажется, что кто-то чересчур "вдохновляется" вашими работами, имеет смысл обратиться за заключением специалиста. В случае промышленного дизайна лучше всего подойдет Строгановское училище. Искусствоведческая экспертиза предполагает проведение судебной процедуры или следственного действия, а экспертным заключением можно заручиться за небольшую плату. Впоследствии оно станет хорошим подспорьем в защите ваших прав.

Впрочем, по словам Маркова, чаще всего в плагиате виноваты не дизайнеры, а заказчики. "Клиент приносит какой-нибудь итальянский журнал и говорит: "Я хочу такую квартиру". Только он не учитывает, что, как правило, дизайн-проекты составляются в электронном виде и не имеют никакого отношения к реальным фотографиям. Но если это реальные фотографии и, не дай Бог, дизайнер на это поведется, у него могут быть неприятности. Он должен убедить заказчика, что можно сделать лучше, чем на фото. Понятно, что деньги не любовь - два раза не предлагают, но не всегда нужно на них вестись", - пояснил эксперт.

Депонирование важно не только дизайнерам, но и бизнесу, использующему их продукты в качестве служебных произведений или работающему с ними как с подрядчиками, подчеркнула Добрякова: "Многие компании, с которыми мы работаем, думают, что достаточно подписать договор, и на этом процесс защиты заканчивается, но это не так. Если вы не приложили к договору свидетельство о депонировании, то это пустой договор".

Компании запросто могут стать жертвами недобросовестных сотрудников или подрядчиков: достаточно удалить с рабочего сервера эскизы работ, и фирма никогда не докажет свое авторство, добавляет эксперт. Визуальные элементы оформления сетевых и франчайзиновых компаний, создаваемые дизайнерами, также нуждаются в защите. Если компания не предпримет меры заблаговременно, конкурент запросто откроет заведение с аналогичным дизайном, но другим названием.

"В моей практике был случай, когда подрядчику удалось защитить служебное произведение патентом на промышленный образец, что случается крайне редко. Поскольку в договоре заказа не были зафиксированы визуальные характеристики переданного объекта и не было даже макета, Палата по патентным спорам не приняла во внимание претензии заказчика", - сказала эксперт.

Лучший способ обезопасить себя - приложить рисунок непосредственно к договору и депонировать все результаты, полученные на рабочем месте, считает Добрякова. Практика полезна не только работодателям, но и дизайнерам, у которых остаются личные неимущественные права. К примеру, они могут использовать работы в портфолио или доказать свои заслуги, претендуя на премию.

Неуловимый патент

Дизайн можно защитить патентом в качестве промышленного образца, но для этого он должен быть новым и оригинальным. Такую экспертизу делает национальное патентное ведомство, в России - Роспатент. Недавно приняла в первом чтении законопроект о том, что экспертизу можно проводить и независимым научным организациям. Впрочем, решение о выдаче патента, основываясь на результатах экспертизы, все равно будет принимать Роспатент - таковы требования международных соглашений. Сейчас законопроект касается только изобретений и полезных моделей, но эксперты полагают, что ко второму чтению в текст документа стоит включить и промобразцы.

Главное преимущество охраны дизайна в форме промышленного образца в том, что правообладатель может пресекать не только прямое копирование всего произведения или его элементов, но и производство похожих изделий. Если продукт оставляет у потребителя схожее зрительное впечатление, у правообладателя появляется основание заявить о нарушении исключительного права.

Гендиректор Online Patent, патентный поверенный и преподаватель Digital IP Алина Акиншина отметила, что режим авторского права - прекрасная возможность подтвердить свои права на объект дизайна. Это можно сделать путем простого презюмирования авторства - к примеру, разместить объект в депозитарии. Однако в ряде случаев целесообразно подумать о заявке на промобразец: "Если речь идет о предметах мебели или одежды, упаковках, светильниках и любых других объектах, предназначенных для тиражного производства, - защиты в режиме авторского права едва ли будет достаточно. Компаниям и дизайнерам, создающим такие решения, стоит задуматься о расширении объема правовой охраны своих разработок путем получения патента на промышленный образец - как минимум для того, чтобы не оказаться на месте мебельной компании, чья продукция была использована при создании подделок".

Несмотря на очевидность злоупотребления, авторское право вряд ли спасет в ситуации, в которой оказалась компания, выпускающая оригинальные предметы интерьера, объяснила эксперт: "Хитрость в том, что нарушение авторского права - это использование произведения как такового. Российская фабрика не изготавливала стулья по чертежам московского дизайнерского бюро. Она просто производит похожие стулья или, по крайней мере, утверждает, что все выглядит именно так. Создание продукции, в какой-то мере похожей на чужие объекты авторского права, совершенно не запрещено".

При наличии патента на промышленный образец ситуация выглядела бы совершенно иначе. "Нарушение исключительного права на промышленный образец может быть установлено в случае, если совпадает общее зрительное впечатление, производимое объектом дизайна на потребителя. То есть, если не погружаться в тонкости, производство стульев, похожих на запатентованный стул, - вне зависимости от факта осведомленности производителя о существовании патента - нарушает права патентообладателя", - заключила Акиншина.