«Мисс плохое поведение»: лозунговый феминизм и никакого праздника 

«Мисс плохое поведение»: лозунговый феминизм и никакого праздника
Фото: ИД "Собеседник"
Фильмография у автора картины идет линейно — период правления Генриха Восьмого («Еще одна из рода Болейн»), Георга четвертого («Этот красавчик Браммелл»), последний год Первой мировой войны («Сидр с Роузи»), 1935-ый год («Ласточки и амазонки») и теперь вот — 1970-ый, на который пришелся расцвет второй волны феминизма, сконцентрированной на преодолении проблем, связанных с фактическим неравенством, сексуальностью, семьей, рабочим местом и репродуктивными правами (феминистки первой волны ставили задачи преодоления неравенства на законодательном уровне). Во многом в тот период повлияла на сознательность женщин и рвение к самореализации «Загадка женственности» Бетти Фридан. Одновременно — со второй половины 1960-х — все больше людей постепенно порывают со старым представлением о сексе — появляется движение новых левых, которые стали бороться за сексуальную свободу. На фоне этого множество молодых женщин агитировало за важность контроля рождаемости, профилактики сексуальных заболеваний, право абортов и сожительство.
1970-ый год примечателен также юбилейным, 20-ым конкурсом «Мисс мира», на котором впервые в топ вышли сразу две темнокожие девушки — Дженнифер Хостен из Гренады удалось победить, а Перл Дженсен из ЮАР стать 1-ой вице-мисс. Как феминизм связан с мероприятием, который сами же феминистки обвиняют в сексизме? Дело в том, что 20 ноября 1970 года демонстрантки прямо во время смотра провели акцию протеста, после чего СМИ пестрело лицами девушек, обстреливающих чернилами зрителей и кидающихся вонючими бомбами. Феминистки были вывезены из Королевского Альберт-Холла полицейскими. Но всего через три месяца в борьбе за права женщин началась эскалация — на улицах появлялось все больше протестующих, рьяно отстаивающих свои права.
Картина начинается с кадров, где феминистка по имени Салли Александер (Кира Найтли) нервно перебирает ноги и протирает липовые очки перед собеседованием в Университетский колледж Лондона. Тут же эпизод прерывается на более массовое действо — американский комик (Грег Кинниэр) во Вьетнаме произносит перед ребятами, только подписавшими петицию Никсону, дабы по понятным причинам уйти со службы, пламенную речь и представляет «Мисс мира» 1969 года, Эву Рюбер-Штайер, с уточнением про 90-60-90. Апофеоз и овации. Фокус вновь переводится на Салли. Она заходит к коллегии, состоящей из мужчин (один из них письменно ставит ей оценку 7/10 и показывает другому), помимо проверки знаний претерпевает ряд неудобных вопросов, которые призваны поставить под сомнение ее способности, и уходит, думая, что собеседование провалено. Вопреки своим ожиданиям героиня все же поступит на учебу, в процессе которой еще больше разочаруется в патриархате, примкнет к движению радикальных феминисток, и вместе они выступят на демонстрации в Альберт-Холле. Параллельно развивается вторая сюжетная линия с подготовкой нового конкурса «Мисс мира», на котором должен выступить все тот же Боб Хоуп.
Женские образы вбирают в себя несколько разных, но уравновешивающих друг друга типажей — каждый в своем роде показателен. Салли умна, разведена и пытается (не всегда удачно) балансировать между воспитанием дочери и карьерой, на коем поприще вынуждена вытыкать палки из колес. Она явно не довольна, когда дочь копирует участниц конкурса красоты, выступает за равноправие, но придерживается не самых радикальных взглядов — ей в противовес безбашенная радикалка , которую сыграла прекрасная актриса .
У Салли есть мать — персонаж интересный и значимый, присутствия которого бы хотелось больше. Если прикинуть, то Эвелин Александер () родилась в конце первой волны феминизма, прошла Великую депрессию и мировые войны, во время которых сократилось пространство для феминистических повесток. Женщины сильно выматывались эмоционально и в быту, а после Второй мировой и вовсе наметилась тенденция их возвращения к роли домохозяйки. Относительно Салли и ее матери мы видим очевидный разрыв во взглядах, но в случае с Эвелин режиссер демонстрирует дуальность ее позиции. Явно героине не нравилось отсутствие возможности самостоятельно купить контрацептивы, возможно она хотела построить карьеру, но в то же время Эвелин не очень сетует на прожитую жизнь, так как посвятила ее любимым детям. Лоуторп показывает, что у всего есть обратная сторона — как хорошая, так и плохая, и зачастую радикализм может ошибиться.
У нас есть и другое племя — участницы конкурса, которые банально, не витиевато и в лоб подтверждают пословицу — «не суди по обложке». Оказывается, что главная фаворитка судей внезапно начинает бунтовать против порядка конкурса (будто она раньше не знала о подноготной) — призовые ей нужны лишь для учебы. Самой мозговитой оказывается будущая победительница, мечтающая сделать карьеру телеведущей. Еще есть Перл Дженсен (Лорис Харрисон) из ЮАР, которая хочет вырваться из страны, погрязшей в апартеиде, но еще больше хочет увидеть близких живыми, поэтому не может распространяться о делах внутри своего государства в СМИ.
Рефлексирует фильм и на тему расизма. Достаточно того, что Эрик Морли после первых же обвинений в поддержке апартеида в поту распоряжается о включении в список второй темнокожей участницы из ЮАР. Минуя рассуждения о политике конкурса, нужно сказать, что тема расизма в картине не менее важна, чем сексизм (массовые движения и законы об отмене ущемления прав начали появляться чуть ранее «второй волны»). Чтобы подчеркнуть это, авторы сталкивают Салли с победительницей Дженнифер Хостен (Гугу Эмбата-Ро), которая парирует тем, что конкурс — ее единственная возможность выбиться в люди, так как другие дороги для нее закрыты.
Вроде бы все как надо. В фокус как на подбор взяты герои с разной философией, ценностями и три полярных «мира» — представительниц традиционных ценностей, феминисток и моделей. В каждом есть своя подноготная. Но внутренние противоречия и мировоззрение героев утекают сквозь пальцы, двойственность их положения слабо выражена, а женская сила подчеркивается не с помощью проработанных образов героинь (у каждой был большой потенциал), а за счет непроработанности мужских персонажей, как под копирку исторгающих пошлые шутки и исправно демонстрирующих примитивный взгляд на женщин. Это не значит, что таковое не имело место быть, просто в данном случае действо выглядит нарочито клишированно. Отходят от образа лишь заботливый ухажер Салли и единичные репортеры, обвиняющие конкурс в сексизме и расизме. Взять даже статную жену Боба Хоупа, после долгих лет снисходительно относящуюся к изменам мужа, и супругу Эрика Морли (Рис Иванс), чьи комментарии о необходимости оценки эрудиции пропускаются мимо ушей. Обе всегда рядом с мужьями и всегда на их фоне выигрышны, но выглядит этот процесс искусственно.
В свете всем известных событий, веренице которых начало было положено в 2017-ом году, повестка фильма очень актуальна. Да и об этом напоминает посттитровая фраза, гласящая, что «попытки свергнуть патриархат продолжаются по сей день». Это правда. Как и то, что конкурс «Мисс мира» отличался сексизмом и расизмом. Как и то, что к девочкам могли относиться, как к мясу. Как и то, что у представительниц молодого поколения может развиться искаженное представление о стандартах красоты. Как и то, что для некоторых участниц он мог быть последним спасательным кругом. Как и то, что все имеют право и причины на свои позиции.
Однако картина проседает и тут. Она работает очень тезисно и состоит во многом из вырванных из контекста лозунговых событий, вращающихся вокруг одного большого. Вот студенты образцово спорят о термине «историзм», затыкая пытающуюся вставить слово Салли. Вот радикальные феминистки во главе с Джо Робинсон разукрашивают Лондон записями типа «пусть девушка будет счастлива, научись готовить». Вот процесс подготовки к «Мисс мира», где девочки для организаторов сродни вещам — больше всего акцент сделан на сцене, где конкурсантки поворачиваются спиной для оценки жюри. Попытки уйти от односторонней точки зрения предпринимаются — для этого и есть разноплановые персонажи, — но каждый раз они молниеносно обрываются, словно менее интересная составляющая.
Британской кинематографистке работать с темой прав женщин не впервой. Еще в своей дебютной работе «Еще одна из рода Болейн» Лоуторп уделила значительное внимание тому, как мужская часть семейства Болейн торгует сестрами, старшая из которых была уже замужем, в угоду королю. В «Сидре с Роузи» и «Ласточках и амазонках» был продемонстрирован и лаконично вплетен в сюжет образ матерей, в одиночку тащащих хозяйство и взращивающих детей. С «Мисс плохое поведение» вышло хуже. Это важные проблемы и о них нужно говорить. Но Лоуторп пользуется их наличием практически односложно, как красной мулетой, и мало концентрируется на двусторонности медали, на которую сама же взяла курс.
Видео дня. Как изменились люди, которым надоело быть полными
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео