Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Омичи пишут сетевой роман «Изолента»: Глава 3. «Вика»

Краткое содержание предыдущих глав.
Омичи пишут сетевой роман «Изолента»: Глава 3. «Вика»
Фото: Новый ОмскНовый Омск
Герой романа — Степа, погибший в наше время во время эпидемии вируса, неожиданно пробуждается в будущем. Ученые нового времени восстановили его тело по останкам ДНК, чтобы он смог дожить свою жизнь до биологической старости. Перед Степой встает выбор, где продолжить путь — в новом загадочном мире или же в своем родном прошлом. Он делает выбор и оказывается в мире своего счастливого детства - 80 годов советской эпохи.
Глава 3. «Вика».
Но впечатлений меньше не получилось. Вывалившись из «Диетической столовой», что располагалась на ул. Маркса, 17 возле «Голубого огонька», опьянённый новой (или правильнее сказать старой) реальностью, Стёпа вдруг чуть не сбил с ног девушку.
- Вика? – разинув рот от удивления, прошептал он. - Вика!!! – осмелев от счастья, что видит ее снова, он, не стесняясь, закричал на всю улицу, чем очень напугал водителя желтого автобуса под номером 64, что направлялся в сторону Бударина.
Такого поворота событий не ожидал ни сам Степан, ни Вика, ни уже тем более доктор Борменталь.
- Я думал, что никогда уже больше не увижу тебя!
- Стёпа, неужели это ты? – остолбеневшая Вика не очень внятно могла говорить. То ли от страха, то ли от счастья. – Ну наконец-таки!
- Ты тоже умерла? – у Степана даже голова закружилась от радости, что Вика тоже умерла. – Но почему ты выбрала эту дверь? Ведь ты родилась намного позже?
Здесь стоит заметить, что последние годы его довирусной жизни Степану нравились девушки лет на 10, а то и все 15 помладше. Так что, пионеркой Вика точно никогда не была. Да и что такое «талоны на сахар и водку» она тоже не знала.
- Вот ты балбес, Титюлькин, - расплылась в блаженной улыбке Вика. – Ты же мне постоянно рассказывал, как круто было во времена СССР! Я была уверена, что после смерти ты захочешь вернуться именно в эту «Изоляционную линию». Хотя Борменталь очень меня отговаривал и даже немного угрожал, - сказала она почти полушепотом.
- Ну, молодые люди, я вас пока оставлю, - смущаясь, пробормотал доктор. – Почему-то этой ситуации в моем «Скрипте» нет. Человеческий фактор, ёлки-иголки
- Куда пойдем? – спросил Степан Вику, как только Борменталь скрылся за углом. – Я пока так и не понял, где мне жить. Тут все еще квартиры дает государство?
- Мне дали комнату в коммуналке. Прямо тут, на Маркса, 17, – ответила Вика. – Хочешь, пойдем ко мне?
- Ого! Это кто у нас тут в центре теперь живет! – усмехнулся Титюлькин, вспоминая, как в прошлой жизни чертыхался поначалу, когда после бурного секса приходилось везти Вику домой почти в Солнечный. Именно потому он достаточно быстро стал оставлять ее до утра у себя, так как лень в нём говорила громче, чем голос разума. Ну а вызывать такси было совсем не галантно. А каким бы ловеласом Степан в прошлой жизни ни был, был он ловеласом воспитанным.
Они поднялись по лестнице на пятый этаж. Вика открыла ключом деревянную дверь, обшитую дерматином. В длинном коридоре было темно и неуютно. Титюлькину никогда не приходилось бывать в коммунальных квартирах. Он слышал о них только в рассказах маминых знакомых и в книжках читал. А, кажется, еще клип какой-то видел что ли.
Вика, напротив, уже успела освоиться, и не разуваясь, прошла к своей комнате, увлекая за собой Степана. В комнате Вики было «вкусно». Солнце заливало все ее маленькое жилище, попадая в два больших окна. Несмотря на то, что это были двойные деревянные рамы, шума с Маркса практически не было, т.к. и машины-то теперь не грохотали по ямам и выбоинам, а парили бесшумно в воздухе.
Пахло сиренью. Или яблоней. И медом. Или какао. Степан не разобрал. Но в очередной раз испытал прилив счастья от того, что Вика тоже умерла.
- Слушай, а ты давно тут? – спросил он ее.
- Третий день, - ответила Вика, включая электрический чайник в розетку.
- А как так вышло, что ты оказалась здесь раньше меня?
- Борменталь говорил, что ты в реанимации три дня провалялся. Тебя подключили к ИВЛ и пытались спасти. А мне не понадобилось.
- Почему это?
- Не знаю, видимо, насчет моей кандидатуры у Вселенной не было сомнений, - посмеялась она.
Вика стояла в свете заходящего солнца, в летнем платье в горох, с распущенными волосами. Степан взял ее за талию и притянул к себе: «Я так соскучился», прошептал он, но Вика заглушила часть фразы своим поцелуем.
Некоторое время спустя, лежа в кровати и наблюдая закат, Степа в очередной раз удивлялся этому новому витку его жизни.
- Ты счастлива? – спросил он Вику.
- Почти, - ответила она. – Мне нужно будет привыкнуть к этому новому миру. Я рада, что нашла тебя здесь. Тут неплохо, но мне многого не хватает – капучино, суши-баров, нет ни одного шугаринг-салона, сходить в ресторан – это праздник. Почему-то в книжных магазинах нет популярных книг.
- Глупая ты у меня, - Степан обнял Вику крепче, и продолжил - Я почему всегда говорил, что в СССР лучше? Потому что рынок совсем пустой. 90-е только-только впереди, а значит, опять появляется возможность создавать новые бизнесы, империи, приватизировать заводы.
У меня уже даже созрел бизнес-план.
На коммунальной кухне послышался грохот.
Читайте также:
Глава I «Обнуление». Автор:
Глава II «Ностальгия». Автор:
Иллюстрации: Олеся Слуцкая