Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Три войны подряд прошел ветеринарный фельдшер Иван Павлов из Вологды

Ветерана советско-финской, Великой Отечественной и советско-японской войн давно нет в живых. Но память об отце хранит его дочь Роза Фоломешкина.
Три войны подряд прошел ветеринарный фельдшер Иван Павлов из Вологды
Фото: Вологда.рфВологда.рф
С войны на войну
«Это папа в Венгрии во время Будапештской операции», - Роза Ивановна выкладывает на стол единственную сохранившуюся фотокарточку военных времен. На ней ее отец – высокий, худощавый, на вид не более 25 лет. На самом деле здесь ему уже за 30, и на вологодской земле бойца ждут жена и четверо детей.
Иван Васильевич родился в 1914 году неподалеку от станции Чебсара. Там вырос, женился и в ноябре 1939 ушел на фронт. В то время у вологжанина уже были две маленькие дочки – Нина и Роза. Удивительно, но при образовании всего в 4 класса начальной школы он был первоклассным ветфельдшером.
На Зимней (советско-финляндской) войне служил в 392-м гаубичном артиллерийском полку 168 стрелковой дивизии. Она была сформирована в Череповце в августе-сентябре 1939 года, наступала в направлении Сортавала, но в начале 1940-го попала в окружение.
Сидеть в запасе Ивану Васильевичу пришлось совсем недолго. Спустя всего год после демобилизации, в августе 1941-го, когда только-только родилась третья дочь Валентина, молодого человека призвали на фронт Великой Отечественной войны. Младший лейтенант Павлов нес службу в должности старшего ветфельдшера дивизиона, затем – полкового ветлазарета. Его профессиональные навыки восхищали сослуживцев!
«Отец мало говорил о военной жизни. Пресекал расспросы. Но одну удивительную историю рассказывать любил. Сидел он в засаде с товарищами в землянке, и все никак не мог удобно устроиться: то там начнут кроты копать, то тут. Решили уйти из этой землянки, а через считанные секунды в нее попал снаряд. Животные, стало быть, спали ветеринара от гибели», - вспоминает Роза Ивановна.
Большая семья
В 1944-м солдат случайно проезжал через Вологду и, конечно, проведал семью. Так появилась на свет четвертая дочка, имя которой говорило за себя – Надежда. Только надеждой на чудо и жили все это время супруга Клавдия Васильевна, ее малышки, да и сам боец.
Но по воле судьбы в мае 45-го было еще не время возвращаться домой. С Великой Отечественной войны он прямиком отправился на Японскую. Семья увидела своего героя живым и невредимым только осенью.
«Когда папа уходил на фронт, мне было всего три года. Конечно, я забыла его. В 1945 году как раз в первый класс пошла, а у нас дома появился «чужой» дядя. Строгий, неласковый, жесткий. Спустя время я поняла, что три войны не прошли для него бесследно. А тогда мы его, честно говоря, даже боялись. Не дай Бог под ремень попасть – на всю жизнь запомнишь!» - признается дочь.
В мирной жизни Ивану Павлову тоже пришлось сражаться – за комфортную жизнь своей большой семьи. После войны жена и дети некоторое время жили у родителей, а сам Иван Васильевич – отдельно. Жилья не было, и как ветеринару ему разрешили поселиться в аптеке. Чуть позднее дали небольшую комнатку в Вологде, а еще спустя несколько лет глава семьи купил дом в деревне Рогозкино недалеко от города.
К тому времени у Павловых было уже шестеро детей: после войны родился сын Василий и еще одна дочь Галина. Старшим приходилось нянчиться с младшими.
«Лето, жара, все на речку бегут купаться, а я – девочка-подросток - с грудным ребенком на руках. Даже досада была какая-то, обида на мать – ну что же она все рожает и рожает детей! Хотя мама у нас была, надо сказать, настоящая умница. Всегда в доме чисто, еда приготовлена. Тихая, мягкая, ласковая. Только домом и детьми занималась, вот стажа у нее и не было никакого», - говорит Роза Ивановна.
Ивану Васильевичу приходилось крутиться, чтобы прокормить семью. Но опытного ветеринара очень ценили и всегда благодарили за труд;
«Когда я пошла в пятый класс, родители приняли решение отдать меня в семью своих родственников в Иваново. Их дочь на тот момент уже выросла и вышла замуж. Справляться с нами было действительно тяжело, а в тесном жилище мы еле помещались. Мне сказали, что я только погощу у родных. А в итоге я прожила у них год, они баловали меня, поселили в отдельной комнате, часто угощали фруктами. Но когда разговор зашел об удочерении, я горько заплакала Мне хотелось обратно к маме».
Конечно, родственники обиделись. А Роза Ивановна вернулась в Вологду, в тесную, но такую родную квартиру.
Без обид
С ранних лет отец приучал к самостоятельности свою женскую «армию». Его второй дочери, Розе, практически поставили ультиматум.
«Я окончила восемь классов, и отец строго сказал мне: «Больше я не собираюсь кормить тебя, зарабатывай на хлеб сама!». Подруга рассказывала мне, что поступила на токаря. А я и знать не знаю, кто это такой. Но тоже пошла и поступила в училище на ул. Чернышевского. К 7.00 – на завтрак, к 18.00 – на ужин, а оттуда домой. Жила у бабушки на Советском проспекте. Денег не тратила вообще. Кормили в училище, и одежду выдавали - всю, какую надо», - говорит Роза Ивановна.
Она вспоминает эти годы без злости на отца. Наоборот, говорит о том, как бегали на танцы и в кино, как весело жили своей студенческой семьей. И что ни говорили, а Иван Васильевич своего добился: дочь адаптировалась к взрослой жизни.
«Как отучились на токарей, наша группа, все 25 человек, отправилась на завод «Северный коммунар». Три года оттуда ни шагу - было положено отработать. А потом уж и привыкла, сама уходить не захотела. На заводе и с будущим мужем познакомилась. С подругой Лидой собрались в кино. Прихожу, а рядом молодой человек садится. Я ему: «Это не ваше место!». А он мне и рассказал, что Лида ему свой билет отдала. Алексей, видимо, давно меня приметил», - рассказывает вологжанка.
Десять лет Роза Ивановна отработала за станком, а потом решила, что нужно повышать квалификацию. Поступила на экономиста в Москву, пять лет ездила на сессии, по месяцу жила в столице. А супруг оставался с маленьким сыном в Вологде.
Сразу после окончания института вологжанку повысили до мастера. Потом работала нормировщиком, и вскоре, наконец, получила долгожданное место экономиста. В общей сложности Роза Фоломешкина отдала «Северному коммунару» 40 лет.
Любопытно, что именно к ней, когда-то отданной в приёмную семью, а затем столь жестко отправленной отцом в самостоятельную жизнь, родители уже в пожилом возрасте питали особую нежность. Именно с ней доживали последние годы жизни. А Роза Ивановна давала им всю заботу, какую могла, не тая в сердце ни единой обиды к родным людям, выжившим и давшим жизнь ей и сестрам в столь тяжелые годы.