В систему СКА перешли Матвей Мичков и Сергей Иванов, лучшие юниоры России 

В систему СКА перешли Матвей Мичков и Сергей Иванов, лучшие юниоры России
Фото: Чемпионат.com
Забирают только лучших. Хотя и не нарушают общих правил игры.
В КХЛ введён жёсткий потолок зарплат, и мы уже видим, что эта реформа начинает давать результат. Длинным рублём заманивать лучших игроков уже ни у кого не получается, а о масштабных сборищах звёзд в клубах-олигархах можно забыть.
В прошлые годы неограниченными возможностями и влиянием в нашей лиге обладали два клуба, и их названия вам прекрасно известны. тряс кошельком вплоть до введения потолка, и из-за этой упёртости и недальновидности сейчас рискует столкнуться с большими проблемами. же вышел из гонки вооружений значительно раньше, понимая, что в КХЛ назревают изменения. Уже в прошлом чемпионате у петербуржцев не было в составе игроков, получающих больше 70 млн в год, а сейчас СКА намерен избавиться даже от большинства таких контрактов.
В Северной столице больше не коллекционируют русских игроков с именем и регалиями и не заваливают деньгами всех подряд. Более того, СКА существенно сменил вектор развития и серьёзно занялся подготовкой молодых игроков. В Санкт-Петербурге за несколько лет сформировалась многоступенчатая вертикаль, позволяющая талантливым юниорам достаточно быстро проделать путь во взрослый хоккей. Академия «Хоккейный город», две команды МХЛ с чётким разделением по возрастам и собственный клуб в ВХЛ. Вся эта система направлена на то, чтобы лучшие молодые игроки жили, тренировались и росли, как хоккеисты, в комфортных условиях, не думали ни о чём, кроме хоккея, и не задерживались надолго на молодёжном уровне. Пример тройки Марченко — Морозов — Подколзин показывает, что СКА готов на постоянной основе вводить перспективных ребят в КХЛ уже в 18-19 лет, при этом не ограничивая их мизерным игровым временем лимитчиков.
Не правда ли, такой подход заставляет несколько по-другому смотреть на современный СКА? Однако народная злость в отношении петербуржцев не только не утихает, но и разгорается с новой силой. Всё потому, что, сменив вектор стратегии, армейцы ударились в другую крайность. Теперь вместо готовых звёзд, как в былые времена, они коллекционируют лучших юниоров со всей России, пользуясь тем, что в этом сегменте рынка у них нет ни конкурентов, ни ограничений в виде лимитов и потолков зарплат. СКА, имеющий лучшие в стране условия для развития молодёжи, не стесняется плотно работать не только с перспективными хоккеистами, но и с их родителями, обещая всем новую жизнь после переезда в Санкт-Петербург. После таких переговоров игрок и его семья обычно сами загораются возможностью уехать за мечтой, в Комиссию по переходам юниоров подаётся заявление о переходе хоккеиста в другую школу, а СКА остаётся только выплатить компенсацию 400 тыс. рублей — смешные деньги для петербуржцев. Таким образом, СКА, действуя особенно дерзко, привлекает в свою систему лучших молодых хоккеистов со всей страны, чтобы через несколько лет эти ребята составляли костяк команды в КХЛ.
Впрочем, прежде чем говорить о фактической «краже» СКА талантливых юниоров из других клубов, необходимо вспомнить вот что. На рынке молодых игроков, в особенности тех, кто ещё по возрасту не добрался до МХЛ, и занимается в спортшколах разных клубов, уже давно нет никакой справедливости и равной конкуренции. Команды побогаче, обладающие мощной скаутской службой, каждый год прочёсывают просторы нашей огромной страны, в каждом уголке которой могут появиться хоккейные алмазы. Вербовка молодых талантов обычно происходит на различных турнирах по возрастным группам, и часто первые переезды игроки совершают в 9-10-11 лет — уже тогда они попадают в системы клубов, у которых есть бОльшие возможности и лучшие условия для воспитания юниоров. Глубинки и нехоккейные регионы обдираются, как липки, а взамен бедные и непопулярные спортшколы получают лишь смехотворные компенсации.
СКА на этом рынке — ещё новичок, хоть и с имперскими амбициями. Устанавливали же правила игры совсем другие клубы. , ЦСКА, «Ак Барс», да та же «Магнитка» в былые годы вели себя едва ли менее нагло, чем сейчас петербуржцы, перекупая молодых хоккеистов из регионов в огромных количествах. Посмотрите на «Локомотив». Тот же , только что подписавший контракт с «Флоридой» — уроженец Новосибирска, а, например, Кирилла Слепца привезли в Ярославль из Хабаровска. родился в Саратове,  — в Губкине (город в Белгородской области), появился на свет в посёлке Подгорный Красноярского края. И это лишь некоторые примеры игроков, кто дорос до основы «Локомотива», а скольких ребят, привезённых в систему клуба со всей страны ярославскими скаутами, переработала и выплюнула система — и не перечесть. Кстати, Матвей Мичков, из-за которого сейчас весь сыр-бор, родился в Перми, а в системе «Локомотива» оказался в 11 лет. Ярославцы перекупили форварда у «Молота» — точно так же, как сейчас Матвея перекупили у «Локомотива» петербуржцы.
Примеры «воспитанников», найденных скаутами клубов в самых разных регионах, легко ищутся не только в «Локомотиве». Скажем, по месту рождения игроков нынешнего МХК «Красная армия» можно изучать географию России, а самые яркие молодые звёзды «Ак Барса» минувшего сезона — и  — родом из Нижнего Новгорода и Ангарска соответственно. Возьмём «Магнитку», и увидим, что  приехал в Магнитогорск из Нижнего Тагила,  — из Оренбурга,  — из соседнего Челябинска. А 16-летний вратарь , о переходе которого в систему СКА так ярко высказался директор Сергей Ласьков, тоже ведь не воспитанник «Магнитки». Будущий голкипер родился на юге Пермского края, а хоккеем начал заниматься в Тюмени. Откуда два года назад и был выкуплен магнитогорцами.
Переходы юниоров из одной спортивной школы в другую — давнее и нормальное явление. По сути, в нём нет ничего страшного и предосудительного: хоккейные таланты появляются по всей России, но лишь в весьма ограниченном количестве городов им способны дать условия и возможности для дальнейшего развития. «Локомотив», ЦСКА, «Ак Барс» — лишь верхушка айсберга, а сколько ещё в нашей стране происходит локальных трансферов и переездов молодых ребят, о которых вы даже не слышали. СКА на этом рынке появился не так давно, хотя петербуржцы и зашли сразу с козырей. Но глобально нового в методах работы армейской системы ничего нет, а вот отношение к ним со стороны общественности — совсем иное. Скажем, массовая закупка молодёжью «Локомотивом» в прошлые годы никого не тревожила, и в основном воспринималась, как грамотная работа скаутской службы ярославцев. Зато аналогичные по своей сути действия СКА почти единогласно признаются «грабежом» игроков и подвергаются критике. Впрочем, такая диаметрально противоположная тональность оценок вполне понятна — СКА уже давно заработал себе негативную репутацию и до сих пор возбуждает в народе отрицательные эмоции. Одним лишь фактом своего существования.
Однако феномен СКА на рынке юниоров всё-таки имеет отличительные особенности, которые больше всего и раздражают людей. Петербуржцы переманивают в свои ряды не котов в мешке, не 10-летних ребят, которые могут растерять талант в переходном возрасте, а уже заявивших о себе молодых хоккеистов. СКА в основном интересуют те, кто уже успел показать себя на каком-либо уровне, добился каких-то успехов в сборных своих возрастов.
Петербуржцы сводят риски к минимуму, перекупая Галенюка, Марченко, Морозова из Ханты-Мансийска — 18-летних уже парней, лидеров не только «Мамонтов Югры», но и юниорской . Подколзин переезжает в Санкт-Петербург уже в статусе одного из фаворитов драфта НХЛ и после доминирования на одном из Кубков Глинки/Гретцки. Мичков производит фурор на юношеской Олимпиаде, по степени одарённости его называют новым Овечкиным, и тогда он попадает в систему СКА. Иванову, ещё одному герою турнира в Лозанне, небезосновательно прочат славу голкипера мирового уровня, и он едет в Северную Столицу. Точно так же, как ранее его не менее талантливый коллега из Омска .
СКА перекупает уже признанных талантов, готовых юниоров, и это возмущает общественность. Петербуржцы не шерстят глубинки в поисках интересных ребят, не копаются в пучине талантливых ноунеймов, из которых не факт, что вырастет хороший игрок, а просто срезают верхушки. Причём из других топ-клубов с неплохими школами и условиями развития молодёжи. Согласитесь, «Локомотив», забирая из Перми 11-летнего Мичкова, рисковал куда больше, чем СКА, покупающий Матвея уже в статусе топового проспекта драфта НХЛ.
В этом особенность СКА на рынке юниоров — армейцы снова оказываются выше всех остальных и забирают лучших. Так что гневные комментарии под новостями и статьями о переезде в Петербург очередного таланта — вполне понятны и имеют право на жизнь. А попытки оправдать СКА вызывают массу контраргументов и ещё большую злобу.
При этом давайте не забывать, что армейцы всё-таки играют по общим правилам. Тем, которые установила ФХР. Согласно им, переход игрока из одной спортшколы в другую должен быть инициирован родителями молодого хоккеиста. С которыми, разумеется, плотно работают представители СКА — это ведь не запрещено. Естественно, родители юных талантов хотят переехать жить в Санкт-Петербург, где и им, и их ребёнку будут предоставлены максимально комфортные условия для проживания и работы. Скажите, разве вы бы поступали на их месте как-то по-другому?
СКА действительно есть, чем козырнуть, и мы много писали об этом. Проблема же заключается в том, что инфраструктуры, как в лучших домах НХЛ, нет в других российских хоккейных центрах. Как мы видим, даже ярославская академия меркнет по сравнению с петербуржским «Хоккейным городом», что уж говорить про остальные регионы.
И проблему эту решать должны именно в ФХР. Ведь именно эта организация отвечает за развитие детско-юношеского хоккея по всей стране. В федерации должны хотя бы постараться сделать так, чтобы многофункциональные и комфортабельные хоккейные академии появлялись на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, в центральной России. Чтобы у Санкт-Петербурга появлялись реальные конкуренты, а молодёжь (и её родители) могла выбирать.
Да, мы видим, что альтернативные хоккейные центры есть не только в Ярославле, но и Казани, а теперь и в Омске. Вот только строят их главные спонсоры клубов КХЛ из этих городов, а ФХР лишь включает их в свои программы развития. Но со стороны федерации не видно изысканий бюджетных средств на эти цели, поиска сторонних инвесторов, способных выстроить новый «Хоккейный город» не только в том месте, где и так сосредоточены огромные деньги и ресурсы.
Кроме того, стало очевидно, что ФХР нужно пересмотреть порядок выплаты и размер компенсаций школам при переходе юных игроков. 400 тыс. за будущего Овечкина — маловато, не находите? Да, возможно, из Мичкова и не вырастет суперзвезда, но должен же покупатель хоть чем-то рисковать? Самый же адекватный выход из ситуации — цену на игрока должен устанавливать клуб, в системе которого он числится. Было бы справедливо, чтобы именно «Локомотив» оценил потерю Мичкова. Думаю, тогда в этой истории фигурировали бы совсем другие деньги.
Ну и, конечно, нельзя забывать про те клубы и школы, где хоккеисты впервые встают на коньки и достигают первых высот. Компенсации за переходы совсем юных ребят, порой, смехотворные, но это странно, учитывая, что на них есть спрос уже в 9-10 лет. Значит, большие клубы что-то видят в игроках уже на этом этапе и готовы платить. Деньги за талантливого ребёнка будут идти на развитие инфраструктуры скромных спортшкол, оплату труда детских тренеров и прочее. И через несколько лет такая школа сможет вырастить не один, а уже два-три алмаза, огранкой которых захотят заняться в больших хоккейных регионах.
Так и должна работать система, но ФХР, очевидно, устраивает текущее положение вещей, при котором все лучшие кадры стекаются в Санкт-Петербург под прикрытием благородной цели — сохранение талантов в России. Но могло ли быть по-другому, если в федерации и петербуржском клубе рулят одни те же люди?
Но даже при таком раскладе этим людям всё же стоит задуматься. Не проще ли будет сохранять таланты в России, если они с юных лет будут расти в условиях равной конкуренции, а для исполнения мечты им необязательно будет ехать в город на Неве?
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео