Ещё

Фронтовые письма: Радость окончания войны омрачается его смертью 

Фронтовые письма: Радость окончания войны омрачается его смертью
Фото: Уника Новости
7 мая 1945 года
В 2 часа 41 минуту во французском городе Реймс в штаб-квартире Главного командования союзных сил состоялось подписание Акта о капитуляции Германии. Верховное командование вермахта обязалось прекратить активные боевые действия в полночь 8 мая. Это был промежуточный документ, предшествовавший Акту о безоговорочной капитуляции, подписанному днем позже в Карлсхорсте.
В ночь с 6 на 7 мая 1945 года наши войска вошли в Бреслау (нынешний польский город Вроцлав), который немецкое командование хвастливо называло «железными воротами к Берлину». Войска 1-го Украинского фронта продвигались к Праге. 3-я гвардейская танковая армия генерала Рыбалко и 5-я гвардейская армия генерала Жадова вели бои за Дрезден. Войска 1-го Белорусского фронта вышли к Эльбе севернее и юго-восточнее Магдебурга, заняв города Гентин и Цербст.
Вышедшая в тот день в «Правде» статья писателя «Русские в Берлине» заканчивалась словами:
«А какой-нибудь простой гвардии сержант в простреленной красноармейской фуражке присядет тут же на поваленном постаменте бывшего пронумерованного Фридриха и подробно отпишет своему мальчугану на родину про такой же бывший город Берлин, в полной мере заслуживший и наш огонь, и наше презрение».
«ТЯЖЕЛО ТЕРЯТЬ РОДНЫХ ДЕТЕЙ»
Очень хотел бы рассказать об этом своим детям и 50-летний гвардии майор, политработник 1-й отдельной гвардейской штурмовой инженерно-саперной бригады Даниил Иванович Погуляев. От прошёл от Москвы до Берлина. Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней (дважды), орденом Красной Звезды. Но его старший сын, гвардии сержант Всеволод Погуляев, погиб в 1944 году в Латвии. Именно о нем думал отец, отправляя письмо с берегов Эльбы жене Татьяне:
«7 мая 1945 г.
На нашем фронте, можно сказать, война закончилась. Замолкли выстрелы, разрывы, шум и грохот… Даже странной кажется наступившая тишина. Вот и все, прошло страшное. Теперь бы добраться до родной семьи, увидеть всех вас, жить рядом с вами, помогать вам во всем. Я сейчас далеко от вас — около реки Эльба.
По-прежнему веду политработу. Слыхал, что за форсирование реки Одер я представлен к ордену Красного Знамени. Так что не исключена возможность, что грудь мою будет украшать этот высокий орден. Нет только Всеволода, и похвастаться не перед кем. Не могу я забыть его ни на минуту. Так тяжело терять родных детей. Радость окончания войны омрачается его смертью.
Целую крепко всех. Ждите папу. Не забывайте».
После войны Даниил Погуляев вернулся в родной Смолпенский педагогический институт, стал известным ученым, был награжден высокими правительственными наградами.
«КАК-НИБУДЬ УСТРОИМСЯ НА ПОСТЕЛЬКЕ БУТЕРБРОДИКОМ»
В последние дни войны солдаты переживали не только чувство гордости за взятие столицы нацистской Германии, но и задумывались о возвращении домой. Что их там ждет? Дождались ли родные, все ли живы и здоровы, как встретятся муж и жена после долгой разлуки? Часто свое беспокойство авторы писем прикрывали шутками, как это сделал Леонид Алексеевич Карасев.
Леонид Карасев родился в 1913 году в городе Унеча нынешней Брянской области. Перед войной работал заместителем начальника политотдела по комсомольской работе Унечского отделения Белорусской железной дороги. 18 июня 1941 года женился, да вот медовый месяц пришлось отложить на шесть лет.
Война разбросала молодоженов в разные стороны. Леонида отправили работать в Ярославскую область, Аня эвакуировалась в Орел, но вскоре вернулась в Унечу. Пережила оккупацию. Она не знала, что с августа 1943 года муж находился на фронте. Первое письмо от него пришло только в 1944 году. Все эти годы Аня верила, что Леонид жив и вернется к ней, наверное, потому, что «умела ждать, как никто другой».
Лейтенант Карасев служил командиром взвода 43-го дивизиона малокалиберной зенитной артиллерии 60-й армии. Получив возможность писать любимой жене, Леонид использовал ее почти ежедневно, в каждую свободную минуту.
«07.05.1945
Здравствуй, дорогая Нюра!
Ну, дорогая капризница, не все тебе меня ругать. Начну и я тебя немножко спрашивать. Как «за что»? Я получил письмо от Кулешова, где он на тебя немножко сердится. Виною всему этому вина моя, т. е. мое то письмо, но он говорит, что после того письма ты стала на работе не особенно внимательна, сидишь грустная. Ну, дорогая, прошу тебя перестать грустить и сердиться — ведь это все глупость, которую я тебе рассказал, почему и получилось. Я написал Кулешову письмо и обещал, что тебе заношу личный выговор и запишу его в личное дело — ну это шутка, дорогая, просто так.
Ро! Может быть, тебе не совсем ясно, почему я написал тогда такую глупость. То [гда] напиши — что именно, я уточню. А вообще, давай об этом больше не писать, все это ерунда, и ты близко к сердцу не принимай. А вот когда я приеду — тогда, ну, что хочешь, то со мной и сделай! Хочешь «катлету», хочешь «бутерброд» — ну, так и быть, мы уже с тобой как-нибудь устроимся на постельке бутербродиком. Верно?
А остальное все забудь и не сердись, сколько же можно тебя просить! Вот какая ты стала «недоступная» крепость. Верно?
Ну, дорогая жена, всего хорошего. Крепко-крепко целую, твой «вредина» Леонид. Привет всем родным. ]
Ро! Мне после можешь не писать, так как перед тобою в долгу имею письмо. Не подумай, что я не хочу от тебя получать писем, с большим желанием, но пока претендовать не могу.
Почему там хандрит мама, какие-то пишет «черные тучи» и другие страшные вещи, так что ночью и страшно письмо читать. С приветом, Леонид».
Леонид и Анна счастливо прожили вместе более 50 лет, отметили золотую свадьбу. После войны Леонид Карасев работал инженером вагонного депо в родном городе, где и умер в 1996 году. Его фронтовые письма и фотографии хранятся в Унечском краеведческом музее.
Публикацию подготовили сотрудники Центра «Холокост» Илья Альтман и Светлана Тиханкина
УНИКА НОВОСТИ https://uniika.ru/news/obshhestvo
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео