Сергей Степин: «Какими бы сложными ни были времена, самое главное — люди, которые нас окружают!» 

Сергей Степин: «Какими бы сложными ни были времена, самое главное — люди, которые нас окружают!»
Фото: Хорошие новости
18 мая на ТНТ состоится премьера драматического сериала «Мир! Дружба! Жвачка!» — история о взрослении в 90-е. В центре сюжета 14-летний Санька Рябинин, который живет обычной подростковой жизнью — ищет приключений, пытается защититься от районных хулиганов, не хочет ходить в музыкалку, не знает, как общаться с девчонками и с кого из взрослых брать пример. С одной стороны — честная, но бедная семья с мамой-продавщицей и папой-доцентом, с другой — опасный мир афганского ветерана дяди Алика, которого сыграл . А тут еще и девочка Женя, знакомство с которой запускает череду необратимых событий, которые навсегда изменят жизнь Саньки, его семьи и друзей Вовки и Илюши. Сбегая от хулиганов, Санька угоняет машину местного криминального авторитета, и в один миг все меняется. А дальше — разборки со взрослыми кавказцами, ровесниками, между родителями на кухне, со своими пацанами и так далее. Популярный актер сыграл в сериале одну из ключевых ролей — дедушку Саньки. Мы поговорили с ним о сериале, о его герое, и, конечно, о его 90-х. Ваш герой — один из ключевых и самых драматичных в сериале. Расскажите о нем. — Прежде всего, нужно сказать о времени. Это самое начало 90-х. И мой герой — ветеран, прошедший войну, воевавший и командовавший. Это человек с характером. Еще недавно, когда не был похоронен СССР, он был уважаемым человеком, был почетным ветераном. Но в начале 90-х, когда СССР развалился, он стал обыкновенным стариком, который никому не нужен и который попал в Дом престарелых. Но так как он человек, которого не сломать, который не привык идти на компромиссы, подделываться под обстоятельства, он не может там ужиться в виду своего характера. Он замечает, что директор этого заведения крадет гуманитарную помощь. Мой герой устраивает бунт, который, конечно, же подавляется. А его, как зачинщика отправляют обратно в дом его дочери. У дочери тоже много проблем и с детьми, и с мужем. И вот именно здесь все начинает закручиваться. Мой герой пытается воспитывать не только дочь и ее мужа, но и своих внуков, видя какие они разгильдяи, какие они бесхребетные. Дальше не расскажу, но когда я читал сценарий, был удивлен, как пронзительно повернули сценаристы сюжет моего героя. Очень интересно и правдоподобно. В то время, когда развалилось государство, когда в управление и в жизнь пришли новые принципы и герои, этому человеку не только невозможно было перестроиться, ему трудно все это наблюдать. Когда его жизненные убеждения, которыми он жил, сходят на нет, и в жизнь пришли новые герои, новые задачи, которые мой персонаж не приемлет. Вы что-то добавили в этот образ от себя, наделили его какими-то своими качествами, может быть, добавили какую-то фишку? Или сделали его таким, каким он был прописан? — На самом деле, там и придумывать ничего не нужно было. Перед моим взором всегда был мой дядя фронтовик , который, к сожалению, умер несколько лет назад. Я с ним в последнее время был близок, мы много общались. Это был потрясающий человек с удивительным чувством юмора, очень любящий жизнь. Но лет 20-30 лет назад, когда он был помоложе, и когда я был совсем молодой, он все время задавал мне какие-то вопросы, провоцировал на какие-то действия, чтобы узнать, о чем я думаю, какой у меня характер и к чему у меня лежит душа, чем я собираюсь заниматься дальше. Он узнавал, щупал мою душу. Этот момент я взял от него для своего героя. И еще одно важное наблюдение, которое я тоже взял в этот фильм. Когда я приходил в гости к дяде, у него на стенах было развешено много фронтовых фотографий, где стоят солдаты или он с автоматом. Он очень красиво их оформил, развесил на нескольких стенах. И я понял, что ему интересно смотреть на них и вспоминать, как они жили. Но потом я понял, что памятью о войне и о своих погибших товарищах он оценивал поступки других. Для меня это было зерно роли. Когда человек всегда стоит перед образами своих товарищей, которых уже нет, нельзя делать что-то бессовестное, нечестное и некрасивое. Это то, что отличает всех ветеранов. Расскажите о своих 90-х. Какими они были для вас? Помогали авторам и сценаристам с какими-то деталями? — Конечно, помогали сценаристам в чем-то. Но я хотел бы отметить потрясающую работу художников, когда попадаешь в интерьер квартиры, который они создали, происходит абсолютный сдвиг мозгов в том плане, что ты реально попадаешь в квартиру 90-х годов. Я был восхищен тем, что все воссоздано до мелочей: от мебели и кухни, до картин и даже коробка спичек с картинкой из 90-х — из тонкой-тонкой фанеры. Что-то предлагалось, что-то принималось, а что-то нет. Этот процесс был достаточно живой. Первая ассоциация с 90-ми, которая приходит мне на ум, это работа в Саратовском театре юного зрителя, это работа практически целыми днями. Мне кто-то говорил, что в месяц у меня было 45-47 спектаклей. Это было прекрасное время, когда ты становишься настоящим профессиональным артистом, когда должен выходить и работать на все 100. Но что касается обычной жизни, а не творческой, то тут приходилось буквально выживать. Подработать возможности не было, потому что руководство театра нам ясно сказало, что это неприемлемо, нужно держать марку, а не так, что днем мы играем на сцене, а вечером — в ресторане. Вот такие принципиальные времена были, но мы выживали. Не могу не сказать о труппе театра. Мы были одной семьей, поддерживали друг друга. приносил в театр пакеты яблок, угощал ими всех. Мы ездили на рыбалку, чтобы на зиму затариться щукой. У меня там появились вторые родители: Наталья Ивановна и Владимир Алексеевич Журавлевы, у которых я жил на улице Первомайской. Сейчас она переименована в улицу Киселева. Какие бы ни были сложные времена, самое главное во все времена — это замечательные люди. О чем сериал «Мир! Дружба! Жвачка!» для вас? Чем он будет интересен современному поколению? — Это сериал о времени, но не только о нем. О молодых людях, о том, как переносятся и усваиваются первые уроки перестройки. Ведь тогда за короткое время можно было взлететь финансово и стать человеком в малиновом пиджаке, что символизировало успех и достаток, но так же быстро можно было очень глубоко упасть. И не иметь вообще ничего и остаться еще должным. Но ни эти взлеты, ни эти падения по сути ничего не значили. Потому что те люди, которые надели малиновые пиджаки, очень быстро исчезали. А люди, которые падали и у которых ничего не оставалось, наоборот, вставали и шли дальше. Все зависит от того, какой ты человек, во что ты веришь, и что ты готов сделать для людей. Наступающее время очень похоже на 90-е по ощущениям. Нам кажется, что на нас надвигается что-то новое, неизведанное, страшное, непонятное. Я думаю, что если посмотреть это сериал, мы не только вспомним наши юношеские годы и приключения, но может быть, смотря на все это, чему-то научимся и не будем бояться современного времени и перемен. Этого я желаю всем. «Мир! Дружба! Жвачка!», с 18 мая в 22:00 на ТНТ
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео