Онлайн-лекции, велосипед и вера в светлое будущее: какие они, наши социальные герои 

Онлайн-лекции, велосипед и вера в светлое будущее: какие они, наши социальные герои
Фото: Вечерняя Москва
Ольга Кирсанова работает в филиале «Бутырский» территориального центра социального обслуживания «Алексеевский» с 1995 года. Она — социальный работник. В период действия режима повышенной готовности Ольга, как и тысячи других московских сотрудников соцзащиты, помогает жителям в самоизоляции, оказывая различные социальные услуги. В один из дней на горячую линию ТЦСО «Алексеевский» пришла заявка: жительница просила выгулять ее собачку, стаффордширского терьера. Было непросто, но Ольга смогла подружиться с представителем этой серьезной породы, и теперь пес каждые утро и вечер встречает ее, предвкушая прекрасную прогулку. «Вечерняя Москва» пообщалась с Ольгой Кирсановой и узнала секрет ее оптимизма.
— Ольга, как вы выбрали такую профессию — социальный работник?
— В 90-е годы было сложное время, а мне всегда хотелось помогать людям и быть полезной. Тогда я работала преподавателем в вузе, а моя знакомая — уже была сотрудником соцзащиты. Она рекомендовала меня в свой коллектив. Так волей случая я попала в учреждение соцзащиты в районе Марьина Роща.
— Получается, что в этом году у вас будет профессиональный юбилей — 25 лет как вы в профессии! Это достойно уважения. Никогда не хотелось попробовать себя в чем-то еще? Сменить направление деятельности?
— Нет. Меня всегда все устраивало. Как-то судьба благоволила, и на пути попадались только близкие по духу люди. Получилось так, что у нас с мужем родители ушли рано. А подопечные ко мне очень по-отечески относятся: кто-то пытается накормить, кто-то — вязаную кофту надеть, чтобы не заболела… У меня со всеми очень теплые отношения. Так что нет, менять профессию мыслей не было никогда.
— А семья как относится к вашей профессии?
— Вы знаете, муж тоже около 14 лет со мной работал в соцзащите. Все члены моей семьи воспитаны в уважении к пожилым людям. Муж с младшим сыном помогают настраивать компьютеры и разбираться с мобильными приложениями, если это нужно. Старший сын тоже, когда время есть, может помочь отнести продукты по адресу заказчика. Получается, что у нас вся семья так или иначе включена в социальную защиту и ни у кого моя профессия не вызывает вопросов (у Ольги два взрослых сына: одному 33 года, второму 20 лет — прим. «ВМ»).
— Нам стало известно, что вы на работу добираетесь на велосипеде. Почему?
— Да, я спортивный человек, для меня это очень удобно. Я живу недалеко от работы, расстояние от дома до ТЦСО преодолеваю по тротуарам, а не по проезжей части, поэтому рисков практически нет. А еще мне дети подарили беспроводные наушники, и пока еду до работы или обратно домой, слушаю разные лекции. А еще я увлекаюсь поэзией и могу слушать стихи — такая терапия очень помогает гармонизировать внутренний фон, особенно в тяжелые дни (они у всех бывают).
Езжу я обычно с таким комплектом: на спине — рюкзак, на велосипеде — багажник. В магазине я закупаю необходимые продукты, а затем развожу по адресам на велосипеде.
— Какие нестандартные ситуации происходили с вами за время работы? Поделитесь с нами парой забавных историй, пожалуйста.
— Был как-то случай. Моего подопечного забрали в больницу, а у его жены проблемы со зрением. Я к ней прихожу, она в расстроенных чувствах. Спрашиваю: «Что случилось?» И узнаю, что их кошечка убежала, три дня уже найти не могут. Я сама — собачница, поэтому кошечек не особо определяю по породам и внешнему виду. Помню, что у них она серенькая в полоску. Пошла искать. Смотрю, а у подъезда как раз такой котик сидит. Позвала — подошел, мурлычет. Я и принесла его. Через несколько минут оказалось, что кошечка дома была все это время, пряталась. В общем, изумлению хозяйки не было предела, когда все выяснилось.
Или вот еще одна ситуация, менее приятная. Мой подопечный вызвал технического специалиста от известной фирмы, которая предоставляет услуги телефонии, чтобы ему почистили планшет: тот стал что-то плохо работать из-за вирусов. Так этот «мастер» нашел у него там якобы 34 вируса и за очистку от каждого из них взял по 500 рублей. Николаю Николаевичу пришел общий счет на 17 тысяч рублей! Представляете? В итоге я взяла инициативу в свои руки, ходила в офис этой компании, писала заявления на имя руководителя, чтобы пересмотрели эту ситуацию и убрали безосновательный счет. В итоге удалось снизить стоимость оказанных услуг до одной тысячи рублей.
А так, подопечные всегда по-отечески пытаются меня приодеть, чтобы не замерзла. И обижаются ведь, если отказываюсь. Так и приходится порой выходить от них «утепленной». Я же понимаю, что они это делают из добрых побуждений.
— Как изменилась работа центров социального обслуживания за 25 лет? И изменилась ли?
— Вы знаете, очень! Раньше мы тратили много времени на переговоры, на написание отчетов о работе и так далее. Не было ощущения командной работы, мы с социальными работниками даже не знали друг друга. А сейчас все очень современно. Мы связаны соцсетями, мессенджерами, пользуемся различными гаджетами. У нас есть общие чаты соцработников, где общаемся, помогаем, советуем! Плюс все эти мобильные приложения: у меня телефоны и скорой, и  всегда под рукой, если нужно. Очень помогают мобильные банки. Бывает, прихожу я к жителю, он просит положить ему деньги на мобильный телефон — три кнопки нажал — все готово, никуда не нужно бежать, искать терминалы и так далее. Наличие всех необходимых лекарств также можно проверить онлайн и не надо объезжать все аптеки района в поиске нужного препарата. Все перешло на совершенно другой уровень, очень улучшились условия работы.
— А изменился ли труд социальных работников из-за коронавируса? Вот как было в мае прошлого года?
— Вы знаете, да. Люди хотят намного больше общаться из-за самоизоляции. Да, многие из них на связи с родственниками, друзьями, но им не хватает живого общения. Часто приглашают в гости, чайку попить. Приходится объяснять, что опасно, вежливо отказываться, чтобы не обидеть. А еще нас, социальных работников, воспринимают сейчас как источник информации. Мы рассказываем, какая погода, какие новости и так далее.
— Сколько у вас подопечных сейчас?
— 25 человек.
— Недавно прошел конкурс историй социальных работников «Искренняя забота». Вы в нем также принимали участие. Расскажите немного про свои впечатления.
— У меня склонность к эпистолярному жанру, мне не сложно сесть и написать, как прошел мой день. В «Искренней заботе», кстати говоря, приняли участие 537 историй со всех округов Москвы! Каждый день у всех нас что-то происходит интересное и, знаете, отлично, что такой конкурс появился. Ведь порой если не запишешь что-то — то и забудешь со временем. А этот конкурс помогает сохранять воспоминания. Перечитываешь их, вспоминаешь и улыбаешься.
— Есть у Вас какие-то традиции, которые помогает настроиться на продуктивный рабочий день?
— Я встаю рано, завариваю себе чай, читаю высокодуховные книги, например, Евангелие. Сейчас читаю притчи Соломона (Книга притчей Соломоновых — прим. «ВМ»). Потом читаю поэтические сборники — я очень люблю поэзию — так вдохновляюсь на целый день.
— Как думаете, изменился ли сегодня образ социального работника?
— Не только образ. Все мы сейчас делаем больше, чем написано в инструкциях. Например, одной слепой жительнице я недавно помыла окна в квартире. Иногда вставляю резинки в какие-то вещи. Мне кажется, что образ формального госслужащего в сознании людей изменился. Думаю, что все понимают, что мы — одна команда, одна страна. Сейчас с такими испытаниями, которые выпали на нашу долю, люди перешли на новый уровень сознания. Все объединены желанием победить пандемию. Люди сплотились и стали добрее друг к другу. Это здорово.
Читайте также: Школьник разработал программу для сортировки отходов и представит страну на престижном конкурсе
Видео дня. Звезды, которых ловили на нудистских пляжах
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео