Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

У Эдуарда Лимонова перед смертью страшно болел рот

Однако судьба подарила самому скандальному русскому писателю XX века 77 лет. Умирал долго и мучительно, но исполнение одной своей мечты, которую многие считали несбыточной, успел увидеть собственными глазами.

У Эдуарда Лимонова перед смертью страшно болел рот
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета

«Подонок и бездарь. Спи неспокойно, русский фашист!», «Покойный говорил: «Хорошо пытают вашего Сенцова, хорошо, но мало». И теперь все это пытаются стыдливо замылить», «Ужасно сварливый талантливый негодяй», «Умер фактический создатель неофашистской концепции «Русского мира», - боже, как бы Лимонов кайфовал, читая некрологи на свою смерть на страничках соцсетей либералов! Он без труда ставил на место любого из них, даже самых зубастых типа . Во время интервью писатель сказал ей «Целуй ботинок!», а после называл исключительно «дурой набитой».

Видео дня

Власть он тоже не любил. Она посадила его за то, что потом сама же поощряла: «добровольцем Донбасса» он стал за 15 лет до «русской весны». Но когда Лимонова критиковали за «работу на Кремль», отвечал:

- Мне достаточно того, что я был первым. Мы захватывали башню моряков в Севастополе еще в 1999 году, вывесив транспаранты - «Севастополь - русский город» и разбрасывали листовки «Кучма, подавишься Севастополем». Я себя чувствую как предтеча, пророк доживший или воскресший.

В том, что Крым обязательно будет русским, он не сомневался еще в 1992-м. И дожил до счастливого момента, заявив:

- Хорошо, но мало, подавайте сюда Донбасс, подавайте земли Казахстана, где проживают четыре миллиона русских!

«Да, смерть!»

Такая кричалка была у его партии, запрещенной в России.

- На меня самого были неоднократные покушения, - утверждал писатель. - Первое - в 1996 году, 18 сентября; на меня напали, когда я шел один из нашего офиса. Ударили сзади и стали бить ногами. Наверное, могли бы и убить, но тогда я отделался только травмами глазных яблок.

Только в 2017-м покушений было два - Лимонову повредили электронику в автомобиле и подрезали покрышку. Второй раз пытались спровоцировать аварию с самосвалом.

- Не думаю, что в этом замешаны спецслужбы, - размышлял неистовый Эдик. - У меня множество врагов, например на Украине. Думаю, что если бы я оказался в этой стране, то сразу же был бы убит. Персоной нон грата меня назвали недавно в Азербайджане. Также у меня есть недоброжелатели в Сербии и на территории Хорватии.

Когда назвал его фашистом, Эдуард парировал: «Толстый жирный стукач!» Но потом пришел к нему в студию на интервью, которое, правда, в эфир так и не вышло.

- Вот говорят: «фашист, фашист» - в частности, за то, что я раскритиковал миграционную политику, - недоумевал наш герой. - Да как меня можно назвать фашистом после моего романа «Это я - Эдичка»?!

И все сразу поняли, КАКОЕ место из романа имел в виду скандальный литератор.

Бритые девочки

«Так вы сосали бездомному негру или нет?» - с хамским простодушием спрашивал . Лимонов ответил, что за такие вопросы надо бить морду, но он делать этого не будет. А сцена, где герой, шокированный изменой любимой, предается соитию с афроамериканцем, по его словам - литературный вымысел.

На другой вопрос - «А были вообще в вашей жизни гомосексуальные контакты?» - писатель ответил: «Не ваше собачье дело!»

В таких наклонностях его обвиняла и юная любовница Настя Лысогор. Когда они стали жить вместе, Лимонову было 55, ей - всего 16.

- В постели Лимонов был совершенно никакой. Просто ноль. Сущий кошмар. Видимо, ему было мало, чтобы девочка выглядела как мальчик. Даже в этом варианте у него, прости господи, не стоял. Ему, наверное, только мальчики и были нужны, - откровенничала Настя.

По утверждению Лысогор, неслучайно всех женщин того периода, которые его окружали, он заставлял бриться под мальчика, включая последнюю жену - актрису .

Тем удивительней, что в заключении, где людей с подобным бэкграундом, мягко говоря, не любят, Лимонов чувствовал себя прекрасно.

- В тюрьме я вдруг увидел свою Россию, - говорил он. - Чувствовал себя среди них как рыба в воде - умным, ловким, знающим вещи, которые им интересно слушать. Мне эти люди дико нравились, даже сволота последняя.

И он им нравился тоже. «Может, Лимонов гомосек, но мужик правильный» - прочитал я в 2012 году на форуме бывших зэков и сокамерников.

Мертвые женщины

- Кого вы больше всего любите? - спросил Дудь Лимонова.

- Мертвых женщин, - подумав, ответил он. - Бывших любимых, которые уже покинули этот мир.

Таковой, к примеру, была художница-экспрессионистка Анна Рубинштейн, его первая сожительница. Анна была старше на семь лет, но, по его утверждению, главным в семье был все же он:

- Такой тощий молодой человек, только что вышедший из литейного цеха завода «Серп и молот». До меня у нее были, конечно, всякие кобели. Я их всех разогнал! Упрямством. Пьянством. Бил ее. Дрался. И установил порядок.

После их расставания Анна повесилась на ремешке дамской сумочки.

Еще была певица , бывшая жена мультимиллионера, бросившая все ради бедного писателя. Сделала аборт, начала пить, изменять, употребляла наркотики…

Когда она пропала на два дня, Лимонов изрезал ножам все ее вещи и отрезал голову ее любимому плюшевому медвежонку. Пить Медведева не бросила и после их расставания (официально они не разводились). Скончалась в 44 года.

Сильно тронула «сотрясателя основ» смерть его возлюбленной Елизаветы Блезе, которая была моложе на 30 лет.

- Лиза трагически погибла где-то в конце лета - начале осени, - сообщил однажды Эдуард. - Предположительно, от наркотиков. Ей было 39. Я сутки ждал, может быть, поступят опровержения смерти... Отличная была девка, красивая, тонкая, сексуальная, своенравная. И талантливая. Рост 177 см, в стиле красавиц 20-х годов, типажей художницы . Больше двух лет она делала нам макет газеты «Лимонка». Я был в нее искренне влюблен.

Честный стесняшка

Елена Щапова, прототип возлюбленной Эдички из культового романа, здравствует до сих пор и зовется графиней де Карли. Говорят, что ее муж-аристократ помер от сердечного приступа, узнав про Леночкину измену. Лимонов писал так:

«Я любил ее - бледное, тощее, малогрудое создание. Она сволочь, стерва, эгоистка, гадина, животное, но я любил ее, и любовь эта была выше моего сознания. Она унижала меня во всем, и мою плоть унижала, убила, искалечила ум, нервы - все, на чем я держался в этом мире, но я люблю ее в этих оттопыренных на попке трусиках, бледную, с лягушачьими ляжками, ляжечками…»

Щапова же вспоминала молодого Лимонова совсем другим:

- Никаких задатков революционера, диссидента в нем не было. Он прелестный, очаровательный молодой поэт, очень стеснительный. Именно это меня, наверное, и подкупило. Именно его честность, простота и его такое духовное спокойствие.

Тот советский юный Лимонов-романтик умер давным-давно, а Лимонов-бунтарь не планировал доживать до пенсии.

- Он от пули хотел умереть - не хотел стариться, - утверждал на похоронах его друг, адвокат .

Но судьба распорядилась иначе. За два года до смерти писателя начал пожирать рак горла. Лимонов скрывал это, но иногда признавался знакомым: «Врач уехал, таблетки некому выписать. Ужасно болит рот…» При этом работал активно, за пару дней до смерти подписав контракт на очередную книгу.

«Последний урок его жизни состоит в том, что и умер он в тот момент, когда все вокруг рушится, когда все привычные и удобные связи и правила теряют силу, когда день за днем исчезает все то, что он считал мусорной ерундой, - написал публицист . - Теперь весь мир живет так, как хотел и умел жить Лимонов. Он победил. А мы проиграли».