Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Про войну детям нужно рассказывать без пафоса

Столичное издательство «Пятый Рим» получило из типографии иллюстрированную книгу для детей «Победа». Деньги на ее выпуск собрали в сети всего за полтора месяца.
Про войну детям нужно рассказывать без пафоса
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Прошлой осенью «Пятый Рим» уже выпустил книгу такого же жанра — «Блокада Ленинграда». В обоих изданиях иллюстрации играют не меньшую роль, чем текст. Деньги на выпуск «Блокады...» тоже собрали в интернете. Главный редактор издательства Григорий Пернавский рассказал, почему был задуман этот проект и как он развивается.
— Григорий Юрьевич, раньше вы издавали только исторические книги для взрослых. А теперь решили расширить круг читателей?
— Я не собирался заниматься детской литературой. Но поскольку я отец подростка, мне приходилось смотреть, что же для этого возраста выпускается. А выпускаются либо переводы западных изданий, либо книги, сделанные тяп-ляп.
Причем дальше будет только хуже — ряд интернет-магазинов создает что-то вроде ботов, которые могут по вашему заказу сделать полусвязный текст на основе информации из Википедии. И у непритязательного человека будет полное ощущение, что он получил настоящую книгу. Мы решили научиться сами рассказывать такие истории детям и подросткам и попытаться задать какой-то тренд в этом плане.
— Почему для первого издания выбрали тему блокады?
— Я ею сильно интересуюсь с детства. Мне в семь лет подарили книгу Нисона Ходзы «Дорога жизни», она меня очень зацепила. Когда сыну было лет 10–11, я ему купил переиздание. Оказалось, что она в целом работает. Но современные дети не воспринимают рассказы, которые просто сопровождаются фотографиями. Нужно, чтобы картинка была яркая, а текста — поменьше. В «Блокаде» на протяжении 80 страниц крупного формата рассказывается история дома на Невском, который переживает вместе с городом все невзгоды. Текст довольно сухой — только факты. Основная эмоциональная составляющая — в рисунках .
— Это, скорее, комикс?
— Мы предпочитаем называть это «книжкой с картинками».
— Как восприняли «Блокаду»?
— Она отлично продавалась на ярмарке Non/fiction, к нашему стенду подходили многие явно семейные люди, покупали ее детям. В феврале мы торговали ею на Минской книжной ярмарке. Там обычно продажи не очень хорошие, потому что народ небогатый. А мы распродали много книг по, скажем так, совсем не благотворительной цене.
— В «Победе» те же герои?
— Нет. Там нет сквозной истории, привязанной к одной географической точке. В центре — обычная семья, отец–фронтовик, мать и сын–подросток, разделенные войной. Там больше карт (есть и объемные), больше «танчиков», мы показываем, что такое эвакуация, какова была судьба женщин на войне, как работала полевая почта... Такая мини-энциклопедия, в еще большей степени «заточенная» под детей.
— На какую книгу активнее сдавали деньги?
— В случае с «Блокадой» мы собрали миллион рублей за 60 дней. В этот раз мы поставили сумму в 250 тысяч рублей и срок в 45 дней. Сбор стартовал ровно тогда, когда началась вспышка этого чертова вируса. И вот на таком очень неблагоприятном информационном фоне мы собрали в два раза больше, чем запрашивали, — 500 тысяч. Остальные деньги добавили издательство и некоторые спонсоры.
— И наверняка это не последний подобный проект?
— У меня есть личная мечта — сделать книгу о Дороге жизни. Вы знаете, что уже перед самым прорывом блокады собирались даже троллейбус пустить по льду Ладожского озера? Можно было бы издать интересную книгу с научно-техническим уклоном. Разумеется, она будет отличаться от «Блокады...», и от «Победы» — мы уже поняли, что в каждом проекте изобретать велосипед надо будет заново.
СПРАВКА
В последние годы вышло несколько произведений о войне для подростков:
— Ольга Колпакова, «Полынная елка» (М., «КомпасГид», 2017) — повесть о семье поволжских немцев, вынужденных уехать из родных мест.
— Евгения Басова, «Следы» (М., «Речь», 2018) — роман, часть действия которого разворачивается в оккупированной белорусской деревне.
— Юлия Яковлева, «Ленинградские сказки» (М., «Самокат», 2019) — цикл романов, действие одного из них происходит в блокадном Ленинграде.
Мужское чтиво для страны танков. Моду диктуют сериалы и компьютерные игры
«Юбилей отгремит, и эти книги никому не будут нужны!» — пророчили директора магазинов издательству «Яуза». Имелось в виду 60-летние Победы — 2005 год. Прошло полтора десятилетия. Серия романов-боевиков о Великой Отечественной войне существует до сих пор, и каждый месяц в ней выходит новая книга. Причем неплохим для нашего времени тиражом.
Вплоть до начала ХХI века читателям, искавшим остросюжетную литературу о Великой Отечественной, предлагали советскую классику — , ... Идея заказывать такие романы современным авторам, а тем более нераскрученным, казалась безумием.
Но накануне 60-летия Победы генеральный директор «Яузы» Павел Быстров выловил в «самотеке» повесть Ивана Кошкина о том, как в августе 1941 года наши дивизии наносили контрудары по наступавшим немцам.
— Повесть оказалась приключенческой и правдивой, при этом без модной темы «кровавой гэбни», — рассказывает Павел Быстров. — Мы решили основать серию, в которой будем печатать исключительно такие произведения. Советская «лейтенантская проза» — прекрасное явление, но сейчас другое время, нужны другие писатели.
С тех пор в серии «Война. Штрафбат. Они сражались за Родину» вышло более 170 книг в броских обложках. Это чисто реалистическая литература — никаких «попаданцев» и прочей фантастики. А еще — чисто мужская: женщин нет ни среди авторов, ни среди героев.
— Целевая аудитория наших книг — мужчины, — объясняет редактор серии Алексей Махров, заместитель генерального директора издательства. — Так что наши авторы пишут для них и про них.
В списке из 17 самых успешных романов серии, предоставленном нам издательством, четыре оказались полностью или частично посвящены штрафным батальонам. Их первые издания вышли в 2007–2010 годах и, видимо, именно тогда и «сделали кассу». Теперь, по словам Алексея Махрова, читательский интерес к теме штрафбата — «давно пройденный этап». А вот мода на танкистов не проходит (им посвящено пять из семнадцати издательских хитов). Случаются всплески внимания к другим родам войск — обычно они связаны с выходами компьютерных игр или фильмов.
— После появления сериала «Диверсант» в 2004 году долго сохранялся интерес к спецназу, — приводит пример Алексей Махров. — Сериал «СМЕРШ» 2007 года повысил спрос на романы о контрразведчиках, а фильм «Снайпер. Оружие возмездия» (2009) — на книги о снайперах...
Конечно, издательству хотелось бы, чтобы в серии было представлено как можно больше разных военных специальностей. Но «Яуза» отдает себе отчет: есть национальные особенности спроса. Павел Быстров замечает, что, например, в России более популярна компьютерная игра «Мир танков», а в англоязычных странах — ее аналог «Мир военных кораблей».
— У нас море не так близко человеку, как в Великобритании или США, — говорит Павел Быстров. — Мы страна сухопутная, а значит, танковая.
ПАМЯТЬ
17 января этого года на 72-м году жизни скончался один из самых популярных авторов серии «Война. Штрафбат. Они сражались за Родину» — Владимир Першанин.
Его отец на войне был командиром штрафной роты, так что подлинную жизнь этих войск писатель, можно сказать, знал из первых уст.
Читайте также: Поэт рвался на фронт даже после тяжелого ранения