Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Мы дети войны, а наша мама - героиня

Защитник Отечества

Мы дети войны, а наша мама - героиня
Фото: Новый ОмскНовый Омск

Нашего отца, , забрали на фронт в начале войны. Воевал он на Западном фронте. О войне он нам ничего не рассказывал, как и другие фронтовики, побывавшие в пекле.

Видео дня

Из архивов мы узнали, что он на своей полуторке подвозил боеснаряды на передовую. Был контужен, награждён орденами и медалями, в том числе медалью «За отвагу». Это было записано в книжке красноармейца. Мы даже не знали, что он спас село в Прибалтике от захвата фашистами, так как вовремя подвёз боевое снаряжение. Прочитали об этом уже сами в книжке красноармейца.

Как он выжил в этой войне - просто чудо. Смерть обходила его стороной, наверное, потому, что его отец, , безумно любил своего Антошу. Наш дед каждый день стоял на коленях перед иконой и молился за сына. И отец после Победы вернулся в свою семью. На войне он потерял слух, но выжил.

Трудный тыл и горечь репрессий

Когда отца забрали на фронт, наша мама, , осталась одна с детьми без средств к существованию. Её велено было не брать на работу как «дочь врага народа». Но мир не без добрых людей, поручали ей кое-какую работу, чтобы прокормить детей. Хотя по тем временам она была достаточно образованна, воспитывалась в хорошей, состоятельной семье.

Её отца, , замечательного человека, великого труженика, по какому-то нелепому доносу по приказу тройки НКВД забрали среди ночи, полураздетого, и увезли в тюрьму. Через некоторое время расстреляли. Место захоронения неизвестно. Реабилитировали только 31 августа 1960 года за отсутствием состава преступления.

Всё хозяйство Михаила Фёдоровича было разорено. Старшего сына, Степана, с пятью детьми сослали в Васюганские болота. Второго сына, Фёдора, взяли на фронт. Он пропал без вести. Данных о нём нет. Младший сын, Иван, уехал в Тюменскую область. Дочь Александра, наша мама, в то время была уже замужем.

Александра Михайловна всю жизнь прожила в беспокойстве и тревоге. До самых последних дней она, помня историю своей семьи, боялась «человека с портфелем». Мама пережила все тягости, катаклизмы, эпохальные события нашей страны: революцию, репрессии, войну и послевоенную разруху. Как много для одного человека!

О детях войны

Когда отец ушёл на фронт, мать была вынуждена постоянно работать, и второй мамой для нас стала 11-летняя сестра Варенька. Когда мама уходила на работу, на её руках оставались трое детей: 6-летний Вася и две сестрёнки четырёх и двух лет. Все работы по дому лежали на её хрупких плечах.

Будучи взрослыми, когда мы собирались вместе, нам Варя в шутку выговаривала: «Вы лишили меня детства». Ей хотелось поиграть со сверстниками, и она иногда убегала от нас поиграть в лапту. Она вспоминала: «Бегу по полю, в меня должны кидать мяч, а они (то есть мы с сестрой) тут как тут - бегут следом за мной». Ребята ей говорили, чтобы больше не приходила со своими «бегунками»: «Мы тебя в игру не принимаем!». Она плакала.

Шестилетний Вася за Варей не бегал. Он считал себя взрослым, мужчиной в доме. У него были свои обязанности, и он их исполнял. Да и нас учил порядку.

Когда мама приходила с работы, уставшая, ей нужно было нас чем-то накормить. Она в кармане приносила несколько колосков и из них варила суп. Она рисковала, за это в то время могли и посадить. У нас был маленький огородик, и мать из зелени, лебеды, крапивы умудрялась нам готовить еду.

Наша мама стремилась, чтобы мы хорошо учились. Как бы трудно ни было, мы получили образование, все честно, добросовестно трудились. Все ветераны труда, а старшие дети - труженики

тыла.

Наши родители были скромными людьми. Отец не оформлял инвалидность, будучи фронтовиком, не добивался льгот. Он говорил: «Я с войны пришёл живой, руки, ноги целы, что ещё». Мы, их дети, воспитаны в таком же духе. Никто из нас не заимел никакой роскоши.

Когда отец вернулся с фронта, мы, младшие дети, подумали, что пришёл какой-то чужой дядька, так как совсем его не помнили. Отец привёз нам с фронта подарок - банку американской тушёнки. Нам казалось тогда, что это самая вкусная еда на свете!

Отца нам пришлось узнавать заново. Какое удовольствие мы получали, когда он читал нам вечерами интересные книжки про войну, про взаимопонимание, про подвиги боевых друзей и, конечно, про любовь. Он знал много стихов на память: Твардовского, Тютчева, Никитина, Есенина...

Несмотря на тяготы жизни, он оставался романтиком. Поэтому роль лидера нашей маме пришлось брать на себя. Таким женщинам при жизни надо памятники воздвигать!

Фронтовая дорога ефрейтора Матлохова

«8 декабря 1924 года в семье Евдокии Григорьевны и Фёдора Захаровича Матлоховых родился второй сын, Николай. Беззаботно и радостно проходило детство Николаши до 22 июня 1941 года. А затем из ребёнка он сразу превратился в мужчину. Стал разнорабочим, кем только не пришлось ему потрудиться. А 20 мая 1942 года в селе Алексеевка Горьковского района Омской области провели призыв, забрали всех мужчин 1924 года рождения.

Почти год родители не имели вестей от сына. Уже потом выяснилось, что эшелон остановился возле московской станции Фили. Поскольку непосредственная угроза Москве миновала, то часть солдат, обороняющих столицу, отправили на Сталинградское направление и к осаждённому Ленинграду. А прибывшие из Сибири новобранцы должны были занять их место. Заодно здесь планировалось и прохождение обучения. Начали с простой огневой подготовки, затем перешли на более углублённое изучение артиллерийских орудий, миномётов и зениток. Здесь, под Москвой, и пришлось 18-летнему юноше принять боевое крещение. После обороны Москвы солдат направили на Центральный

фронт.

25 августа 1943 года войска начали битву за Днепр, продолжавшуюся почти 4 месяца. Направление главного удара взяла на себя часть, где находился Николай Фёдорович Матлохов. Пройдя севернее блокированного советскими войсками Киева, часть закрепилась неподалёку от занятого фашистами Коростеня, это произошло 23 декабря. В самом конце операции Николай Фёдорович был ранен, ранение оказалось не очень тяжёлым, и сразу после того, как Белорусский фронт был переименован в 1-й Белорусский, он вернулся в строй.

В феврале 1944 года войска 1-го Белорусского нацелились на Польшу. Николаю Фёдоровичу пришлось переквалифицироваться на миномётчика. Тогда в них очень сильно нуждалась армия, особенно при форсировании рек. Вместе с частями польской армии дошли до города Демблина на берегу Вислы. Здесь Николай Фёдорович попал в 1581-й отдельный зенитный полк командиром расчёта зенитного орудия. Часть отправилась на север, к Варшаве. В конце августа советские войска находились всего в нескольких километрах от западной части города. Передний край постоянно подвергался налётам, поэтому зенитчикам некогда было расслабляться.

«Самолёты были в основном итальянские, - вспоминает Николай Фёдорович, - сбить их было легко. Сложнее, когда прилетали немецкие пикирующие бомбардировщики - «юнкерсы». Ещё их называли «штуками» или «лапотниками». Они летали низко, и попасть в них из тяжёлой зенитки было крайне трудно».

Всего за один промах расчёт орудия жестоко поплатился. Сброшенная с самолёта бомба вмиг превратила зенитку в груду металла. Всех, кто находился рядом, разбросало в разные стороны. Молодой ефрейтор Матлохов, придя в себя, первым делом проверил, целы ли руки и ноги, но от дикой головной боли опять потерял сознание.

После длительного лечения Николай Фёдорович вновь вернулся в часть, которая к тому времени была уже на подступах к Берлину. Из командира зенитного орудия пришлось превратиться в мастера на все руки. Быть и миномётчиком, и командиром расчёта, и артиллеристом...

Война для солдата закончилась в столице поверженной Германии. Но с окончанием войны служба не окончилась, всем призывникам следовало пройти ещё действительную военную службу. В родное село Николай Фёдорович из Берлина вернулся лишь в апреле 1947 года. Сбылась наконец-то главная мечта солдата - поспать нормально, а не в снегу или на сырой земле, боясь пошевелиться, чтобы не стать мишенью снайпера.

Ни для кого из переживших войну она не прошла бесследно. Ещё многие годы из тела Николая Фёдоровича выходили осколки немецкой бомбы, снились те, кто воевал с ним плечом к плечу и не дожил до победы. Во время войны все артиллеристы получили прозвище слуг «бога войны». Но слово «слуга» не очень подходит. Слуг не награждают, а вот солдат - да. Таких солдат, как ефрейтор Матлохов, было множество, и все они оставили свой след в истории. Они были, есть и остаются героями независимо от звания и рода войск. Ведь каждый из них отдал всё, чтобы приблизить Победу».