Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

В некотором царстве: современный русский стиль от Элины Туктамишевой

Наступает период, когда в России становится популярно всё родное и национальное: места для отдыха, кухня, одежда, архитектура и мебель. Но для многих до сих пор Россия — это красный цвет, позолота, кокошники и медведи. К счастью, есть профессионалы, которые глубоко изучили «русский стиль».

В некотором царстве: современный русский стиль от Элины Туктамишевой
Фото: Roomble.comRoomble.com

Один из таких профессионалов — Элина Туктамишева, российский интерьерный и предметный дизайнер. Её смело можно назвать экспертом русского стиля. Элина подробно рассказала нам о русской мебели, интерьерах и будущем развитии народных промыслов и ремёсел.

Видео дня

Элина Туктамишева, российский интерьерный и предметный дизайнер

Создаёт частные интерьерные проекты уже более 10 лет, неоднократно принимала участие в популярных телевизионных передачах дизайнерского направления. Особая страсть Элины — русский стиль, который она изучает, пропагандирует и интерпретирует в своих работах. На счету Элины — дизайн нескольких ярких предметов в стиле, интерпретирующем русские традиции в актуальном ключе, и организация ежегодной выставки «Трын*Трава. Современный русский стиль».

tryntrava.com

От неприятия русского дизайна до любви к нему

— Я пришла к заинтересованности в русской культуре и русскому дизайну через нелюбовь к ним. Так случилось, что с 7 до 13 лет я жила в Амстердаме, в 5 минутах ходьбы от Рейскмузеума. Папа был представителем «Интуриста», в задачи которого входила популяризация России в плане туризма. Я помогала ему оформлять стенды на международных выставках, с завистью поглядывая на стенды европейских стран. Тогда у меня не было понимания, в чём красота палеха, хохломы, гжели.

Мне казалось это чем-то пыльным, из бабушкиного сундука, а возгласы восторга иностранцев я принимала за хорошую актёрскую игру. Чтобы отвлечься от того, что казалось мне безвкусицей, я раз в неделю бегала в Рейскмузеум — любовалась сине-белым фарфором, рассматривала завитки на мебели и пыталась разгадать секреты живописи малых голландцев.

А потом мы вернулись в страну, где люди стояли в очереди в , как будто это было невероятное культурное событие, а я-то знала, что это просто закусочная. Западные ценности хлынули в Россию, это был шок для меня, нужна была какая-то культурная, национальная опора. И вот тогда Собор Василия Блаженного и Пушкинский музей стали этой опорой и отдушиной. Потом уже было прочитано большое количество книг по истории, культуре, традициям русского народа, случилось столько незабываемых путешествий и встреч. Об этом можно рассказывать вечность!

Комод «Лемех»

Лемехом называется деревянная «черепица», которой покрывали кровли и купола церквей на Русском Севере. Я использовала узнаваемую форму городчатого лемеха для отделки фасада комода. Как и их исторические аналоги, «чешуйки» выполнены из осины, состаренной и тонированной так, чтобы в точности походить по колориту на северные постройки: их необычный оттенок возник после столетий воздействия дождей, ветров и солнца.

Есть у комода и свой сюрприз — это внутренняя роспись, по мотивам росписей в соборе Василия Блаженного, самого необычного русского храма и одного из символов России, того самого, который в своё время стал опорой для меня. Мне кажется, это отсылка к характеру русского народа. Снаружи мы строгие, закрытые для чужих, а в душе совсем другие — трогательные и наивные, но об этом знают только те, кто живёт рядом. Мы не открываем свою душу первому встречному, так же как не открываются дверцы «Лемеха» для тех, кто пришёл в гости. Только те, кто живёт в одном доме с ним, могут наслаждаться красотой его души.

Светильники «Лемех»

Однажды мне для проекта понадобились деревянные светильники в виде куполов церквей Русского Севера. Я была уверена, что кто-то уже это сделал, но оказалось, что есть только пластиковые варианты, а в виде деревянных куполов с лемехом нет. Я поняла, что придётся стать своего рода первопроходцем, но было немного страшно.

Для начала я сделала визуализацию в 3D, опубликовала в соцсетях — и, на моё удивление, она вызвала невероятную волну интереса и восторга. Собственно говоря, именно этот неподдельный интерес и поддержка людей не позволили мне отступить в какой-то момент от воплощения задумки.

Я уже отчаялась найти производство в России, которое согласилось бы сделать эти светильники. Итальянцы были готовы, наши — нет. Слишком много технических сложностей и сомнительный результат по окупаемости. Мне было невероятно обидно осознавать, что российский дизайнер не может выпустить такой знаковый предмет здесь, у нас, а вынужден идти на итальянское производство. И как объяснить итальянцу, что такое цвет дерева, которое постояло под северными дождями, обожжено северным солнцем и обдувалось северным ветром?

И вот мне посоветовали обратиться в архитектурное производство «София-декор» под руководством . Здесь мне сказали: «Нам интересно, давайте попробуем!» И мы попробовали. Несколько месяцев разрабатывался технологический конструктив. Нужно было сделать так, чтобы светильники, несмотря на то что они выполнены из дерева, оставались лёгкими. Всё получилось так, как задумывалось. Я особенно горжусь тем, что светильники «Лемех» всё же удалось сделать в России!

Русский интерьер — это не медведь с балалайкой

Почему многие пугаются слов «русский стиль в интерьере»? Потому что не до конца понимают, что это такое. Однажды я увидела интерьер, который позиционировался как «русский». Там было всё: хохлома, палех, гжель, павловопосадские платки, баранки и балалайка в качестве декора. Такое действительно пугает, потому что это не русский интерьер, а сувенирная лавка.

Если взять наши национальные промыслы по отдельности, то окажется, что каждый из них появился в свою эпоху на волне мировых трендов. И все вместе они совершенно не сочетаются, это просто безумная эклектика, которую объединяет только национальное происхождение, но это не русский стиль.

Куда разумнее будет выбрать что-то одно, ту же гжель или жостовскую роспись, и стилизовать интерьер в этом направлении, в духе эпохи, изучив историю, происхождение, суть промысла. Чтобы создать русский интерьер сегодня, дизайнеру нужно переосмыслить то, что уже придумано до нас, перевести традиции на современный язык. В современной подаче это будет выглядеть более правильно, но это сложная работа.

Воспринимать русский стиль только с точки зрения народных промыслов — это очень узко! Хотя он безусловно немного сказочный и былинный по своей сути, но в то же время глубокий и масштабный, с удивительно красивыми историческими платформами.

Комод «Гжель»

Однажды меня попросили сделать новогоднюю сервировку для одного тв-проекта, и у меня возникли сине-белые ассоциации — я сразу подумала про гжель. Мне не очень нравились традиционные растительные мотивы, хотелось чего-то необычного. Я нашла магазин, где художники выставляли свои предметы в технике гжель, среди них были работы Маргариты Подгорной, в которые я сразу влюбилась. С той сервировки и с момента, когда я увидела, какой изысканной может быть гжель и началась моя любовь к этому промыслу. Я стала изучать его и поняла, что хочу сотрудничать с Маргаритой, и вместе с ней сделать комод.

Переднюю панель украшает перламутровая раскладка в виде ромбов, которые изображают переплёты в окнах старинных русских усадеб. Изображение на фарфоровых вставках — то, что можно увидеть, выглянув из окон. Тема русской росписи мебели нетипична для гжели — это не цветочные узоры, а живые эпизоды ярмарочных гуляний. Именно такой нестандартный подход к старинному промыслу и проработка людей на рисунке, их черт и мимики отличает Маргариту Подгорную. Получилась работа очень русская, традиционная, но всё-таки необычная!

Современный русский стиль переживает своё рождение

Сейчас у наших интерьеров начал формироваться свой узнаваемый язык, какой уже есть у итальянского, французского, американского стилей. Как вообще появляется национальный стиль? Это происходит тогда, когда сразу много дизайнеров обращают внимание на своё, исконное, и начинают нарабатывать пласт соответствующих работ.

Сейчас как раз настало то время, когда российские художники, дизайнеры, архитекторы на волне интереса к русскости, вдохновляются ею и создают свои произведения. А значит, есть большая вероятность, что в скором времени появится визуальное понимание русского стиля.

Российскому дизайну всего около 20 лет. После того как упал железный занавес, в стране появилось всё, что было самым ярким и модным на Западе, мы влюбились в чужой образ жизни, кухню, фильмы и интерьеры. И мы начали активно подражать этому новому, но чужому, потому что своё уже надоело. Конечно, это сказалось на дизайне, который стал подражательством всему лучшему, что нам виделось в Европе и Америке.

Но у полного подражательства всегда есть финал, потому что любой тренд приедается, если он искусственно создан, а не складывался сам собой в течение долгих лет. И вот когда финал наступает, а это происходит уже сейчас, становится интересно посмотреть на себя, попытаться понять, кто мы, что нравится именно нам, какие у нас потребности, традиции, и создать из нашего прошлого русский дизайн для настоящего и будущего.

Комод «Колодозеро»

У этого комода необычная история. Изначально я создавала его под кодовым названием «Рыбы». А потом случайно услышала про священника, отца Аркадия, который жил на берегу Колодозера в одиночестве, хотя когда-то был рокером и хулиганом. За советом к этому человеку приезжали люди со всего мира. О его жизни на Колодозере даже вышла книга, которую он успел благословить на публикацию незадолго до собственной смерти.

И вот после выхода книги Колодозеро начало привлекать людей, история необычного священника заинтересовала их. Удивительно: человека не стало, а память о нём ожила. Этот круг жизни, который никогда не останавливается, оказался созвучен сюжету моего комода.

На лицевой панели, выполненной в техниках инкрустации и маркетри, изображены стилизованные рыбы, «плавающие» вокруг символического «водоёма» с цветком-кувшинкой посередине. Этот орнамент был разработан Сергеем Малютиным. Рыба — один из главных символов христианства. Слово «коло» переводится с древнеславянского как «круг», символ кругового движения солнца по небосводу. «Коло» — знак вечного возвращения, обновления и равновесия бытия. Христианские рыбы, плывущие по кругу жизни, приводят в равновесие прошлое и будущее и приносят мир в душу.

Опоры комода сделаны по мотивам северных швеек из массива дерева с инкрустацией перламутром на внутренних частях. Конструктора, на производстве MrsRuby Collections, под руководством — именно там сделаны все мои комоды — смогли разработать уникальную технологию специально для этого предмета. И он получился именно таким, как я хотела!

Русский дизайн интерьера и мебели будет эклектичным

Конечно, в эпоху глобализации изолировать русский дизайн не получится, да это и не нужно. Во всемирной культуре всё перетекает из одного в другое, нет практически ничего, чтобы было бы строго русским или, например, строго немецким. Я изучала эти вопросы, пыталась понять, кто был первый в каком-нибудь ремесле или виде искусства, но найти начало невозможно — все заимствуют идеи друг у друга.

Делать типично русский интерьер сегодня — значить создавать театральную обстановку, но жить так будет невозможно. Человек состоит не только из традиций, но из своих желаний, вкусов, привычек, любимых вещей и новых технологий. Дизайн русских квартир и домов сегодня всё равно будет эклектичным, и это просто нужно понимать.

Буфет «Ларец»

Силуэт этого предмета вдохновлён традиционными ларцами для приданого невесты с Русского Севера — из Холмогор и Великого Устюга. Ларцы эти были столь искусно сделаны, что ценились сами по себе — и стоили едва ли не дороже содержимого. Насечка на поверхности хрусталя напоминает рисунок на морозном стекле — кажется, что сам «Ларец» сделан изо льда. Если буфет заполнить цветным хрусталём и включить интегрированную подсветку, он выглядит словно волшебный.

Когда работа начиналась, в голове у меня была идеальная картинка будущего буфета, но сделать его оказалось очень сложно технически. Хрусталь на такие большие пласты не раскатывается, а нужны были панели около 60 сантиметров в длину. На Гусевском хрустальном заводе имени Акима Мальцова мы вместе с местными специалистами придумали такую технологию: отлить хрустальный цилиндр и затем распилить на четыре части.

Но как же вставить такие панели в каркас? Ячейки для вставок подгонялись на производстве Mrs Ruby Collections индивидуально, в соответствии с толщиной каждого фрагмента хрусталя. Эта работа выполнена без единой склейки, но почти без зазоров. Восхитительная работа мастеров!

Без прошлого нельзя построить русский современный интерьер

Меня вдохновляют путешествия по нашей стране. В таких поездках вокруг меня складывается информационное поле, и я словно вижу свою будущую работу, понимаю, какой она будет. Я объехала Алтай, Байкал, весь Русский Север, Сибирь. И везде я много общаюсь с местными людьми, старожилами. Они очень общительные и могут много рассказать историй, которых не найдёшь ни в одной книге, поделиться местными поверьями, воспоминаниями о реальной жизни.

Как-то раз в низовье Онеги мы заехали в одну церковь постройки XVI века. Такие церкви всегда закрыты, но в каждой деревне есть бабушка-хранительница, которая держит ключи у себя. Задача номер один всегда — найти эту бабушку и расспросить её о самом интересном. И вот в этой церкви хранительница впустила меня внутрь и говорит: «Видишь эти столбы? Подойди, обними их, попроси о том, что тебе нужно. Это «матушка», она всё исполняет, что ни попросишь».

Я заметила, что церковь у нас вообще воспринимают как мать, и если изучать русский стиль, то поймёшь, что тема женского начала как величайшей силы лежит в основе культуры. Узнавать такие вещи на своём опыте и видеть людей, которые в них верят, это самое ценное и важное для вдохновения и культурного образования. Это совсем не то что просто прочитать в книге.

Помните знаменитую церковь в Кондопоге? Мы с детьми успели побывать там за две недели до того, как она сгорела. Но мои дети видели эту церковь своими глазами, а многие другие жители нашей страны уже увидят только на фото. Очень жаль, что старые постройки мало кому нужны сегодня, а их важно изучать, рассматривать, показывать детям, чтобы современный русский стиль сформировался и в архитектуре, и в дизайне, и в искусстве. Потому что как создавать будущее, не зная прошлого?

Нужно гордиться своей культурой, русской мебелью и дизайном

Несколько лет назад я заметила, что когда начинаешь заниматься русским стилем и дизайном, пытаешься их популяризировать, сразу же появляются соперники, те, кто называет себя настоящим специалистом, а тебя дилетантом. Так что же вы раньше молчали? Говорите, не бойтесь, делитесь своими знаниями! Я знаю одно, вы другое — давайте объединимся. Какой смысл владеть информацией и никому её не передавать? Сейчас людям интересно своё, родное, русское, стало модно путешествовать по стране. Зачем спорить и бороться за первенство, когда места всем хватит?

Проблема в том, что мы, представители искусства и культуры, не умеем гордиться тем, что сделали не мы лично, а наши коллеги, хотя мы вроде бы все заодно. Мы в каждом видим конкурента, не ценим чужую работу, боимся «пиарить» дизайнера или художника, потому что нам кажется, что тогда мы нанесём ущерб себе. Это тормозит развитие, потому что страшно создавать что-то новое, ту же мебель в русском стиле, когда ты знаешь, что поддержки не будет. Лично я с радостью использую в своих работах то, что создано другими людьми, не боюсь называть имена тех, с кем сотрудничаю. Моя репутация от этого не пострадает, а отрасль, наоборот, станет крепче и сплочённее.

Есть ещё одна вещь, которая меня расстраивает. Наши национальные промыслы — это часто очень закрытые организации, не готовые к скачку в развитии. Художники и руководители там воспринимают дизайнера как врага. Они не понимают, в чём ценность дизайнера, не видят в нём партнера. Это большая и сложная работа — уговорить заводы сделать шаг навстречу, создавать не только традиционное и приевшееся, но и новое, необычное, в рамках промысла, но с ориентацией на современного потребителя.

Это важно, чтобы наши народные промыслы не зачахли, нравились новым поколениям, были популярны и у нас, и за границей. Тогда и русская мебель, интерьер русского дома переродятся. Всё это нам ещё предстоит сделать, и я стараюсь вносить свой вклад.

Читайте также:

Итальянцы в России: самые крутые архитекторы ритейла

В гостях у Roomble: Ора Ито — выдающийся французский дизайнер и немного пират

: о большом люксе в маленьких квартирах