Ижевчанка вышла замуж за иракца и теперь не может вернуться в Россию 

Ижевчанка вышла замуж за иракца и теперь не может вернуться в Россию
Фото: Izhlife
Три года назад ижевчанка Анастасия Кутасова познакомилась с иракцем Али Абоодом. Роман развивался стремительно, спустя несколько месяцев молодые люди поженились. Однако весной 2019 года Али запретили въезжать в Россию до 2054 года. Больше года семья Абоод не может вернуться домой. Подробности выяснил портал IZHLIFE.
История любви
В 2017 году Али Абоод приехал в Удмуртию, обучаться нефтяному делу. А Настя, которая в этот момент училась по специальности культурология, отправилась с подругой на встречу с иностранцами. Она и не думала, что в этот день увидит своего будущего мужа.
— Я тогда училась на втором курсе по специальности культурология. Моя подруга курировала парня-египтянина, и позвала за компанию на встречу с иностранцами. Там был Али, — рассказала девушка. Мы обменялись контактами. Где-то через месяц нашего общения он позвал меня встретиться, в кафе.
Несмотря на языковой барьер, встреча прошла легко и непринужденно. Завязался роман, который быстро перерос в серьезные отношения.
— Однажды Али пришел с огромным букетом и предложил быть вместе, — рассказала девушка. Я согласилась, хотя были страхи. Но он смог меня убедить: был очень уверен в своем выборе и решительно настроен.
В любви друг к другу Настя и Али признались гораздо позже, после знакомства с родителями девушки.
Родители сомневались в Али, говорили, что он настроен несерьезно. Мама в студенческие годы жила в одном общежитии с арабами и боялась их. Многие ее подруги выходили замуж за арабов, бросали учебу и уезжали жить в страну мужа. Обычно я всегда соглашалась с родными, но настояла на своем: мы вместе, и неважно, какой мой молодой человек национальности Анастасия Абоод, ижевчанка Кольцо в торте
Молодые люди начали жить вместе. Однажды Али пришел домой с тортом. Отрезав кусок, молодой человек попросил девушку его попробовать.
— Я откусила, а там кольцо, — улыбается ижевчанка. Мои подруги не верили, что я выхожу замуж, но вся моя семья была очень рада.
На летние каникулы Али улетел в Ирак: подготовил необходимые документы для регистрации брака и вернулся в Россию. Молодые люди поженились в октябре 2017 года. Свадьбу пара отметила в узком кругу: друзья семьи и родные Насти.
Фото: Личный архив героини
— Мои подруги устроили для Али выкуп, — говорит девушка. Было очень интересно, как мой будущий муж выполняет задания.
На регистрацию Али пришел в национальном костюме — сужающиеся книзу белые штаны и длинной широкой рубахе — дишдаша, стянутой поясом.
— После официальной части мы покатались по городу, а вечером приехали к нам с Али домой, веселились там. На второй день мы с мужем приготовили для гостей мою любимую традиционную восточную еду долму, — вспоминает девушка.
Пришлось уехать
Семья решила остаться в России. Мечтали, что Али найдет работу в Ижевске, а ребенок будет ходить в местный садик и школу. Однако в апреле 2019 года Али вызвали в УдГУ и вручили уведомление от федеральной службы безопасности: запрет на въезд в Россию до 2054 года.
— Непонятно, по каким причинам ему выдали этот документ, — удивляется девушка. Мой муж жил обычной жизнью, утром уходил на пары, вечером возвращался домой. Через месяц ему аннулировали вид на жительство.
У малышки два имени — Мария и Кенз Фото: Личный архив героини
Анастасия и Али нашли адвоката. Но ни один суд так и не смог объяснить причину запрета.
— Последний суд был в конце октября в Москве, я была беременна. Суд этот проиграли, а после нам пришлось немедленно ехать в Ирак. Мой муж даже не смог закончить учебу, а я не успела узнать результаты анализов.
Влюбленным пришлось переехать в Ирак. Летом 2020 года у пары родилась их дочь, Мария. Помимо русского имени, у малышки есть еще одно Кенз.
— Али сказал родителям, что я мусульманка, так как для них это важно. Но, тем не менее, я до сих пор христианка, — говорит Анастасия. — Мой муж уважает меня, никогда не заставлял принимать другую веру. Однако в свидетельстве о рождении ребенка пишут веру родителей. Это значит, что если родители мужа узнают о том, что я христианка, то они заставят принять ислам. К тому же, Али и его родные очень сильно поругаются. А если все-таки не соглашусь стать мусульманкой, то меня, нашу дочь и мужа могут выгнать из дома.
Фото: Личный архив героини Что дальше?
Сейчас семья Абоод планирует обратиться в . Однако, если Али разрешат въезд в Россию, не факт, что они смогут вернуться.
— Нам написал адвокат, что решения, вынесенные не российским судом, станут необязательными для исполнения, — грустно улыбается Настя.
При этом сама девушка может вернуться на родину, как только пожелает.
— Но я хочу приехать в Удмуртию со своим мужем и дочерью, — добавляет девушка.
Долма — любимое восточное блюдо Анастасии Фото: Личный архив героини В России свободнее
Анастасия признается — в Ираке ей очень многое непонятно.
— Во-первых, меня удивило, что постоянных медицинских осмотров нет, ты идешь в больницу только тогда, когда что-то беспокоит, — рассказывает девушка. — Во-вторых, сами больницы. Хоть государственные больницы и бесплатные, но они совсем не стерильны. Например, один раз, когда мы с мужем оформляли мою регистрацию в Ираке, нас отправили сдать анализы. Кровь у меня взяли в кабинете, где врач-лаборант курил прямо за столом! Есть, конечно, частные больницы, где соблюдаются все медицинские нормы, но услуги очень дорогие.
Запрета заводить социальные сети в Ираке нет. Анастасия, например, свободно общается с родными через Вотсапп и ВКонтакте Фото: Личный архив героини
Такая же ситуация в Ираке с детскими садами и школами. При этом в них очень отличается подход к воспитанию в Ираке детям позволяют гораздо больше, чем в России.
— Например, с года, а может и раньше, дети пьют газированные напитки, едят чипсы. Нет режима дня: ложатся спать, когда захотят. Сложилось ощущение, что детям не известно слово Нельзя. Это первое. Второе — в некоторых школах до сих пор бьют по рукам детей указкой за непослушание, — говорит Настя.
Также Анастасия может находиться на улице только в компании мужа, родственников или подруг. Запрещены даже походы в магазин! Если девушку заметят в городе одну, то будут смотреть косо, осуждающее. И обязательно расскажут об этом родственникам.
— Сложно сказать, нравится мне в Ираке или нет, — говорит Настя. Здесь важен не только закон, но и религия. Она, возможно, на одном уровне с законом, а для кого-то и выше.
В России как-то свободнее и может спокойнее. Так как наша семья создалась в России, мы планировали и будущее только там, все было уже продумано, закончить учебу, завести детей. Но судьба распорядилась по-своему, теперь мы в Ираке, далеко от моих родителей, дома. Сложно Анастасия Абоод, ижевчанка
Анастасия понимает, что карьеру на родине мужа ей не построить: в Ираке не развит туризм, и о культурологах там ничего не знают.
— Конечно, женщина в Ираке может выбирать сама, идти работать или нет, — делится девушка. Но, если она выбирает развиваться, как специалист, то должна успевать и делать уборку, и готовить поесть, и следить за детьми. Наверное, в этом Ирак схож с Россией.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Молодая ижевчанка на коляске участвует в международном конкурсе красоты Гадалки, полиграф и путешествие на море: уроженец Ижевска победил в реалити-шоу на федеральном канале
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео