4 типа сложных вопросов, которые интересуют сегодня современных подростков 

4 типа сложных вопросов, которые интересуют сегодня современных подростков
Фото: Letidor.ru
Специально для «Летидора» подростковый писатель вспомнила о самых неожиданных вопросах, которые ей довелось услышать от школьников.
Сегодняшние подростки радуют своей проактивностью, желанием постоянно получать новую информацию из всевозможных источников, учиться и познавать мир. А кому же задавать интересующие их вопросы, как не писателю, который про них самих пишет?
Евгения Кретова — автор первого в России молодежного аудиосериала «Соль. Альтераты», премьера которого недавно состоялась в международном сервисе аудиокниг Storytel.
Евгения рассказала «Летидору», что значит быть подростковым писателем и с какими неожиданными вопросами к ней приходят взрослеющие ребята.
Быть подростковым автором — значит быть готовым удивляться и удивлять. Удивляться своим читателям и удивлять их родителей. Потому что мы, сорокалетние, пожалуй, последние представители постиндустриального поколения. А наши дети — это уже новое поколение, новая нарождающаяся цивилизация цифровых технологий.
Непонимание между нами неизбежно. Но можно вывести его в некритические плоскости.
И одна из задач авторов молодежной и подростковой литературы — оказаться тем самым мостиком между родителями и подростками, своего рода переводчиками мечтаний и желаний.
Современные подростки сильно отличаются от нас 16-летних. Мы все-таки росли почти в той же реальности, что наши родители, в том же темпе, читали в той или иной степени те же книги.
Сегодняшние подростки, с одной стороны, наивны, как шестилетние, с другой — прагматичны, как дедушки.
Самые нестандартные и необычные вопросы на встречах с читателями я получаю именно от них.
Вопросы про заработки
Подростки на полном серьезе спрашивают: «Сколько вы зарабатываете?», «Может ли писатель прокормить себя своим трудом?»
Причем их это интересует с двух сторон. С первой и самой очевидной — они примеряются к литературе как к профессии. Решительно, въедливо и обстоятельно, до мелочей.
С другой — проверяют, насколько ты успешен в своем деле.
А успех они измеряют финансовыми показателями, а не количеством премий и наград.
Если не успешен, то и слушать тебя не станут, скорее всего. Такие вопросы обескураживают, согласитесь.
На самом деле, писательским трудом жить можно. Правда, приходится комбинировать. В условиях, когда издательства увеличивают количество издаваемых наименований, снижаются тиражи каждого отдельно взятого наименования. Это отражается, конечно, на заработке писателя. Поэтому выручают электронные публикации.
Сегодня в Сети есть почти все авторы — как начинающие, так и давно известные. Европейский и американский опыт нам всем в помощь.
Вопросы с провокацией про музыку
Вообще, при первом контакте подростки часто провоцируют.
Могут, например, спросить, какую музыку я люблю, уже заранее заготовив снисходительную улыбку, — ведь ожидают что-то вроде Меладзе или .
Не знаю, как с этим вопросом справляются мои коллеги, которые на самом деле любят песни или Стаса Михайлова, но я слушаю рок. И на уточняющий вопрос — какой именно — могу ответить откровенно: альтернативный и индастриал. И даже несколько групп любимых назвать.
Кстати, вероятно, по этой причине главной героиней триллера «Соль» стала рок-певица со всей своей субкультурой и специфическим, понятным подростку отношением к миру.
Сложные вопросы о жизненных проблемах
При этом наши подростки наивны и открыты.
Очень часто, прежде чем начинать встречу и задавать вопросы, они встречают автора перед аудиторией, чтобы… обнять.
Тактильный контакт заменяет им приветствие. И это самое лучшее, что случается на подобных встречах, хотя тоже удивляет и обескураживает. Но после такого приветствия разговор становится душевным, ребята общаются как со старшей подружкой.
На таких встречах я понимаю, что они очень одиноки. Они задают очень взрослые и болезненные вопросы.
«Как вы пережили первую любовь?» Именно «пережили».
«Как жить, если тебя не понимают?» Именно «как жить».
«Что делать, если не хочется жить?» Именно «не хочется».
Это страшные вопросы, на которые они ждут откровенных ответов. Не стоит пытаться переводить разговор в шутку или отделываться общими фразами.
Если они решили оголить душу, задав такой вопрос, то и ты будь добр — оголяйся, если потребуется, до костей.
Уверена, они готовы задавать такие же вопросы и родителям, но боятся осуждения, что затронута болезненная, ранящая тема, еще и в таких экстремальных формулировках. Очень здорово, если удается не растеряться и вспомнить книгу с подходящим сюжетом.
О первой любви — «Звезда имени тебя» Лады Кутузовой. О буллинге в школе — «Девятнадцать минут» , «Северный ветер дул с юга» Майи Лазаренской, например. Об инаковости — «Я учусь в четвертом КРО» Ксении Беленковой или «Чучело» . Об умении принять себя и довериться — «Голос» Дарьи Доцук.
Особенно удачно, если примерами выступят книги современных авторов: подростки им доверяют больше, изначально понимая, что они написаны о таких же, как они, ребятах.
Вопросы об отношениях с родителями
При этом современные подростки подвержены стереотипам.
Мы, взрослые, их уже почти убедили, что они — потерянное поколение, потому что не такие, как мы.
Они привыкли, что взрослые находятся в оппозиции к ним.
Самый шокирующий вопрос был от девушки лет 16: «Моя мать — мой лучший друг. Что со мной не так, если она не находит ничего, за что меня можно шеймить?» (Прим. ред. «шеймить» — стыдить).
То есть нормальные, доверительные отношения с родителями у подростка вызывают комплекс неполноценности.
Еще довольно часто ребята жалуются, что родители называют их «нечитающими». Хотя им просто не нравится то, что родители считают полезной литературой: «Как убедить родителей, чтобы они не лезли со своими советами?»
И это, конечно, проблема из проблем. Родители доверяют классике, которую сами читали. Но давайте вспомним про новое, информационное поколение, о котором я говорила в самом начале статьи. Время, за которое читатель (и подросток тоже) сегодня принимает решение, читать или не читать конкретную книгу, стремительно сокращается.
Маркетологи утверждают, что сегодня речь идет о 5 секундах. Для сравнения: во времена Достоевского и Чехова это было 30 минут.
Представьте, насколько ускорилось сознание наших детей.
Классики могли позволить себе диалоги с репликами в полторы печатные страницы. Современные авторы — нет. Это в 6 раз медленнее, чем может прочитать человек.
Пресловутое «клиповое мышление» — идеальный способ выжить в эпоху дикого профицита информации. Это, кстати, мнение известного писателя Андрея Жвалевского.
Мне кажется, что в этом возрасте самое важное — сохранить навык чтения, тягу к книге. Фэнтези — отлично! Детектив — хорошо! Классика тоже однажды появится. Главное — не навязывать. Главное — слышать.
Классический вопрос от взрослых
В этой связи меня очень пугают вопрос взрослых: «Как заставить ребенка читать классику?». Не надо заставлять. Читайте сами. Своим собственным примером вызывайте интерес к тем книгам, которые, по вашему мнению, заслуживают внимания.
Книга, как зерно, дает всходы лишь будучи брошенной в подготовленную почву.
Сегодня очень много подростковой литературы, книг о молодежи и для молодежи. Я призываю родителей читать их.
Не для того, чтобы рассматривать под лупой построение сюжета, оценивать поведение героев, говорить, что «это не классика».
А для того, чтобы понять своих детей. Ведь очень часто только мы, авторы, пишущие для подростков, видим их настоящими.
Не бойтесь ранящих сюжетов — лекарства иногда должны быть горькими.
Фото: Depositphotos, freepik.com Давайте дружить в социальных сетях! Подписывайтесь на нас в Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассниках»!
Видео дня. Звезды, которых ловили на нудистских пляжах
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео