Сердечные медики 

Сердечные медики
Фото: ТВ-МИГ
Фото ТВ-МИГ Помнится, в самом начале пандемии, находясь в Испании, я давала комментарий ТРК о том, как и какие традиции есть в этой стране, как люди защищаются от вируса. Помню, тогда рассказывала, что каждый вечер, в 20.00, люди выходят на балконы, чтобы аплодировать медикам, ежедневно борющимся за их жизни. В России такой традиции не сложилось. И, может быть, оно и к лучшему, потому что не все и не всегда готовы к искреннему выражению благодарности. В той же Испании тем же медикам, в тот же период пандемии писали на дверях машин, квартир и домов: «Не возвращайся сюда, заразная крыса!». Большего цинизма придумать сложно. Вот так в 8 вечера похлопал в ладоши с фальшивой миной на лице, а в 10 — спустился вниз и написал на капоте или на двери в квартиру, что врач или медсестра — заразная крыса.
Однако, заболев новым вирусом в Европе, я смогла оценить и то, как на самом деле работает местная система здравоохранения. Нет, я и раньше знала, что скорой помощи, как вида услуг не существует. Что ждать приема любого специалиста приходится чуть ли не полгода. Что это большое счастье найти думающего врача, который будет стараться помочь тебе. Что подавляющее большинство болезней в Европе лечат либо парацетамолом, либо успокоительными. К сожалению, иногда нам бывают нужны и другие лекарства. Не обязательно антибиотики, но обязательно помогающие вылечиться. Уже тогда, чтобы получить адекватную врачебную оценку моего состояния здоровья я пользовалась сервисом телемедицины. И тогда я поняла, что наши российские врачи, на самом деле, — лучшие. Жаль, что у них нет таких зарплат, как в Европе, такого же оборудования, да и чиновники от медицины в России порой оставляют желать лучшего (вспомните закупку старых ИВЛ во Владимирской области и «спасшего губернскую медицину» Мозалева).
Мне повезло. И в России меня лечили лучшие врачи, рядом находились лучшие медсестры. Конечно, я не мгла не воспользоваться ситуацией, чтобы узнать, а как живут и жили, работают и работали наши медики в период эпидемии.
Люди, о которых я хочу рассказать вам — работают в одном из кардиологических отделений больницы №4 во Владимире.
С моей точки зрения, каждому из ни надо пи жизни ставить памятник. Начиная с руководителя комплекса .
Но они относятся к своему делу гораздо скоромнее.
, заведующая 4 кардиологическим отделением. Наотрез отказалась фотографироваться, считая это — нескромным.
Свою профессию Елена Владимировна выбрала потому что всегда чувствовала внутреннюю потребность помогать людям, улучшать что-то в этом мире. И трудится в милосердии уже более 30 лет.
По мнению Елены Владимировны, люди недостаточно серьезно относятся к своему здоровью. Ставят его на последнее место в жизненных приоритетах, после работы, денег, детей и т.д. А потом это начинает сказываться развитием болезни. Как говорится, что имеем — не храним, а потерявши плачем. «Если бы люди относились к себе с большей любовью, — говорит Кошкина. — Тут здоровый сон, нормальный вес, свежий воздух, позитивный взгляд на происходящее, то могли бы решить многие свои проблемы со здоровьем».
Врачи — не Боги. И если к ним обращаются в запущенных случаях, то порой они уже не могут ничем помочь. «Но, знаете, когда получается. И в сложном случае — это вдохновляет», — замечает Елена Владимировна.
Вспоминая о периоде вспышки коронавирусной инфекции в регион, доктор говорит: «Мы работали все это время, как могли. Отдавали себя полностью. Думали только о том, чтобы справиться с этой напастью. Радовались, если получалось. Делились опытом. Помогали друг другу. И между собой стали ближе. Опасность сближает людей. Стали понимать, что жизнь — самое дороге, что у нас есть!».
Шувачева Анна Валерьевна, старшая медсестра УЗД. ГБУЗ ВО ГБ 4, 25 лет в профессии:
-В нашей семье не было медиков, рассказывает Анна Вальерьевна, — но меня почему-то потянуло в медицину.
Анна Валерьевна — образец медицинского работника, — так о ней говорят коллеги — Чтобы у нее не происходило, в каком бы настроении и состоянии она не была, отношение к пациентам неизменно доброжелательное (а ведь надо понимать, что в кардиологию попадают в основном пожилые люди с проблемами сердца), спокойное, всегда позитивное.
Период, когда началась эпидемия, анна Валерьевна помнит хорошо:
-Я вдова и одна воспитываю детей. Собрала дочке «тревожный чемоданчик» с едой и самым необходимым, потому что не знала, как и сколько буду работать. Сложностей в работе особых у нас не было. Но мы понимали, что мы сейчас, как на войне. Я детям звонила и говорила, что домой сегодня не вернусь — буду на работе. Были и тяжелые больные, но мы старались и поддерживали друг друга.
Трисигалова Оксана, медсестра. Она избрала профессию медика уже в зрелом возрасте.
-Сначала я тут работала санитаркой. Мне стало интересно, и я решила пойти учиться в колледж. Эта профессия отвечает моему внутреннему духу. По первому образованию я — воспитатель. Там тоже работа с детьми и это — не самая легкая работа. С детства, мне психологически это близко. Я пришла в кардиологию и чувствую себя на своем месте.
Вспоминая весну и начало пандемии, Оксана рассказывает:
-Во время эпидемии, нам, мне кажется, было сложно всем. В том числе и нашим руководителям. Новая инфекция, никто не знает, как ее лечит. Скажу, вот до вспышки, мы как-то особо не обращали внимания на этот вирус — ну есть он где-то, но нас, как вроде не касается. А когда все началось. Было сложно. И в костюмах работали защитных. В них очень тяжело работать. А у нас ведь кардиология, тут температура у пациента может быть связанна не только с коронавирусом.
Выходя с работы, сняв защитный костюм, особенно больно было видеть людей на улицах без масок, понимая, что это возможные будущие пациенты. Например, мне в память врезалось два случая. Один в электричке. В вагоне сидели люди в масках, и вошла девушка с ребенком, и на удивленные взгляды других пассажиров, просто заявила, что маски у них с собой. Второй случай, когда в автобусе ко мне стала прижиматься девушка. Я ведь медик, приходя домой сразу раздевалась на входе. А тут кто-то просто очень близко, вплотную стоит, так ведь и заразиться можно. Сказала ей про социальную дистанцию, она возмутилась.
Как говорит Оксана, народ в поселке, где она живет, относился к ее работе с сочувствием и с интересом — болезнь же неизвестная.
Кто-то может сказать, мол, это старая гвардия медиков, а вот молодёжь ныне не та. И ошибется. Молодые медики работают наравне со старшими коллегами, открыты всему новому, а ведь ковид — новое заболевание, ищут и изучают пути лечения самого вируса и последствий, которые он оставляет в организме. Потому разрешите представить Ткаленко Алину Олеговну, врача— кардиолога неотложной кардиологии, врач УЗД. ГБУЗ ВО ГБ 4 г. Владимира:
-В моей семье нет медиков, но ещё со школы мне легко давались естественные науки, я с интересом наблюдала за работой врачей глазами маленького пациента, с удовольствием читала книги о людях в белых халатах, всегда верила в то, что добро побеждает. К тому же, быть причастным к выздоровлению человека, на мой взгляд, большое чудо. Для меня этого было достаточно, чтобы определиться с ВУЗом. Поэтому, если бы сейчас мне снова пришлось бы выбирать, я непременно стала бы врачом ещё раз.
Самое главное, считает Алина Олеговна это не выгореть профессионально, работая с людьми: «Ещё сложно видеть, как уходят твои пациенты, когда ты понимаешь, что иногда болезнь сильнее. Сложно сообщать о смерти близким. Это, пожалуй, то к чему привыкнуть нельзя.»
Говоря про острую фазу борьбы с коронавирусной инфекцией хрупкая, как тростиночка, доктор говорит: «Сложность того периода состояла в том, что всем нам в одночасье пришлось стать немного инфекционистами. Работа в изолирующих костюмах, организационные нюансы в начале пандемии, паническая боязнь или наоборот отрицание проблемы среди пациентов, что снижает эффективность лечения. К тому же, сам вирус коварен и не совсем ясны последствия его влияния на организм наших пациентов. Так что и сейчас приходится держать руку на пульсе и действовать по ситуации согласно последним рекомендациям.»
Это всего лишь четверо из тысяч медиков, которые трудятся на Владимирской земле. Порой мы забываем о том, что не они, а чиновники, отдающие им указания и спускающие нормативы, виноваты в том, что люди в белых халатах замотаны и задерганы. Но каждый день они идут на работу, чтобы сохранить наше здоровье.
Все медики в один голос твердят, обращаясь к землякам — Берегите себя! Помогите нам, не доводите ситуацию до крайностей.
Видео дня. Что будет, если каждый день есть мед
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео