Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Тамара Гвердцители о "Голосе 60+": Неловко перед теми, к кому не повернулась

4 сентября на «Первом канале» стартует третий сезон телешоу «Голос. 60+». В жюри конкурса на этот раз приглашены , , и . Они же стали наставниками тех, кого выбрали к себе в команды. Тамара Гвердцители поделилась с «Собеседником» своими впечатлениями от этой работы.

Тамара Гвердцители о "Голосе 60+": Неловко перед теми, к кому не повернулась
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"

«Начинать можно в любом возрасте»

Видео дня

– Тамара, когда вас пригласили в жюри этого телешоу, название «60+» не смутило?

– Меня это вовсе не смущает. Мне кажется, начинать можно в любом возрасте. Еще на слепых прослушиваниях было такое приятное удивление: ты же не знаешь, сколько лет участнику, слышишь такой молодой голос, а поворачиваешься и видишь, что человек в возрасте.

– Понятно, когда в конкурсе участвуют молодые люди: они хотят стать известными, строить свою музыкальную карьеру. А какое вокальное будущее может быть у людей пожилых? Слышал, что среди конкурсантов была и 91-летняя женщина...

– Понимаете, для них это порыв души. Им нравится петь, и они хотят этим поделиться с большим количеством людей. Для них это подарок в жизни: пусть даже один раз, но показать себя на такой публике. Да, кто-то карьеру не сделает потом, но он запомнит свое участие в «Голосе» на всю жизнь. Надо дать шанс каждому. Думаю, в ближайшем будущем они гарантированно будут петь на публике, пусть даже у себя в городах. У каждого появятся свои поклонники и зрители. А может, кого-то будут приглашать в телевизионные шоу.

Репортаж со съемок "Голоса 60+": участники пьют корвалол и пустырник

– Организаторы «Голоса 60+» давали вам какую-либо установку – выбирать тех или других?

– Нет-нет, что вы! На слепых прослушиваниях мы даже не знаем, кто там, за спиной, как зовут, кем работает. Только по голосу понимаешь, мужчина или женщина – это все, что ты знаешь.

У меня был только один критерий – взволновало меня исполнение, задело мои чувства или нет.

– В интернете многие пишут: мол, в жюри на таких шоу сидят те, у кого работы нет, делать им нечего, но платят за это большие деньги. Что бы вы этим людям ответили?

– Слава Богу, я не читаю интернет! Насчет того, что нет работы... Знаете, я концертирующая певица, выступлений много. Скоро начнутся сольные концерты, которые были отменены из-за карантина. Когда меня пригласили в жюри этого конкурса, подумала: «Надо соглашаться, потому что оценивать людей должны профессионалы, к коим я себя причисляю».

Может, кто-то не догадывается, но в жюри работать трудно! Я много раз была в жюри на разных музыкальных фестивалях и конкурсах. Поверьте, это очень ответственно, всегда боишься ошибиться, за каждого переживаешь. А как неловко перед людьми, когда ты к ним не повернулся! Тогда пытаешься найти правильные, хорошие слова поддержки для этого человека. Что-то объяснить и по-человечески, и профессионально. Такие слова трудно подобрать вот так сразу.

Поэтому злопыхателям отвечу: вы попробуйте – и поймете, что работать в жюри крайне сложно. Я уже не говорю, что это и физически трудно – весь день находиться на съемочной площадке.

«На карантине работала над голосом»

– Тамара, как вы занимались с участниками?

– Все так же, как в обычном «Голосе». Помогала им подбирать репертуар, занимались вокалом, распевались, репетировали. И хотя я выступала в роли наставника, часто прислушивалась к советам этих людей, они старше и в чем-то мудрее меня. Поэтому некоторые их пожелания я обязательно учитывала. С этими людьми надо быть деликатным.

– Какие меры предосторожности от вируса были на съемках?

– Все, что полагается в этом случае. Во-первых, сохраняли дистанцию. Во-вторых, каждый раз у всех – от технического работника до члена жюри – измеряли температуру. За кулисами все ходили в масках, снимали их только перед телекамерой. Обрабатывали руки специальными растворами, дезинфицировали помещения.

– Где пережидали пресловутый карантин?

– Дома вместе с мамой. Конечно, было сложно никуда не выходить, во всем себя ограничивать – в общении с друзьями, в работе. Но старалась каждый день заниматься, распевалась под фортепиано, чтобы голос не забыл, как петь.

Жаль, что сына, который живет сейчас в Грузии, долго не видела. И пока даже не знаю, когда и каким путем смогу там оказаться. Но, надеюсь, все разрешится в скором времени: границы откроют и к нему как-нибудь долечу. Переживем и это. Главное, чтобы все были здоровы.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №33-2020 под заголовком «Тамара Гвердцители о "Голосе 60+": Неловко перед теми, к кому не повернулась».