Евгений Капьев: Пелевин сейчас на первом месте по продажам 

Евгений Капьев: Пелевин сейчас на первом месте по продажам
Фото: Инвест-Форсайт
В наше время все виды медиа должны решать непростые вопросы, связанные с выживанием и сменой бизнес-модели, а к книжным издательствам это относится вдвойне: из-за постоянных разговоров о «смерти бумажной книги», из-за карантина, который нанес удар по книжной торговле. О выживании издательского бизнеса «Инвест-Форсайт» беседует с генеральным директором издательства «Эксмо» Евгением Капьевым. Наше интервью состоялось на Московской международной книжной ярмарке, где Евгений Капьев выступал на организованной издательствами «Эксмо» и «Бомбора» дискуссии «Кризис как толчок к трансформации».
Генеральный директор издательства «Эксмо» Евгений Капьев. / РИА Новости
— Евгений Викторович, как ваше издательство прошло этот год?
— Ну как? Непросто, как все. У нас были сложности, в марте-апреле достаточно серьезные. Было непросто, но в итоге мы надеемся, что год все-таки удастся закончить, конечно, с негативными результатами, но не настолько плохо, как думалось в марте.
— Ощущаете такое явление, как отложенный спрос?
— Пока трудно сказать. Сейчас последние недели хорошие по продажам. Будем смотреть на сентябрь. Сентябрь в действительности будет показательным.
— Скажите, можно ли говорить (я даже не про сегодняшний год, а, скажем, про последние несколько лет) об эволюции системы каналов сбыта? В каком направлении она идет?
— Да, можно сказать, что сейчас увеличивается доля онлайна и доля электронных аудиокниг.
— Применительно к вам онлайн занимает какую долю?
— Сейчас около 40%. «Лабиринт», Wildberries, Ozon — на все это приходится где-то около 40%.
— А собственные каналы издательства имеют большое значение?
— У нас сложный большой холдинг. Соответственно, то, что в холдинг входит, — да, потому что нам ведь «Читай-город» принадлежит. Понятное дело, это играет роль, но базово они действуют как независимые игроки, поэтому их особое значение заключается прежде всего в обмене данными.
— Одна из тем, которая обсуждалась в издательском мире в этом году: могут ли аудио— и электронные книги выходить раньше бумажных?
— Могут. Мы с какими-то книгами так и делаем, то есть это возможно, но не как массовая история, а больше как исключение из правил.
— Скажите, различие электронных и бумажных книг — поколенческая история?
— Сложный вопрос. Мне кажется, различия больше по жанрам. Например, ту же фантастику уже привыкли читать в электронном виде, а какие-то книги, соответственно, больше покупают в бумаге.
— Если говорить о жанрах, какие из них сейчас пользуются большим спросом?
— Номер один — это все-таки нехудожественная литература, но она немножко упала в нынешний кризис. Посмотрим, что будет в сентябре. Если говорить про бестселлеры, ведь бестселлеры драйвят, понятно, то сейчас с выходом художественная литература достаточно хорошо продается, то есть на первом месте сейчас Пелевин по продажам, дальше — , Джен Синсеро, то есть литература по саморазвитию. Пелевин большую роль играет. Неплохо стала продаваться в этом году young adult — литература для подростков, например книга года у нас «В метре друг от друга». Это такой детский, подростковый бестселлер.
— Внутри нон-фикшн что можно сказать о популярных жанрах? Историческая литература доминирует?
— Нет, конечно. Доминирует литература по саморазвитию. Люди стали больше внимания уделять своему развитию. Вообще, сейчас примерно каждая седьмая книга — литература по саморазвитию.
— То есть роль писателей выполняют психологи и коучи?
— Так нельзя сказать. Я бы не на это делал акцент, а на то, что люди стали больше думать о том, как им дальше жить, куда дальше развиваться; они перестали надеяться только на собственный опыт, потому что жизни не хватит, чтобы приобрести нужный опыт, невозможно жить только на собственном опыте. Все-таки есть успешный чужой опыт, который реально помогает. Почему это стало популярным? Люди увидели, что это работает. Например, мы даже внедрили проект «Вечная гарантия»: мы говорим, что готовы вернуть деньги за книгу в любой момент, потому что мы уверены, что она работает, и уверены: люди не будут ее возвращать. Я считаю, появилось большое количество реально помогающих книг, они дают очень хороший результат в продажах… Если вам помогло, то, понятно, вы это порекомендуете друзьям. У вас друзья спрашивают: почему ты стал жить лучше или почему у тебя отношения с мужем на другой уровень вышли? Так люди рекомендуют эти книги.
— Пелевин — фамилия известная. В какой степени в вашей издательской политике играет роль, грубо говоря, текучка, то есть когда просто малоизвестный писатель наудачу присылает вам свою рукопись?
— Да, писатели присылают книги наудачу. Мы на них смотрим, оцениваем. Зачастую они тоже хорошо продаются. Это зависит от жанра и от качества текстов, то есть мы, в принципе, внимательно смотрим все рукописи, которые к нам приходят.
— Какую долю в вашем портфеле занимают писатели, которых вы не знали заранее?
— Трудно сказать. Мы так не оцениваем и на такие параметры не смотрим. Для нас важнее просто качество текста, идея книги. Это самое главное. И качество иллюстраций, если книга детская.
— Число площадок, где можно приобрести бумажную книгу, падает?
— Нет, растет, наоборот. За прошлый год выросло: за счет открытия новых книжных магазинов. В принципе, все крупнейшие книжные сети за 2019 году выросли. Только появилась проблема с «Республикой». У нашей франшизы — «Территории» — уже сейчас 50 магазинов. Мы с нуля за три года построили достаточно большую сеть. В принципе, базово мы видим увеличение количества точек.
— Молодежь читает бумажные книги?
— Я уже говорил: есть тренд на young adult, то есть, вообще, видно, что для молодежи книга стала social объект. Раньше нельзя было представить, что есть такая профессия — книжный блогер, а сейчас в Instagram книжных блогеров огромное количество. Это как раз связано с тем, что для молодежи книга — социальный объект. Они общаются, дарят, хвастаются. Мы видим достаточно большой спрос как раз в этом сегменте. Причем так во всем мире. Раньше такого жанра даже не было — «молодые» и «взрослые», а сейчас он есть.
— Вы развиваете отношения с книжными блогерами?
— Конечно, для этого у нас есть отдел маркетинга, который профессионально с ними работает.
— Последний такой вопрос. Как полагаете, какой сейчас самый эффективный инструмент книжного маркетинга?
— Трудно сказать. Есть много разных инструментов, их эффективность зависит от жанра, от конкретной ситуации, от конкретного случая. Книга книге рознь. У нас есть разные кейсы. Где-то блогеры работают, где-то работает выкладка в магазинах, где-то работают специальные акции с партнерами, то есть тут нет единого инструмента.
— Вообще, в практике издательства есть такое понятие, как рекламный бюджет?
— Конечно. У нас самый большой рекламный бюджет в России. Мы работаем со всеми каналами, кроме, пожалуй, outdoor, который нынче плохо работает, хотя раньше его тоже использовали. Сейчас вот телереклама будет, Пелевин будет в телевизоре. Да, мы работаем со всеми каналами.
Беседовал Константин Фрумкин
Видео дня. Можно ли верить сонникам
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео