Четверть века у постели бойца: генералу Романову исполняется 72 года 

Четверть века у постели бойца: генералу Романову исполняется 72 года
Фото: ИД "Собеседник"
Уже 25 лет генерал ведет самый серьезный бой в своей жизни. С ним вместе все эти годы — его жена.
6 октября 1995-го командующий Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне Герой России генерал-полковник Анатолий Романов ехал на встречу с . Надо было обсудить ряд деталей в предстоящих переговорах с лидером сепаратистов . В Грозном, в тоннеле перед мостом, на площади Минутка раздался взрыв. Машина генерала оказалась в его эпицентре…
Вот так разделилась его жизнь — на «до» и «после». В тот роковой тоннель Анатолий Романов въезжал молодым (47 лет), полным сил, на пике карьеры — за два месяца до того он стал замминистра , командующим внутренними войсками МВД, а выехал на носилках… Его собирали буквально по кусочкам.
27 сентября генералу исполняется 72 года. Последнюю четверть века он ведет самый сложный в своей жизни бой — за право вернуться в нормальную жизнь. Его родные и близкие ежедневно, ежеминутно борются вместе с ним, не теряя надежды поставить генерала на ноги.
Ельцин очень переживал за Романова
В 2014-м я писала о том, как продвигается лечение Анатолия Александровича. Тогда встречалась с генералом , некогда непосредственным начальником Романова и одним из самых преданных друзей. Он и сегодня верит, что генерал встанет на ноги, поддерживает и его, и семью.
— О том, что Толя должен был ехать на встречу с Хасбулатовым, не мог знать никто: решение было принято спонтанно, буквально за минуты до поездки, — рассказывал мне тогда Куликов о деталях этой трагедии. — Возможно, телефон Хасбулатова был на прослушке у сепаратистов… А может, кто-то интересовался у него: кто к нему едет… Я в тот день был в Москве — прилетел на доклад к Ельцину, и обстановку мне Романов докладывал по телефону. А потом добавил: «Позвонил Хасбулатов, просит, чтобы я подъехал к нему». Я предложил, чтобы Хасбулатов сам подъехал. Толя ответил: «Я ему то же самое предложил, но он убежден, что это сведет на нет его миссию: когда чеченцы узнают, что он поехал к русским генералам, решат, что у него нет авторитета». Мы подумали, что не стоит пытаться переделать национальный менталитет, и Толя поехал сам: мы всегда использовали малейшую возможность, если была надежда остановить кровопролитие. Ельцин, кстати, лично знал Романова и очень переживал за него.
Из комы вышел через 18 дней
Тогда же, шесть лет назад, встречалась я и с женой генерала Ларисой Васильевной. Каждый день — в дождь ли, в холод, в палящий зной или в слякоть — она приезжает к мужу, чтобы ухаживать за ним, гулять в парке, заниматься на тренажерах, читать ему книги, разговаривать с ним… Она неустанно ищет новые методики, которые могли бы помочь генералу выйти из сумрака. Использует малейший шанс.
— Из комы муж вышел через 18 дней после взрыва, — огорошила она меня тогда: ведь многие считают, что Романов до сих пор в коме. — Как мне объяснили врачи: человек выходит из комы — это когда он открыл глаза и начал реагировать на свет, прикосновение, движение. При этом он может не осознавать, что происходит.
В таком — пограничном — состоянии Романов уже скоро 25 лет.
14 лет он провел в госпитале им. Бурденко. Но когда министром обороны стал , Романова оттуда… попросили. И с 2009-го генерал находится в Подмосковье — в Главном военном клиническом госпитале Национальной гвардии России (ГВКГ). У него прекрасные условия — отдельный модуль, двухкомнатная палата, оборудованная по последнему слову медицинской техники.
очень хорошо относится к Толе. Если есть возможность, даже сам приезжает в госпиталь, — Лариса Васильевна тепло отзывается о главе .
Вмешался COVID
На этот раз коронавирус помешал нам встретиться, поэтому разговариваем с Ларисой Васильевной по телефону. Спрашиваю, какие новости в состоянии генерала, а она отвечает, что всё по-прежнему. Но начинаем обсуждать подробности, и оказывается: победы все же есть. Просто они маленькие, а ей хочется, чтобы они были масштабнее, случались чаще.
Так, шесть лет назад меня поразило известие, что Романов занимается на тренажерах. Оказалось, ставили его ноги на педали, он слегка их крутил…
— Сам двигает педали, да, — описывает современное состояние дел Лариса Васильевна. — Километров шесть в час, кажется. Но мне хочется, чтобы всё побыстрее. Ведь у нас уже нет времени. Вы только представьте: осенью мужу исполнится 72 года. Нам главное — его мозг включить (он сохранный, просто его надо вывести из этого сумрака), реакция у него есть. Но все это надо развивать. А тут один казус за другим…
Например, Лариса Васильевна договорилась со специалистами в «Сколково», что они разработают специальную программу, которая поможет генералу «включить» мозг. Еще 6 лет назад доктор, который его вел, как-то написал на листке: «Если ты это прочитал, шевельни рукой». Генерал долго смотрел на буквы, потом прошло еще какое-то время, и он шевельнул рукой! Тогда-то и родилась идея создать такую программу, чтобы он мог глазами «набирать» текст на виртуальной клавиатуре.
И вот когда, казалось бы, дело оставалось за малым — и программа уже есть, и нашлись специалисты, готовые с ней работать, но… Вмешалась пандемия.
— Может, мы за эти четыре месяца продвинулись бы вперед, но сейчас ничего не делаем, — вздыхает Романова.
В мире таких пациентов больше нет Для врачей генерал — самый сложный пациент. Какие только мировые светила не приезжали к нему на консилиумы, какие только методики не испробовали, чтобы поставить этого сильного человека на ноги…
Между тем генерал в прекрасной форме: у него нет пролежней, ему постоянно делают массаж, он чисто выбрит, вполне упитан.
— Толя хорошо реагирует на музыку, спортивные телепрограммы и плохо — на фильмы, где стреляют и взрывают, — рассказывает Лариса Васильевна. — У него бывает разное настроение, и это выражается и в мимике, и в поведении. Так же, когда он встречает знакомых людей или появляются новые лица. Он, как и многие здоровые люди, чувствителен к природным явлениям — скажем, весной у него всегда аллергия на пыльцу цветущих деревьев. А в плохую погоду у него болит голова и он сердится.
— Вот сегодня погода отвратительная — гроза, ливень, [мы разговаривали с Ларисой Васильевной летом — прим.ред.] — и он чувствует себя не очень, — отмечает Лариса Васильевна. — В такие периоды у него и судороги бывают. А когда солнышко, все прекрасно. Мы уже настолько все это изучили, что достаточно взглянуть на прогноз погоды, чтобы понять, с какими симптомами столкнемся в этот день.
— О чем вы разговариваете с мужем? — спрашиваю Романову.
— Рассказываю ему о доме, детях, внучке, о разных житейских мелочах, о его товарищах…
— Вы как-то упоминали, что в начале 2000-х возили мужа в концертный зал «Россия» на награждение… Были еще поездки? Помогли они?
— Мы были награждены в номинации «Национальный герой», — вспоминает Лариса Васильевна. — Муж так хорошо выдержал церемонию. Было важно, что он сам получил эту награду… Да, было еще несколько поездок, все очень давно. Представьте, как это непросто — возить такого больного: машины сопровождения, военной автоинспекции (ВАИ), реанимации, целый кортеж… Мы же не знаем, на что и как он отреагирует. Еще мы ездили в храм , когда туда привозили Дары волхвов, и потом еще раз, когда привозили Пояс Богородицы. Возможно, это было не зря: все-таки медленно, но прогресс идет.
Скандальные тайны Чеченской войны
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник+» №07-2020 под заголовком «25 лет у постели генерала Романова».
Видео дня. Куда пропала российская певица с мужским голосом
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео