Любовница Абдулова, Янковского, Гафта и Прыгунова простила сожителя-садиста 

Любовница Абдулова, Янковского, Гафта и Прыгунова простила сожителя-садиста
Фото: Экспресс газета
Злой гений, драчун, забияка, бесстрашный и бесшабашный. Легенда своего времени. Так называли скончавшегося 27 сентября 83-летнего писателя и сценариста , одного из авторов культового фильма «Звезда пленительного счастья» и советского мини-сериала «Михайло Ломоносов». Он был помешан на музыке и дамах, семь раз женился, завел пятерых детей. Называл себя гуру и худруком групп «Аквариум» и «Зоопарк» . А из собственной дочери Поли растил знаменитую пианистку. Но в 12 лет, накануне большого турне по США, сбежала из дома, а позже обвинила его в насилии и педофилии.
— В 1946-м мне ударом крышки парты уродуют руку. Итог — костная мозоль на третьем пальце, палец навсегда лишен качеств. Рыдая, записываю в дневник:
«Прощай, музыка!.. Но когда-нибудь у меня будет дочь — и я сделаю ее великой пианисткой», — вспоминал Осетинский в мемуарах «Роман-Ролан».
Старшую дочь он заберет у бывшей жены в 1968-м, когда девочке исполнилось шесть. Спустя пару лет занятий с отцом Наташа, у которой от природы не было ни слуха, ни тяги к музыке, поступила сразу в 4-й класс легендарной Центральной музыкальной школы Москвы. А еще через год, решив, что будущая музыкальная карьера девочке обеспечена, мать тайно увезла ее к себе. Но та пианисткой не стала.
В 1980-м Осетинский уговаривает другую бывшую жену отдать ему их пятилетнюю Полину. Пролетают четыре года, и весь мир стоит на ушах из-за юной звезды классической музыки Полины Осетинской. За один вечер она исполняет два сложнейших концерта — Шумана и Бетховена. Наизусть! Билеты на ее концерты разлетаются мгновенно. Иностранная пресса дает ей прозвище «ангел перестройки». А знаменитый пианист специально задерживается в Ленинграде, чтобы услышать очередное выступление Полины, и пророчит отцу девочки:
— В Штатах вас разорвут на куски. Вы станете миллионерами!
Но накануне отлета в тур по США, где Осетинских ждали фантастические гонорары (по $50 тыс. за каждый из 40 концертов) и щедрые подарки (например, позолоченный рояль за $250 тыс.), Полина сбегает от отца. Вмиг поседевшего от ужаса Олега Евгеньевича друзья отправили приходить в себя в монастырь. А Поля наносит отцу еще один удар — в программе «600 секунд» рассказывает, что предок над ней издевался и унижал.
Спустя годы она выпустит автобиографическую книгу «Прощай, грусть», наделавшую еще больше шума. В ней Полина признается, что тяжелейшие занятия и полуголодное существование с папашей не забудет никогда:
— Я тайком съедала суп из собачьей миски, предназначенный нашей Джульке, от которого та воротила нос.
А еще так и не ставшая суперзвездой пианистка приоткрыла завесу сексуальной жизни отца. По ее словам, Осетинский часто менял женщин, а славу гениального педагога использовал, чтобы получать доступ к телам юных воспитанниц. Так, по признанию Полины, однажды они взяли в большое турне некую Диану, с которой отец обещал заниматься индивидуально:
— Приехав в Таллин, мы остановились в гостинице Совета министров, в довольно большом, но однокомнатном номере. Он изнасиловал ее в первую же ночь, практически на моих глазах, и продолжал делать это на протяжении трех месяцев… Когда звонила ее мама, он держал трубку в своих руках, готовый в любую секунду ее повесить и пристально глядя на Диану, пока она говорила, что у нас все хорошо. Ей было 15 лет…
Осетинский обвинял наследницу в клевете. Удивлялся: «Зачем мне насиловать Диану, которая меня обожала и хотела за меня замуж?» А через некоторое время заявил, что Полина все это сочинила под давлением теперь уже бывшего мужа и после развода с ним покаялась перед отцом:
— …Она приехала ко мне домой со своей дочкой и сказала: «Я каюсь. Каюсь во всем. Прости меня за все то горе, которое я причинила тебе. Конечно, ты не бил меня головой о батарею и вообще ни разу меня не ударил, как и моего брата Олега, за все восемь лет, которые мы у тебя жили. И кормил меня всегда очень хорошо — даже когда самому тебе не хватало. И ты не насиловал моих подруг, которых у меня и не было…» Теперь мы с Полиной очень подружились снова. Она полна стремления искупить свою вину…
Уже после смерти отца, который за несколько лет до кончины стал стремительно слепнуть, Осетинская написала на своей социальной странице:
— У нас были сложные отношения. БОльшую часть жизни я ненавидела и боялась своего отца. Потом многое переосмыслила. Последний месяц его жизни мы виделись и все простили друг другу.
В то же время стало известно, что в ближайшее время Полина переиздаст книгу «Прощай, грусть». Но вымарывать или исправлять позорящие Олега Евгеньевича моменты не собирается.
Рубец от любви
Еще одной пострадавшей от Осетинского считает себя актриса , одна из армии любовниц «злого гения». Сыграв небольшие, но яркие роли в советских кинохитах «Чародеи», «Парад планет» и еще нескольких фильмах, она надолго исчезла с экранов. Оказывается, после того как тиран-любовник изуродовал ей лицо, Макееву перестали приглашать на пробы. Лилия эмигрировала в Германию, взяла фамилию Гейтс и занялась журналистикой. А в середине 2000-х вернулась к отечественному зрителю — стала жить на две страны и снова сниматься в эпизодах.
— Олег меня любил. Несколько лет мы жили вместе с его мамой у них в квартире, — рассказала она «Экспресс газете». — Он называл меня «моя Фэй Данауэй» (популярная американская киноактриса 1960-х — 1970-х. — А. З.). Но однажды сильным ударом кулака и ножом рассек мое лицо. Оно стало похоже на месиво. Я долго лежала в больнице, и об этом происшествии мне всегда будет напоминать шрам. Осетинский был пьян, когда бил. До этого не раз, будучи нетрезвым, он избивал свою маму. А тогда ударил меня головой об стену, я выбежала из квартиры, стала звонить соседям. После лечения в больнице полгода ходила в черных очках. До сих пор у меня дергается глаз — остался нервный тик. Актриса не может объяснить, почему сразу же не ушла от Олега, а после происшествия не стала писать на него заявление в милицию, хотя органы интересовались, кто ей так «разукрасил» лицо.
— Однажды в квартире раздался телефонный звонок, — вспоминала Лиля. — «Передайте вашему мужу (Осетинский позиционировал меня как жену), что ему пора отметиться в ПНД». Это был знак, но в то время я понятия не имела, что ПНД означает «психоневрологический диспансер». Наивно полагала, что это какой-нибудь союз сценаристов.
Макеева со слезами на глазах рассказала, как Осетинский на коленях умолял ее вернуться: — Я еще тогда простила Олега… Но вернуться не могла. На моей душе навечно остался рубец от его любви, рана, которая не может зажить.
Счастливой ее женскую судьбу не назовешь. Романы с суперзвездами — Александром Абдуловым, , , , два развода.
Холодный Балуев
Брак Макеевой с братом актрисы вышел не менее скандальным, чем любовь с Осетинским.
— Первым моим мужем был , отец моего сына Васи и брат Екатерины Васильевой, — вздыхала Лилия. — Антон не хотел признавать сына, утверждал, что бесплоден и что Васька не от него. Даже вызвал бригаду психиатрической помощи, заявив, что у меня послеродовая горячка и я ненормальная, гулящая. Все родственники Антона, включая его сестру, устроили мне травлю. Екатерина Васильева даже пришла на суд, чтобы отнять у меня квартиру.
Со вторым мужем — актером театра «Современник» семейный союз, по ее словам, тоже оказался неудачным. Впрочем, далеко не обо всех своих возлюбленных Лилия говорит плохо.
— С Сашей Абдуловым у нас была романтика, — писала она в автобиографическом романе «Везучая». — Мы вместе снимались в фильме «Чародеи», а после съемок гуляли по ночной Москве, тусили… целовались.
С пониманием Макеева относится даже к Прыгунову, который заставил ее избавиться от их нерожденного ребенка, хотя обещал жениться:
— Я не стала молчать, когда Прыгунов заставил меня сделать аборт, потому что об этом говорить нужно. Впрочем, я простила и Льва. Простила, но не забыла его поступок.
А вот от своего однокурсника по Школе-студии МХАТ Александра Балуева Лилия шарахалась:
— Нет, в Балуева я никогда бы не влюбилась — слишком он был серьезный, холодный, не вызывающий романтических чувств. Такой нудный.
При этом самой большой своей любовью Лилия Макеева, несмотря ни на что, называет Осетинского:
— Он много мне дал. Научил говорить, одеваться, преподносить себя. Хотя я не сторонница его метода, который он опробовал на своей дочери Полине «дубль — стресс», но признаю, что человеком он был необыкновенным, посвященным в какие-то тайны… Мне очень жалко Полину, которую он мучил, заставляя заниматься без перерыва от утра до ночи и доводя до истерики. Он навредил ее психике, и я понимаю Полину и сочувствую ей…
Видео дня. Звезды, которые, возможно, все еще живы
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео