Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Сторонники абортов похожи на рабовладельцев — либеральный взгляд на вопрос

напомнил городу и миру, что оплачивать из наших налогов убийство детей — это все равно что оплачивать нашими деньгами наркотики для наркомана или выпивку для алкоголика.

Сторонники абортов похожи на рабовладельцев — либеральный взгляд на вопрос
Фото: РидусРидус

Сравнение не совсем прямое, но для донесения до мозга граждан степени чудовищности ситуации подойдет.

Видео дня

Феминистки, как обычно, устроили истерику, превознося лозунг: «Не тебе рожать, не тебе решать».

То ли они дуры, то ли пытаются нас выставить идиотами — переврать и надеяться, что мы, нормальные люди, не заметим. То ли и то, и другое. Не выйдет, гадины.

Заметим. Не хотите рожать — можете в принципе кесарево сделать, хотя без показаний это глупо. А если не хотите попадать в ситуацию, когда нужно делать выбор между естественными родами и кесаревым, откажитесь от совокупления. Потому, что если вы согласились, контролировать зачатие вы напрямую не можете. Не о ваших телодвижениях речь. О чужой жизни. О жизнях ваших детей.

«Не тебе умирать — не тебе решать».

Вот когда ребенок родится, вырастет, станет совершеннолетним — тогда он сам будет волен в своей жизни и смерти. Он сам примет решение, жить ему или умирать. Не ты. Он. И только о своей жизни. А не о чужой. Так и ты, прыгая в койку и на ходу стаскивая трусы, — только в своей жизни вольна. Не в чужой. Не в жизни своего ребенка.

Вообще, конечно, удивительно, но риторика детоубийц абсолютно такая же, как риторика идейных рабовладельцев. Один в один: «Негр — это не человек. Это моя собственность. Я могу распоряжаться им по своему усмотрению. Никто не имеет права мне указывать, что мне делать с моим рабом. Если я сочту нужным убить моего раба — это мое личное дело. В этом нет ничего плохого и постыдного. Никто не имеет права вмешиваться в то, что я делаю с моим рабом, — это нарушение священного права частной собственности. Раб может стать человеком. В будущем. Если я, его хозяин, дам ему вольную. А сейчас раб — не человек»…

«Ребенок — это не человек. Это часть моего тела. Я могу распоряжаться им по своему усмотрению. Никто не имеет права мне указывать, что мне делать с моим ребенком. Если я сочту нужным убить моего ребенка — это мое личное дело. В этом нет ничего плохого и постыдного. Никто не имеет права вмешиваться в то, что я делаю с моим ребенком, — это нарушение моих прав. Ребенок может стать человеком. В будущем. Если я разрешу ему родиться. А сейчас он не человек»…

Что еще более удивительно, детоубийцы и их сторонники требуют, чтобы нормальные люди относились к ним с уважением и на полном серьезе вели дискуссии, являются ли маленькие дети людьми и можно ли их убивать.