Ещё

Возрастные модели на подиумах Лондона как ответ нью-йоркскому plus-size 

Возрастные модели на подиумах Лондона как ответ нью-йоркскому plus-size
Фото: Bazaar.ru
Старый и Новый Свет никогда не откажутся от своего негласного соперничества, в том числе и на подиуме. Пока на нью-йоркских показах правят спорт, унисекс и streetwear, в Лондоне всегда будут лелеять винтаж, авангард и викторианское наследие. В новом сезоне Нью-Йоркская и Лондонская недели моды оказались соперницами также и в своем неистовом культе толерантности в ответ на нападки в адрес индустрии за формирование оторванных от реальности стандартов красоты. Но если NYFW в качестве реверанса неформату выпустила на подиум моделей plus-size, то в Лондоне поставили на возраст.
"Когда люди думают, что они старые, чтобы жениться, — женятся геи", — говаривала Керри Брэдшоу. Добавим: когда 28-летние длинноногие миллениалки думают, что вся жизнь позади и они слишком старые для модельной карьеры, на подиум выходят их бабушки. И срывают джекпот. На отгремевшей в Лондоне Неделе модели в возрасте «далеко за…» выходили не по одной, а сразу командами. У  возрастные модели вписались в картинку идеально. «Я размышляла о том, кто я такая. И поняла, что в поисках себя не хочу терять ни один из эпизодов своего семейного прошлого», — призналась дизайнер, комментируя новую коллекцию. Она превратила ее в архив лелеемых преданий старины, хранителями которого назначила седовласых 74-летнюю Бенедетту Барзини, 70-летних Мари-Софи Уилсон-Карр и Жан де Вильнев и 50-летнюю Сесилию Чанселлор. От них веяло семейным теплом, которое передается от матерей к дочерям, от бабушек к внучкам и так далее вместе с приданым вроде бязевого кружева, бархатных пальто военных лет с кожаными портупеями, меховых накидок и пушистых пальто-халатов, подвязанных меховыми бантами. В рамках прошедшей Лондонской недели 70-летняя Жан де Вильнев блистала также на подиуме Osman, где она прошлась вместе с дизайнером текстиля Тифани де Люсси, и имела здесь не меньший успех. Согласитесь, классическая английская клетка, выдержанная как хорошее вино, «перезрелая» барочная палитра и натуральный мех возрасту к лицу, причем без всякой сноски.
Эти шоу — иллюстрация первого и наиболее понятного пути в моду для тех, кому «далеко за…». Основной ключ тут — зрелая женская красота в самом классическом ее понимании, причем модельного класса. Красота, которую пронесли через годы вместе с осанкой, статью, привычками к правильному питанию и спорту, ну или вместе с генами. И мода тут вообще ни при чем. Когда встретите такую красоту, ни с чем ее не спутаете, просто потому не сможете отвести глаз. Вот увидите — вы будете настолько поражены, что не побоитесь подойти к ее хозяйке, выразите свое искреннее восхищение и взмолитесь о секрете ее красоты: «Как?». Такую можно встретить и на троллейбусной остановке, и на подиуме. Но и там, и там — шанс на миллион. Но и такой запрос, представьте себе, можно удовлетворить — вспомните имена рекордсменок модельной профессии — Кармен Делль Орефис, которая блистала на обложках еще в 1947-м, Дафну Селф или 69-летнюю Линду Родин — стилиста из Нью-Йорка, бывшую модель и редактора Harper's Bazaar. 56-летняя Никола Гриффин и 60-летняя в бикини — пример из той же оперы.
Второй сценарий адаптировать моду к возрасту или возраст к моде, на который указывает февральская Лондонская неделя моды, — это путь фрика, который гораздо ближе к собственно моде, потому что последняя, как известно, не про красоту. Так что быть прекрасной «балериной на пенсии», оказывается, необязательно. Но нужно другое — порох в пороховницах и дух художника. За примером — вэлкам на шоу Гарета Пью. Все внимание — на закрывшую показ прекрасную и ужасную культовую Скарлетт Кэннон. Ее мало назвать легендарным модным редактором и стилистом. Основатель проекта Club to Catwalk, которая ретроспектировала в Музее Виктории и Альберта лондонскую моду 1980-х, — скорее шоувумен и настоящий арт-фанат, двигатель уличного авангарда и экспериментального дизайна, клубной культуры и бесконечного перформанса.
Из той же категории, кстати, всем известная коллекционер и дизайнер текстиля Айрис Апфель — ну разве что по подиуму не ходит, но в современной моде фигура не менее яркая. Всю свою жизнь провела в поисках модных сокровищ в магазинах, на блошиных рынках, барахолках и фабриках и произнесла фразу How much? столько, сколько никто в мире.
Войдут их имена в историю моды, как это случилось со Скарлетт Кэннон и Айрис Апфель, но женщин в возрасте, интересных моде, в этой категории куда больше. Иначе блог Advanced Style давно бы сдулся. Он, наоборот, год за годом лишь наращивает аудиторию. Еще бы! Мир без ума от модниц в возрасте «далеко за…» и не устает открывать новые имена в этой категории, ведь они дают моде то, чего ей так не хватает, — расслабленность, уверенность в себе, мудрость и чувство юмора. Им не надо гнаться за трендами и ежедневно решать, какими они хотят быть сегодня — hot или cool, они не пытаются никому ничего доказать, не делают селфи «на сложных щах» и умеют посмеяться над собой. Пожалуй, именно в этой категории больше всего модниц «про стиль», а не про «моду». Одеваться для них — сплошной фан, а никакая не демонстрация принадлежности к избранным модным кругам или, не дай бог, статуса.
Возьмем звезду Instagram — 55-летнюю Софи Фонтанель, которую глянец окрестил «самой стильной француженкой». Писательница и колумнистка еженедельника Le Nouvel Observateur с удовольствием делится с фолловерами ежедневными луками, отчетами с модных показов и снимками внуков. Синтия Пастор — фанат эклектики и яркого цвета: в два счета научит сочетать бирюзовый, фуксию и лимон, спорт, этнику и гранж, а заодно заставит заново влюбиться в жизнь. Бадди Винкл — 87-летняя эксцентричная пенсионерка из Кентукки, рекламное лицо марки одежды Dimepiece и настоящая звезда Instagram — орудует тинейджерским гардеробом, дружит со знаменитостями всех мастей и демонстрирует заражающую жизнерадостность. А Сара из Сиднея — модель и по совместительству модельный скаут. Ищет вокруг красивые лица и красоту вообще. А как только ее находит — сразу надевает на себя и фотографируется и носит ее и в пир и в мир: на лесную прогулку, на выставку современного искусства и в магазин за хлебом.
Попробуете скрестить три эти категории: холеную женскую красоту, от которой невозможно оторваться, возраст и стиль — и поймете, что примеров почти не найти. Почти. Вспомните уже названную Линду Родин. Бинго! Экс-модель и редактор Harper's Bazaar любит крупные очки, носит несколько колец на одном пальце, узкие брюки, искусственный мех и ненавидит скрывать свой возраст. К слову, Линде Родин 69 лет, и она прекрасна, хоть и не выходит на подиум. Но в контексте сегодняшнего дня, когда о своих правах заявили даже «вышедшие в тираж» стюардессы , а Игорь Гавар открыл первое российское модельное агентство исключительно с пожилыми моделями в базе, — это точно лишь вопрос времени.
Как уже понятно, мода вовсе не против возраста и имеет инструменты обратить его в свою пользу. Но ода зрелой красоте оказывается еще более фарсовой, чем ода большому размеру. Второй случай — вопрос выгоды, потому что платье на фигуре Каролины Курковой в кадре продастся и скинни, и плюс-сайзу, а классное платье на Эшли Грэм — только таким, как Эшли. А вот первый случай — тут уж извините, не будем ханжами и признаемся, что ни мода, ни мы сами просто не знаем, что делать с естественным врожденным человеческим страхом перед смертью и ее приближением — старостью, а значит, и перед пожилыми людьми — хоть на подиуме, хоть за соседним столом в ресторане. В этом смысле геронтофобия — такая же непобедимая, как древняя арахнофобия. Иначе наряду с поиском лекарства от рака мировая медицина не билась бы над вопросом продления физической молодости. Пытаясь дистанцироваться от старости, человек замещает свои страхи на предрассудки о возрасте и не признает его. Но когда мы видим рекламную кампанию Bohoboco с, черт возьми, не побоимся этого слова, роскошной 82-летней в кадре, страх отступает.
Видео дня. Сколько мяса в современных сосисках
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео