Ещё
Ургант случайно раскрыл секрет Лазарева
Ургант случайно раскрыл секрет Лазарева
Звёзды
"Пусть эти деньги спасут хотя бы тебя"
"Пусть эти деньги спасут хотя бы тебя"
Любовь
Почему кажется, что за нами следят
Почему кажется, что за нами следят
Психология
Фразы родителей, превращающие детей в одиночек
Фразы родителей, превращающие детей в одиночек
Дети

Штрафной синяк. Что даёт послабление закона семейным тиранам и их жертвам? 

Штрафной синяк. Что даёт послабление закона семейным тиранам и их жертвам?
Фото: АиФ Иркутск
В феврале вступил в силу закон о декриминализации семейных побоев. перевела рукоприкладства родственников из уголовного кодекса в административный, и теперь мужу, впервые поднявшему руку на свою жену, грозит не колония, а штраф. Общественность такого нововведения не оценила: люди решили, что мужья-тираны получили официальное разрешение колотить и без того несчастных жён и детей. На митинги по всей России потянулись активисты с требованием вернуть уголовное наказание за синяки и ссадины у беззащитных женщин.
«Вы помиритесь, а нам разбираться»
В Иркутске организовали сразу два пикета, один прошёл до того, как президент подписал закон, второй сразу после. У скульптуры Бабра в областном центре собрались около 30 человек с плакатами «Свидетельство о браке — лицензия на насилие», «Буду резать, буду бить, штраф несложно заплатить» и «Пора выносить сор из избы». Всем пикетчикам на вид только-только перевалило за 20. К пикету подошли с творчеством: из громкоговорителя вырывался бодрый панк-рок, с плакатов улыбалась сенатор  — один из инициаторов закона о декриминализации побоев.
«Мы сообщали о митинге через соцсети, поэтому здесь такая молодая публика», — объясняет организатор мероприятия Дарина Захарова. Девушка с большими голубыми глазами, похожая на подростка, говорит, что домашнее насилие её стороной не обошло — мама Дарины сменила пять мужей, и далеко не все относились к падчерице как к ребёнку.
— Я сталкивалась с моральным, физическим, даже сексуальным насилием. Но моей матери было всё равно, — откровенно говорит она. — Видимо, государству тоже всё равно. Мы считаем, что декриминализируя семейные побои, закон просто развязывает домашним тиранам руки.
Это мнение разделяет иркутянка Марина (имя изменено), которая о побоях со стороны некогда родного человека знает не понаслышке. На митинги женщина не ходит: ждёт четвёртого ребёнка и вместе с тремя старшими детьми уже полгода живёт в кризисном центре для женщин, куда убежала от мужа, который внезапно её разлюбил.
— С мужем познакомились 8 лет назад, — грустно рассказывает Марина. — Я тогда работала продавцом на рынке, он частенько забегал за покупками, там и приглянулись друг другу. Всё было хорошо, до тех пор, пока случайно не забеременела четвёртым ребёнком: «Не потянем же», — пыталась убедить мужа, но он успокаивал: «Справимся».
Не справились — то ли мужчина не вынес тягот отцовства, то ли просто заскучал, но постепенно Марина стала понимать, что каждый вечер супруг уходит отнюдь не на деловые встречи.
— Нашёл себе девушку помоложе, — вздыхает женщина. — А когда я стала спрашивать: «Куда ты уходишь?» — злился, выпивал, и в конце концов начал поднимать на меня руку.
Побои беременная Марина терпела месяц. В полицию обратилась лишь однажды, и услышав: «Вы потом помиритесь, а нам разбираться… », поняла, что помочь себе может только сама. Хотя, говорит, что желание наказать супруга всё ещё есть. К новому закону она относится отрицательно, но вздыхает: «Дуракам вообще никакой закон не писан».
«Все так живут»
Соседку Марины по центру — студентку Веронику (имя изменено) муж не бил, но стал агрессивно относиться к её двухлетнему сыну.
— Мы сошлись, когда мне было 18, мужу — 17 лет, и у меня на руках уже был трёхмесячный Марк, — рассказывает хрупкая девушка. — Тогда всех удивляло, что к моему ребёнку, от которого отказался родной папа, он так хорошо относился: заботился о сыне, оформил опекунство. Я нарадоваться не могла. Спустя два года решились на общего ребёнка, и чужой резко стал ему не нужен.
Что делал «спутник жизни» с Марком, пока была в роддоме, она не знает, но, вернувшись, обнаружила, что сын ужасно боится отца и начинает рыдать, как только тот входит в комнату. Да и мужа как подменили: из заботливого отца он превратился в агрессивного грубияна.
— Он становился всё агрессивнее, стал пить, угрожать, и я ушла, — делится своей печальной историей Вероника. — Горе-супруг на связь не выходит — ему всё равно: взял с одним ребёнком, бросил с двумя. Зато его мама просит вернуться в семью. Её муж, мой свёкор, выпивает, может ударить её. Но она считает это нормальным. Говорит: «Все так живут».
Такую же позицию разделяют подруги Вероники по детскому дому, где она жила, пока её не удочерили.
— Многих иногда поколачивают мужья, но они всё равно держатся за свои семьи, потому что никогда не видели по-настоящему счастливой семьи, а я видела — мою приёмную. Я знаю, что бывает по-другому, и не хочу, чтобы у моего сына перед глазами был папа-тиран. Ему нужен хороший пример, чтобы он мог построить здоровые отношения, когда вырастет.
Наказание за агрессию в виде штрафов девушка считает бесполезным.
— В семьях и так денег не хватает, так ещё за синяки государству платить из общего бюджета. Получается, как в сказке: битый небитого везёт.
«На самом деле ужесточили»
По статистике России по Иркутской области в 2016 году от домашних побоев пострадали 1986 женщин и 1055 мужчин — но это, как правило, не мужья, а сыновья-подростки или пожилые люди, руку на которых поднял кто-то из детей. За год больше 3 тыс. жителей области поставили на учёт как семейных дебоширов.
Как поясняют в полиции, мнение обывателей о том, что закон дал домашним тиранам разрешение на насилие, ошибочно. По словам старшего инспектора по особым поручениям отдела информации и общественных связей регионального «главка» Игоря Медведева, если внимательно изучить новую норму, станет понятно, что наказание по 116 статье УК даже ужесточили. Раньше после того, как женщина подавала заявление в полицию на супруга, но, помирившись с ним, забирала документ, дело прекращали. Теперь «отвертеться» от штрафа у мужа шансов меньше — административные дела рассматривают быстрее уголовных. Сумма штрафа варьируется от 5 до 30 тыс. в зависимости от решения судьи. Деньги отправятся в казну государства. Однако если, заплатив штраф, «домашний боксёр» вновь поднимет руку на родственников, то в игру вступит уже уголовный кодекс — за повторные побои дебоширам грозит судимость и наказание от обязательных работ до лишения свободы на срок до двух лет.
Юрист также говорит, что у нового закона всё же есть плюсы — он «разгрузит» участковых и мировых судий, у которых дела о домашних побоях лежат годами, так как собрать доказательства, чтобы отправить семейного деспота в колонию, очень сложно.
Комментарий
, директор кризисного центра для женщин «Мария»:
— За последние год — полтора к нам стало обращаться всё больше женщин. Возможно, агрессия мужчин возросла из-за кризиса: зарплаты падают, цены растут, денег нет. К нам приходят не просто побитые женщины, а избитые — на многих живого места нет. С первыми синяками или ссадинами они никогда не идут в полицию, считают, что это больше не повторится. За помощью обращаются, когда наступает «точка кипения». К нам из-под Черемхово однажды привезли женщину с ножевыми ранениями, которые ей нанёс муж. Поступала женщина со следами от пуль травматического пистолета — супруг стрелял в неё в упор (она, кстати, к этому мужчине вернулась). Одна из самых жутких историй: приехала мама с избитым 8-месячным ребёнком! Когда муж набросился на неё, она инстинктивно схватила малыша, думая, что супруг остановится. Но он не остановился — кулак «прилетел» ребёнку прямо в голову. Мы лечили его два месяца. Как травма скажется в будущем, никто не знает. Вы думаете, этих мужчин остановит штраф? В первый раз они, может быть, заплатят эти 5 тысяч рублей, но во второй жёнам достанется так, что они никуда уже не пойдут жаловаться.
Насилия становится много, и не только со стороны мужей. У нас была девочка 19 лет, которую избивала мать, у девчонки был выбит даже хрусталик в глазу. С виду мать — приличная, обеспеченная, ухоженная женщина, держала двоих своих детей как прислугу и била за малейшую провинность. С ней даже муж развёлся, потому что она и на него пыталась поднимать руку.
Точка зрения
Василина Верхозина, семейный психолог:
— Самая большая проблема в том, что 90% женщин, которые пережили побои мужа, вообще не обращаются за помощью, они стесняются просить защиты у посторонних людей, боятся уходить от мужа, им жалко разбитой семьи. Я работала с женщинами, которые жили с алкоголиками, наркоманами, с тиранами, которые их били, но, уходя, снова возвращались к ним в надежде, что мужчина вдруг исправится. Информация о том, что ответственность за домашнее насилие ослабили, вряд ли поможет исправить ситуацию, которая творится во многих семьях. Многие мужчины и без того чувствуют себя безнаказанными.
Один из способов вычислить домашнего тирана ещё на стадии знакомства с ним — узнать, почему закончились его прошлые отношения.
Если мужчина заявляет, что в разрыве виновата исключительно женщина, и в целом отзывается о ней очень негативно — это повод задуматься. Как правило, мужья, ударившие свою супругу, и в этом винят только её саму.
Видео дня. Картошка, которая может отравить
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео