Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Бизнес не терпит долгих вояжей»

Данкертон: путь от киоска до империи с миллионным оборотом Superdry — одежда, рожденная путешествием. Несколько лет назад британцы Джулиан Данкертон и Джеймс Холдер побывали в Японии, вдохновились местной эстетикой и создали свой собственный бренд для таких же влюбленных в странствия городских модников. А этой весной в московском «Цветном» открылся внушительный — 600 кв. м — флагманский магазин марки. «Коммерсантъ Стиль» поговорил с Джулианом Данкертоном о винтаже, рок-н-ролле, дальних городах и странах. — Джулиан, если можно, несколько слов о том, как возник бренд Superdry. — Вообще, первый мой бизнес появился в 1985-м: рыночный ларек в Челтенхеме. Лет пятнадцать назад у меня уже была своя сеть розничных мультибрендовых магазинов — самая успешная сеть в Великобритании. Мне всегда нравилось продавать. Однако я видел, что мир меняется. В тот момент рынок предлагал мало актуальных вещей, которые бы пользовались спросом. Работали достойные бренды, которые занимались денимом, а вот по-хорошему смелой городской одежды почти не было. Тут я понял: индустрия на пороге изменений, мы ухватились за эту возможность и предложили покупателем одежду под своим брендом Superdry. В Японии нас поразили яркие цвета, уличная мода и иероглифы. В первой коллекции было всего пять моделей футболок, в том числе названная в честь японского города «Osaka 6» — та самая, которая стала культовой, после того как в ней появился . Потом в нашу одежду буквально влюбилась . Сегодня среди звездных почитателей Superdry — , , , и многие другие. А совсем недавно мы сделали капсульную коллекцию в коллаборации с актером и звездой сериала «Лютер» . Мы больше не говорим о Superdry как о компании, просто производящей одежду,— теперь мы мировой бренд с миллионным оборотом, олицетворяющий определенный городской стиль, образ жизни. — И что же это за образ жизни? — Мы нацелены на клиентов, которые стремятся быть крутыми, но не хотят, чтобы их одежда была слишком модной или странной, людей, которые желают быть идентифицированными, как «я в курсе современных тенденций, и этого мне достаточно». — Почему вы выбрали именно Superdry для названия бренда? — На самом деле название бренда абсолютно ничего не означает. Мы просто придумывали разные слова, перебирали варианты, и в голову пришел Superdry. Джеймс, мой партнер, сделал вариант на японском, нам понравилось, как это выглядит. Вот и вся история. В общем, просто крутое слово. — Superdry позиционируется как одежда для городских модников. А какие города любите вы сами? — Знаете, я сейчас не вру, но я действительно люблю Москву! У меня вчера был один из самых лучших выходов в ресторан за всю жизнь! Я был в White Rabbit у , и он просто потрясающий. В мире, конечно, очень много замечательных городов, но Москва уникальна. Прекрасная архитектура, гостеприимство. Вообще, знаете, при всем моем капитале, мне не нужно владеть яхтами. Мысль о том, что в течение недели придется кататься по Средиземному морю, скорее смущает меня, чем радует (смеется). Сейчас я меньше путешествую, чем хотелось бы: бизнес не терпит долгих вояжей. И, где бы я ни был, я всегда покупаю газету, чтобы быть в курсе всех новостей. — Кстати о новостях: расскажите о работе с «Цветным». — Все, что вы видите, было тщательно отобрано, здесь представлена одежда, которой нет в других магазинах. Я обожаю «Цветной», мне кажется, мои коллеги поработали отлично! То, что они сделали,— просто потрясающе. Кроме того, вместе с универмагом мы выпустили капсульную коллекцию: куртки, футболки и сумка для путешествий. — Что для вас служит источником вдохновения? — Одежда Superdry вдохновлена сочетанием стиля преппи, американского винтажа и японской графики. Я сам очень эклектичен в своих вкусах. Наш бренд — совместный, над ним работаю не только я, но и мой партнер Джеймс, и мы черпаем вдохновение абсолютно отовсюду. Смотрим и изучаем все! Это и британская музыка, и рок-н-ролл. Мне кажется, британцы всегда были независимы и креативны, хотели что-то создавать. Посмотрите на новые жанры в музыке или моде за последние 30–40 лет — очень многие из них вышли именно из Великобритании. Это, безусловно, и британский панк-рок, который теперь уже можно назвать классикой. — Вы любите винтажную одежду. Что редкого есть в вашей коллекции? — Если честно, я не покупаю винтажную одежду, я вдохновляюсь ей. Мне очень нравятся винтажные ткани. Проблема в том, что, если ты купишь какую-то реальную винтажную одежду, например кожаную куртку,— она будет либо слишком короткой, либо широкой. Я вижу в этой одежде великолепный дизайн, но для сегодняшнего рынка она не подходит. Конечно, мы в свое время покупали много винтажной одежды, но это было исключительно для вдохновения: мы ее не носили. — Где у вас располагается производство? — По всему миру — Индия, Турция, Китай. Мы размещаем заказы там, где специализируются на тех или иных вещах. Если вам нужны текстильные изделия, то Турция — идеальное место. Наши футболки все из Турции — турки в этом лучшие. Мы делаем около 6000 артикулов в год. У Superdry более 500 магазинов в четырех десятках странах по всему миру — от Северной Америки до Европы, Ближнего Востока, Азии и Австралии, в одной только Великобритании их больше 130. У Superdry есть женская и мужская линии, но мужчины составляют более 60% нашей аудитории. — А русских клиентов, прежде чем выходить на рынок, вы изучали? Какие у вас планы на Россию? — Нет, не изучали, но на российский рынок мы вышли в партнерстве с компанией A3 Retail Group. Superdry в России — франшиза. Мы в партнерстве отвечаем за бренд, они — за знание рынка. В этом и есть залог успеха такой бизнес-модели. Мы не настолько высокомерны, чтобы полагать, что знаем вкусы российского покупателя. Поэтому мы и работаем с местной компанией, чтобы быть уверенными в том, что поставляем товары, актуальные для вашего рынка.