9 октября 2017, Умная

Откуда у нас появляются привычки

Привычки бывают вредными и полезными. С первыми принято бороться, а формировать вторые не так-то просто. Они во многом определяют нашу жизнь.
Что такое привычка?
Что такое привычка? Учебники по психологии говорят о том, что это устойчивая модель поведения, руководящая нашими действиями и выбором. Однако, как же они формируются?
Можно ли избавиться от ненужной привычки, а полезные, напротив, приобрести?
Психологи утверждают, что все это возможно. Формирование привычки происходит постепенно и неуклонно при повторении какого-либо действия, ценность которого является для человека неоспоримой. Повторяемое действие непременно должно вызывать приятные чувства и только тогда оно станет автоматизироваться и совершаться без каких-либо волевых усилий. Рассмотрим, что думают психологи и биологи о привыкании:
Психология привычки
В психологии образование привычек называют габитуацией, и определяют как свойственную всем живым существам выработку ответной реакции на стимул. Таким образом, стимул, помогавший выработать привычку, может уйти в прошлое, а эффект привыкания все равно останется.
Что же нужно сделать, чтобы сформировалась нужная привычка? К примеру, человек хочет бегать по утрам каждый день, но это никак не входит в привычку, и бегать удается лишь от случая к случаю. Психологи утверждают, что наше сознание способно довести до автоматизма подобный ритуал.
Во-первых, человеку нужна искренняя заинтересованность. Убеждать себя в том, что бег полезен для здоровья, а потому необходим — несильный стимул, бег нужно полюбить и прочувствовать приятные ощущения от него — успехи как на уровне тела, так и на уровне психики, роста самооценки, социальной пользы.
Во-вторых — привычка требует ощущения уверенности в себе, необходимо осознанное понимание возможности претворения мечты в жизнь. Если каждое утро нужно рано идти на работу, и бегать никак невозможно, то попытки сформировать привычку станут лишь пустой фантазией. В таком случае нужно либо верно расставлять приоритеты, либо попробовать убедиться в невозможности воплощения замыслов — вдруг все получится?
Четкое видение результатов, которые принесет вам новая привычка — третий шаг на пути к цели. Бессмысленно начинать автоматизировать какие-либо свои действия, если вы имеете туманные представления о их значимости. При таком подходе привычка довольно быстро станет чертой характера: главное понимать смысл действия, получать от него положительный результат и приятные эмоции. Стоит же немного расслабиться, перестать соблюдать регулярность, и привычка не закрепится.
Когда же я привыкну?
В сфере любительской психологии ходит устойчивый миф о том, что привычка формируется за двадцать один день. Возник он благодаря пластическому хирургу Максвеллу Мольцу и его книге «Психокибернетика».
В ней Мольц рассказывает о гипотезе двадцати одного дня, согласно которой, именно за это время формируется особая связь нейронов, отвечающая за образование привычки. Однако чисто умозрительная теория не подтвердилась экспериментально: многим людям требовалось большее время для привыкания к каким-либо действиям. Психологи-экспериментаторы рассчитали, что для разных людей для автоматизации действия необходимо от 18 до 254 дней, то есть почти восемь месяцев.
Однако, говоря о 254 днях, нужно заметить, что это время должно использоваться с умом. Только сила воли и серьезность целей помогут превратить полезную привычку в черту характера. Психологические усилия влекут за собой физические, а, следовательно, для формирования привычки понадобится много сил и терпения.
Биохимия привычки
Все мы помним историю Редьярда Киплинга о Маугли, человеческом ребенке в волчьей стае. Истории реальных найденышей, проживших некоторую часть детства в компании диких зверей, обычно более печальны.
Как правило, люди, прожившие первые годы жизни, очень важные для формирования психики, вне круга человеческого общения, не могут приспособиться к жизни с другими людьми, особенно в городах, и рано погибают.
Это относится и к людям, проведшим детство вообще без чьего-либо общества — как, например, известный немецкий юноша Каспар Хаузер, встреченный людьми в возрасте шестнадцати лет в Нюрнберге XIX столетия.
Мальчик не обладал способностью отличать реальные объекты от нарисованных, затруднялся с определением размеров объектов: к примеру, он считал, что башенные часы можно схватить руками, а монета, приближенная к глазу, казалась ему величиной с полгорода. Каспар с трудом ходил и так и не смог полноценно обучиться языку и наукам: юноша не понимал значения местоимений, не пользовался грамматикой, несмотря на превосходную память.
Почему же всем этим бедным подросткам не удалось приспособиться к людской жизни? Ответ кроется в привычках. Дело в том, что привычка — не только психологический феномен, требующий определенных волевых и ценностных установок, но и биохимический процесс.
При устойчивом повторении какого-либо действия в мозге образуется особая структура нервных связей, которая в любой момент готова активизироваться при потребности. Эту структуру, служащую основой для моделей поведения человека в тех или иных ситуациях, Иван Павлов называл динамическими стереотипами.
Динамическим стереотипам человек обязан автоматизмом своих движений, индивидуальностью походки, осанки, различных поз и жестов. Они являются базой, необходимой для формирования более тонких «настроек» наших привычек — в отличие от врожденных физиологических рефлексов, динамические стереотипы формируются у каждого человека по-своему.
Каждая привычка на биологическом уровне выглядит так: сначала идет раздражение от внешней среды, на которое откликается рецептор, переносящий затем сигнал к чувствительному нейрону. Сегмент спинного мозга передает информацию к двигательному нейрону, а от него, в свою очередь, сигналы поступают по нервам к органам движения.
Привычка или стереотип?
Человек обладает привычками не только в своих действиях, но и привычками восприятия окружающей среды. Доказательством стереотипности восприятия мира, происходящего через призму привычных шаблонов, является один психологический эксперимент, проведенный американскими психологами.
Группе из двадцати человек выдали очки, переворачивающие изображение: в течение месяца испытуемые постоянно находились в них. По прошествии тридцати дней мозг людей настолько привык видеть мир перевернутым, что сняв очки, люди не заметили изменений: небо по-прежнему было внизу. Мозг, привыкнув к такой перспективе, самостоятельно переворачивал изображение. Отвыкание также заняло порядка месяца.
Этот пример прекрасно демонстрирует, что заблуждения и навязанные модели поведения, с помощью которых мы познаем мир, тоже являются привычками. По сути, за жизнь человека вырабатывается всеобъемлющая модель понимания мира, за границы которой выйти весьма и весьма сложно.
Благодаря привычкам мы не замечаем старение друзей и близких и с трудом меняем свой рацион или ежедневные ритуалы. Человеческое видение ограничено спаянными вместе нейронами, но в наших силах их изменить — стоит об этом помнить, чтобы уметь выходить за грань привычного видения мира.
Оставить комментарий

Главное по темам

Встал и вышел: мужчины, которые не нужны женщинам

Вчера, 23:44

Ленивых россиян критикуют за любовь к отдыху

Вчера, 20:41

Тест: осталось ли в вас что-то человеческое?

Вчера, 18:50

Власть мужчины: чем опасен патриархат

Вчера, 16:23

Катя Жужа рассуждает об одиночестве

Вчера, 15:50

Видеоновости

Статьи

Дизайнеры порвали Штаты в лоскуты

Американская мода больше не может быть скучной

Умер «целитель» с голосами в голове

Ушел из жизни знаменитый в 1990-е годы «целитель» Аллан Чумак

«Чем чуднее, тем моднее»: как мода стала некрасивой

Почему модники оскорбляют хороший вкус и когда это кончится

«Проиграешь — перестану любить»

Современные дети живут в условиях если не материального изобилия, то уж точно достатка.

Россияне уходят от алиментов

Доля разводов последние годы стабильно превышает половину от заключенных браков. Так, если сопоставить данные Росстата, то окажется, что в 2016 году распалось 61,7% браков (заключено всего 985 тыс. браков…

Фоторепортажи