Ещё

Отто Вейнингер: трагедия женоненавистника 

Фото: Умная

Женоненавистник, мизогин… эти термины еще несколько десятилетий заменялись грозным понятием «домашний тиран». И, хотя слова и термины с годами меняются, мужчине, который не способен принять то, что женщина это равноценный с ним (во всех отношениях) человек, не просто плохо, а смертельно плохо. Это отнюдь не угроза, а статистика, которая как всегда права. Если перейти на личности и конкретизировать, то примером послужит автор нашумевших в начале 20 столетия публикаций — Отто Вейнингер.

Отто, будучи ярым мизогином, всю свою недолгую жизнь буквально отказывал принять женщин в род человеческий как таковой. По словам Отто, любая дама попросту изначально лишена личности — этого носителя интеллектуального и нравственного сознания. Он утверждал, что все женщины лживы, аморальны, глупы, бесхарактерны, а их главный импульс — сводничество. И, что само при этом, разрываясь от ненависти, и тайной зависти, он вывел теорему о том, что главный враг эмансипации — сама женщина. Однако за такими высказываниями, как выясняется скрывалось большее. Гомосексуальность, нежелание принять свою ориентацию, нелюбовь к женщинам и смена веры — вот лишь малая часть того, какой трагедией обернулись гендерные противоречия писателя. Ведь быть гомосексуалом и ненавидеть женщин — отнюдь не одно и то же.

Умная женщина — почти мужчина

Но, словно доказывая свое благородство и великодушие, женщины готовы расценить натуру одного из самых ярых мизогинов как несчастного человека, не смеясь над душевными терзаниями Отто, а считая их истинной трагедией. А трагедия писателя действительно имела место. Неизбежно вынужденный реагировать на сам факт существования умных и известных дам, проявивших себя в различных областях научной и духовной деятельности, Отто утверждал, что подобный тип женщин подобен мужскому. И в этом утверждении сквозит основная философия Отто. Он считал, что деление на мужской и женский виды сознания — ошибочно. На самом деле, по его мнению, существуют «промежуточные половые типы». Другими словами, Аврора Дюпен или та же Софья Ковалевская смогли достичь известных высот лишь потому, что были скорее мужчинами в душе.

Имел ли место «эдипов комплекс»?

Ознакомившись с взглядами чуть ли не самого распиаренного мизогина, ожидаемо встает вопрос: «А как же его мать? Ненавидел ли он и презирал ее также, как прочих женщин»? И в этот момент дает множество подсказок такое понятие как «эдипов комплекс».

Чистый тип женщины — мать, именно ей Отто отказывает в истинной глубинной нравственности. Кроме того, Вейнингер выделяет и другой, абсолютно полярный матери тип — продажная девка. Именно в жрице любви он готов и хочет видеть некоторые примитивные признаки личности. Проститутка воспринимается, разумеется, не в банальном образе продажной девки, а как эксцентричная дама, направленная к признанию и успеху, в отличие от матери-домохозяйки. Кстати, помимо банальной мизогинии, писатель В. В. Розанов смог рассмотреть и другую сторону теории Отто. Весь трагизм душевных терзаний Отто, прикрытый ярой ненавистью, Розанов подвел к непомерному возвеличиванию мужчин. Другими словами — к тому, что ненавидеть женщин и быть гомосексуалом в случае Отто было синонимами.

Гомосексуал, «убивший» в себе женское начало

Вот как процитировал Розанов метафору гомосексуальности Вейнингера: «»Из каждой страницы Вейнингера слышится крик: «Я люблю мужчин!» — «Ну чтó же: ты — содомит». «Не выдавай тайны, баба! Скрой тщательнее свои грезы!»» По мнению писателя, Отто высказывался обо всех дамах так, словно они были его соперницами. Вейнингер словно ревновал мужчин к женщинам. Отсюда и вытекла ненависть к последним.

В чем же трагедия Отто? Если смотреть шире на его проблему, то в том, что его душа была переполнена беспросветной тоской. Ведь осознав глубочайшую нравственность женщин, он ревностно ее отрицал. В попытке откреститься от всех женщин, Отто даже символически попытался уйти от своих еврейских корней, приняв христианство. В его сознании все евреи были женщины, и «убив» в себе сменой веры женское начало, как он полагал, он смог бы и преодолеть свою гомосексуальность. Но, ничего хорошего из этого, разумеется, не получилось. И Отто, так и не сумевший принять сущность своей гомосексуальности, покончил с жизнью.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео