Ещё

«Сама напросилась»: чем опасен виктимблейминг 

Фото: Умная

Школьницу ежедневно изводит одноклассник. Женщину годами избивает муж/партнёр. На девушку, поздно идущую домой, нападает мужчина. Студентку, оставшуюся ночевать у друзей после алкогольной вечеринки (или даже совместного просмотра кино), насилует вся компания. Что общего у всех этих ситуаций? В каждой из них большинство людей громко скажут о пострадавшей «Так она сама виновата!»

Виктимблейминг (от англ. victim blaming: «обвинение жертвы») — это культура возложения ответственности за насилие, совершенное в отношении пострадавшей, на неё саму. В этой системе взглядов по умолчанию предполагается, что женщина способна не допустить нанесения себе вреда, а если он всё-таки был причинён, то она так или иначе это «заслужила». «Неправильной» ли одеждой или поведением — но она нарушила неписаные (и потому крайне широко трактуемые) правила обеспечения собственной безопасности.

Почему обвиняют пострадавшую?

1. Вера в справедливый мир — психологическая защита, которая позволяет сохранять иллюзию того, что плохое не случится с тобой, если «соблюдать правила». Насколько сценарии типа «не ходить по вечерам по улицам», «не вступать в отношения с мужчинами, применяющими насилие», «не привлекать внимания одноклассников/коллег/прохожих мужчин» правомерны и справедливы — отдельный серьёзный вопрос. Я уверена, что вместо того чтобы фокусироваться на пострадавшей, пора задать людям, совершившим насилие, один-единственный крайне простой вопрос: «Почему вы это сделали?»

2. Использование мужчинами своей привилегии совершать насилие, не неся за него должное наказание. В нашем обществе, в период господства взглядов, автоматически перекладывающих на женщину ответственность на поведение других, совершенно дееспособных людей вокруг неё, агрессоры прекрасно понимают, что их действия с огромной долей вероятности не повлекут для них хоть сколько-нибудь значимых последствий. Напротив, в случае огласки женщина получит такое количество обвинений и негодования в свой адрес, что наверняка побоится впредь поднимать тему совершенного по отношению к ней насилия где бы то ни было, предпочитая терпеть — на этом пути многим из тех, кто находится в ситуации насилия, по крайней мере всё знакомо, а значит, менее страшно. Как бы ужасно это ни звучало.

3. Массовое нахождение женщин в зависимости от своих партнёров. Так как насилие бывает не только физическим, но еще и психологическим, экономическим или сексуальным, существует огромная вероятность того, что в дисфункциональных отношениях (которыми являются любые отношения, где существует дисбаланс власти и иерархия) женщина подвергается как минимум одному из видов насилия. Поэтому любое упоминание этой темы напоминает женщинам об опасностях их собственных отношений, и чтобы заглушить рвущуюся наружу тревогу, все средства кажутся допустимыми.

Зачем обвиняют пострадавшую?

Виктимблейминг позволяет убить даже не двух, а больше зайцев сразу. Во-первых, это способ рационально объяснить себе случившееся. В самом деле, неужели не понятно, что те или иные действия прямо-таки заставляют бедных, слабо или совсем не контролирующих себя мужчин взять и совершить по отношению к женщине насилие? Взять, например, мини-юбку. Ох уж это орудие дьявола! Вот увидел мужчина женские ноги выше колена — и всё, механизмы «держания» себя в руках слетели без возможности восстановления! Природа так сделала, точно вам говорю! А что у людей (включая, естественно, мужчин) есть высшие психические функции, социализация, да и вообще в подавляющем большинстве ситуаций угроза уголовного или другого наказания вполне себе работает — так то всё частные случаи. И ног и декольте там наверняка нет.

Во-вторых, виктимблейминг позволяет замалчивать крайне серьёзную проблему: одна социальная группа систематически и в пугающих даже воображение масштабах применяет насилие в отношении другой социальной группы — и первой это почти всегда сходит с рук! Согласно статистике МВД, в 2016 году в РФ было зарегистрировано только 3893 изнасилования или покушения на изнасилование (при 144 миллионах населения!). При этом, согласно данным многих НГО по защите прав женщин, статистика даже приблизительно не соответствует реальной ситуации в стране. Очевидно, что такое положение дел требует немедленного реагирования в юридической, психологической, социальной и других сферах организации жизни общества. А тут такое удобное объяснение — «так она ж сама виновата». А значит, и делать с этим ничего не надо.

В-третьих, это позволяет поддержать в текущем состоянии отношения власти в обществе. Как ни ужасно и пугающе насилие в различных его проявлениях, есть то, чего, судя по всему, женщины боятся еще больше — неизвестности. Непонятно, что будет там, в том гипотетическом мире, к которому могла бы привести культура поддержки пострадавших и обвинения насильников. К тому же количество женщин во власти не настолько высоко, чтобы они имели реальную силу воздействовать на законодательные и социальные нормы. Да и женская социализация, в рамках которой у девочек воспитываются покорность, привычка молчать и тихое признание своей подчиненной и второстепенной позиции, увы, совсем не приближают перемены в общественном сознании.

Что делать?

• Сталкиваясь с очередной ситуацией, в которой женщина подверглась насилию, не добавлять свой голос в хор, поющий о её виновности в произошедшем. На самом деле нет ни каких-то всегда работающих правил, ни способов избежать чьего-то злого намерения причинить нам вред. Как бы ни хотелось верить в обратное;

• Поддержать пострадавшую. После эпизода насилия часто следует волна травли в Интернете и в окружении женщин, что серьёзно ухудшает их психологическое состояние и в крайних случаях может даже подтолкнуть их к самоубийству. Важно не только не поддерживать культуру обвинения жертвы, но и вслух выступать против там, где есть возможность. Те, кто убежден в оговоре со стороны женщины, могут посмотреть на статистику, согласно которой ложным признаётся крайне малый процент заявлений. И ни одна здравомыслящая женщина, прекрасно помня о том, что в насилии склонны винить не агрессоров, а пострадавших, не станет публично лгать о нём, рискуя навлечь на себя шквал обвинений и оскорблений.

• Помнить, что в насилии всегда виноват насильник. Исключений из этого правила не бывает. В патриархальной парадигме мышления, опирающейся на разделение ролей и функций мужчины и женщины в обществе, которое держится на способности женщин рожать и закрепляет на этом основании за ними функции ухода, заботы и обеспечения всех бытовых и эмоциональных нужд, попросту нет места партнёрству. И девочки и мальчики, впитывая этот порядок вещей и привыкая к определённому распределению власти, бессознательно воспроизводят такой тип отношений из поколения в поколения. Одна половина — зная, что, скорее всего, никакой ответственности за это не понесёт, другая — искренне веря, что так и должно быть, и постоянно боясь, что станет ещё хуже.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео