Рамблер 6 февраля 2018

Домашнее насилие доводит до самоубийств

Фото: Depositphotos.com
Российская поговорка «бьет — значит любит» опять довела до трагедии. На этот раз с обвинениями в адрес своего отца выступила жительница поселка Медный, что располагается под Екатеринбургом, Любовь Жангаулова. Девушка утверждает, что ее мать добровольно ушла из жизни, потому что больше не могла выносить постоянных избиений со стороны супруга. Как и в большинстве семей, где домашнее насилие считается нормой, жертва молчала, стесняясь рассказать об ужасах своего положения посторонним.
По факту обращения Любови в полицию заведено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства».
Загрузка…
При этом девушка рассказывает, что насилию подвергалась не только ее мать, но и все дети в семье. Более того, был случай, когда Любовь вместе с подругами вернулась домой — и отец набросился на всех трех с ножом, в результате чего все они получили ножевые ранения лиц и рук. Отец Жангауловой утверждает, что все это дочь придумывает, чтобы заполучить себе в собственность квартиру.
Мать Любови Жангауловой, которую тоже звали Любовью, воспитывала девять детей, семь из которых были приемными. Ранее о причинах, по которым женщина решилась уйти из жизни, не сообщалось. Окружающие считали семью благополучной, о ней часто писали в местных СМИ. Сейчас семеро приемных детей отправлены обратно в приют.
Между тем семьи, в которых царят избиения, в прошлом году лишились последней надежды на помощь государства — полицейские и раньше не спешили приезжать на место семейных разборок, а после того, как был принят закон, выведший домашнее насилие из-под уголовной ответственности, и вовсе стали игнорировать обращения со стороны жертв.
Так, недавно одна москвичка рассказывала, как муж, от которого у нее двое детей, но с которым они сожительствуют на одной территории, находясь в формальном браке, сломал ей большой палец на руке. Травма этой девушки была даже не физической, хотя от боли она потеряла сознание, а в первую очередь психологической — до этого момента рукоприкладства в их семье не было.
После этого происшествия она несколько месяцев не могла нормально принимать пищу и нуждалась в помощи специалистов. При этом, когда за ней приехала карета скорой помощи, санитары вели себя крайне нетактично: по факту ответа на вопрос, каким образом получена травма, они рассмеялись и сказали: «Ок, запишем, что упала. А то мы вызовем полицию, а вы уже завтра пить вместе с муженьком за общее здоровье будете».
Разумеется, после этих событий девушка пошла к юристу по бракоразводным процессам. И он ей честно сказал: пункт про насилие даже не указывать. Сегодняшняя практика такова, что суд к подобным заявлениям относится с брезгливостью, дело затягивается — и ничего, кроме публичного унижения, женщину обычно не ждет. Избиения при разводе в расчет берутся в крайних случаях.
Тем временем на днях суд Находки потребовал дать женщине, убившей своего мужа, семь лет колонии. Инцидент произошел еще в начале прошлого года: мужчина, много лет до этого избивавший жену, поднял на нее руку в очередной раз — начал душить, чему свидетелем был сосед, в ответ она несколько раз ударила супруга ножом и случайно попала в артерию.
31 января стало известно о том, как еще один мужчина, на этот раз с полуострова Ямал, в начале декабря убил жену. До этого случая потерпевшая неоднократно страдала от побоев.
26 января в прессу просочилась информация, что Европейский суд по правам человека обратился к российским властям с просьбой прояснить ситуацию, могли ли правоохранительные органы предотвратить побои в адрес одной из жительниц Ульяновской области. Экс-супруг женщины постоянно подвергал ее избиениям и угрожал ее жизни после того, как она от него ушла. Во время одного из актов побоев потерпевшая потеряла ребенка.
На протяжении всего этого времени женщина обращалась в полицию и фиксировала травмы, но полиция никаких мер не предпринимала, как и московский суд, в который она пошла искать защиты после того, как не нашла ее в родном городе.
Depositphotos.com
1 февраля появилась новость о том, что женщина из Башкирии убила мужа, который постоянно ее избивал. Чуть ранее в январе аналогичная история случилась с жительницей Томска.
И это только небольшая часть происшествий, которые зафиксированы в России менее, чем за месяц. В большинстве случаев женщины либо боялись обращаться в полицию, либо жаловались на то, что органы бездействуют и отшучиваются: «Вот убьет — тогда обращайтесь».
Каков шанс реально быть убитой в результате домашнего насилия? Данные опросов Росстата гласят, что эта цифра в год составляет не менее 9 000, что всего в 2 раза меньше, чем количество погибших в результате ДТП. Та же статистика гласит, что только в 2016 году от домашнего насилия пострадали 16 млн женщин — это более 10% всего населения нашей страны. Кстати, по статистике Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека почти половина всех тяжких преступлений — преступления в семье, 93% пострадавших при этом — женщины.
В СМИ часто поднимается тема о том, что вызовы по факту домашнего насилия полиции неинтересны, что принимается лишь 20% от всех заявлений, из которых лишь 3% доходят до суда, что полиции стало совсем невыгодно брать эти дела после декриминализации побоев, так как за них уже даже «палку» себе не поставить.
Но как попасть в эти 3%, не получив тяжких увечий или, не дай бог, инвалидности? И неужели сесть в тюрьму за убийство человека, который регулярно наносит тебе физические и моральные страдания, единственно возможная защита от домашнего насилия в нашей стране?
Комментарии
Читайте также
Тест: какая работа вам подходит
«Почему я не могу жить как все люди»
6
Как стать гением при помощи сна
1
Как эмоциональное выгорание сказывается на человеке