The Challenger 27 марта 2018

Как побороть чувство страха

Фото: The Challenger
Психолог Наталья Колмановская помогает людям, пережившим тяжёлый травматический опыт. Она работала в Беслане и Крымске, оказывала психологическую помощь людям, ставшим заложниками в «Норд-Осте». Наталья рассказала и объяснила, почему мы не должны испытывать чувство страха. Никогда — даже сейчас.
— Последнее время европейский мир жил в относительном спокойствии — с момента окончания самой страшной войны прошло семьдесят лет. За эту «паузу» успело вырасти поколение людей, которые не знают, что такое война. Да, в силу своей работы я часто бываю в местах, где ведутся боевые действия или совершаются теракты, но для большинства жителей России и Европы подобные вещи не являются нормой, скорее наоборот — чем-то из ряда вон выходящим.
Вспомните, между Первой и Второй мировыми войнами был совсем небольшой временной промежуток, который во многом и сформировал поколение людей, привыкших к войне и напуганных ею. У Ремарка в «Трёх товарищах» один из героев, глядя на младенца, говорил: «Интересно, в какую войну он попадёт, когда вырастет?».
Вторая мировая война закончилась испытанием самого смертоносного оружия, с которым человечество прежде никогда не сталкивалось. После взрыва атомной бомбы люди не сразу поняли, что именно произошло, и только спустя 20 лет в полной мере смогли осознать масштаб содеянного. Осознали и ужаснулись.
После этого пришло понимание — нужно сделать всё, чтобы войны больше не было, ведь её развёртывание неминуемо ведёт к усилению вооружения. Нужно всё больше и больше оружия, оно должно быть ещё более смертоносным и более разрушительным. И в итоге в ход идёт то, без чего изначально хотели обойтись.
Война — это, по сути, политтехнологии, которые цинично используются для того, чтобы произвести впечатление и ввести людей в состояние животного страха, ведь в этот момент мозги не работают и человеком легко управлять. Он начинает совершать ошибки. И, на мой взгляд, один из основных аргументов, почему не надо поддаваться панике, заключается в том, что разрешать собой манипулировать — по меньшей мере унизительно для человеческого достоинства.
И угроза, как известно, всегда сильнее её исполнения. Любое преступление (теракт в том числе) преследует какую-то цель, механизм которой очень прост — пусть все умрут от страха, а мы отвлечём внимание и сделаем то, что нам на самом деле нужно.
Террористам необходимо вызвать у людей агрессию — чувство, которое не помогает и не защищает, а наоборот, убивает мозг и совесть. Вызывание этой агрессии нужно для того, чтобы отвлечь разумных людей от конкретных логических умозаключений. Да, мы действительно живём в незащищённом мире, в котором никто ни от чего не застрахован: цунами, наводнения, землетрясения, метеорит, в конце концов, в любую минуту может упасть.
Люди убивают друг друга чаще, чем падают метеориты, но ничто не мешает и по этому поводу впасть в паранойю. Здесь важно самому себе сказать, что нет такой катастрофы, в которой погибли бы все, и если в какой-то части света происходит что-то трагическое, то в другой ещё живут люди, которые могут оставаться людьми.
Оппозиция страху — это желание работать над последствиями.
Если я боюсь, значит, я уже не могу помочь людям, которые пострадали. Я не могу помочь детям, которые напуганы. Если мы, взрослые, будем терять присутствие духа, то что тогда остаётся им, а главное — кем они вырастут?
На мой взгляд, людям, которых напрямую теракт не коснулся, не следует излишне педалировать ситуацию описанием собственного страха, ведь что в таком случае остаётся делать тем, кто оказался в эпицентре событий? Нужно, забыв про себя, помогать пострадавшим, выражать своё сочувствие и солидарность. Для них это очень важно, и, более того, им больно, когда этого не происходит. Ведь так человек остаётся один со своей бедой, с несправедливостью и с обидой, что остальные продолжают жить как ни в чём не бывало.
Когда мы вовлечены в собственные страхи, мы забываем о тех, кто пострадал. Я видела людей, попавших в такую ситуацию — это страшная травма. И я не перестаю вспоминать одну чудесную женщину, которая в результате землетрясения потеряла двух маленьких детей, лишилась обеих ног и крыши над головой.
Удивительно, но она всегда со всеми разговаривала, к ней тянулись люди, на её кровати в больнице всегда кто-то сидел. Я наблюдала за этой женщиной уже несколько месяцев, когда в какой-то момент сказала ей: «Какая ты мужественная! Как ты всех поддерживаешь», а она на это ответила: «Что ты, Наташа! Я сначала хотела умереть, но потом подумала — нет, буду жить, чтобы другие видели, что бывает ещё хуже».
Так может лучше думать — раз с вами этого не случилось, то вы можете что-то изменить, попытаться предотвратить эту войну, хотя бы для себя осознать, насколько она опасна и невыносима. И ещё не стоит ни в коем случае впадать в спекуляцию и пафос. Когда погибает столько людей, у многих возникает соблазн говорить об этом высокопарно, произнося море громких, но пустых слов. Но, на мой взгляд, это по меньшей мере бестактно, а кроме того неэффективно и не очень честно. Про случившееся нужно говорить — нельзя забывать погибших людей, забывать страдания их родственников, но пока мы пафосно перебираем факты, мы никому не помогаем.
Вот несколько прикладных советов, которые помогут справиться с чувством страха:
И всё-таки самое главное — это верить в людей. Психическое важнее, чем биологическое. Когда нас ставят в такое положение, когда существует угроза жизни, то получается наоборот — биологическое становится выше, чем психическое. Но это неправда.
Биология не может управлять психикой, у неё нет такого ресурса, это предыдущая ступень эволюции. Это психика может объяснять, доказывать, находить какие-то логические ходы — ведь можно же объяснить себе, почему вредны те или иные продукты, почему надо высыпаться, почему нельзя заводить сексуальные отношения со всеми подряд. Когда психика уходит на второй план, её нужно скорее возвращать — она многое расставит на свои места.
Мы пережили гораздо более страшные войны. Мы их пережили и сохранили в себе человека. Мы научились уважать друг друга, а это самое главное знание, которое у нас есть. И за это нужно держаться.
Комментарии
Читайте также
Как стать эмоционально устойчивой
«Я не понимал, что не смогу без нее»
Причины женского несчастья
Почему мы продолжаем жить в культуре насилия