«Какой муж, такая и жизнь» 

«Какой муж, такая и жизнь»
Фото: fedpress
В жизни ямальских кочевников роль чумработницы сложно переоценить. Пока мужчины пасут оленей, за чумом следят их жены. Не каждая женщина способна выдержать жизнь, полную тяжелого физического труда. Люди с «большой земли» часто с трудом представляют, чем занимаются чумработницы. Каково приходится «хозяйкам чумов» — в материале «ФедералПресс».

«Справлялась, так как хотела жить»

Ямальские чумработницы встают в пять утра, а ложатся спать последними. Ежедневно женщины готовят еду, рубят дрова, топят снег или приносят воду, шьют одежду. Летом хозяйки собирают ягоды и чаги (гриб, растущий на березах), а зимой — сушат рыбу.
Жительница Ямала Тамара Вануйто рассказала «ФедералПресс», что стала чумработницей в 1993 года, когда вышла замуж за тундровика. Сначала ей было очень тяжело, так как до этого она жила в деревне.
«Справлялась, так как хотела жить и научиться тундровой жизни, — вспоминает Тамара. — Чумработница должна уметь ставить и разбирать чум. Если муж рядом, он поможет, но если нет, то приходится справляться самой. За дровами женщины ходят сами — если далеко, то чумработница едет на оленях. Ко второй половине дня должно быть уже все готово, ведь нужно заниматься шитьем и ремонтом одежды. Если женщина не будет успевать, то в чуме будет холодно, не будет горячей еды, а муж и дети будут плохо одеты. Мне было не так сложно, так как у меня и свекровь хорошая, и дочери ее. Все мы дружно помогали друг другу. Но бывает, что чумработницам тяжело в делах, они ничего не успевают. Сейчас я шью детские теплые вещи на заказ, зная, что есть те, кто нуждается в помощи. Теперь это мое хобби».
Труд чумработниц мужчины-тундровики очень ценят. Муж Тамары — Алексей Вануйто— заявил, что любой преуспевающий оленевод обязан, прежде всего, хозяйке своего чума — бабушке, матери, супруге. «Какой бы ни был супер-оленевод, все зависит от хозяйки чума. Бывает, едешь в стойбище после суточного объезда стада, иногда даже после двухсуточного, мокрый, голодный, замерзший и уставший, и на горизонте видишь дым от костров из чума. И на лицах группы уже расцветают улыбки. Факт, что мы едем к семьям, уже дает новые силы», — говорит Алексей.
Сын чумработницы Леонид Ламдо сам живет в поселке, но приезжает в тундру, чтобы помогать матери.
«Какое-то время мать жила в поселке, так как надо было кормить и одевать нас, детей. Она работала на двух работах, но всегда стремилась обратно в тундру. В 2002 году я ее привез туда. Зимой она живет в избушке, летом — в чуме. Жизнь женщин в тундре очень тяжела. Видел тех, кто и в 45 лет были уже сгорбленными старушками от непосильной работы. Но ведь человек ко всему привыкает. Я стараюсь облегчить жизнь своей матери. Чумработница — это поддержка и опора главы семьи. Потому и говорят, что женщина — хранительница домашнего очага», — считает Леонид.

«Какой муж, такая и жизнь»

Жизнь чумработницы во многом зависит от того, какой у нее будет муж. Именно мужчина отвечает за финансовое благополучие семьи. Как отметил Леонид Ламдо, если муж пьющий, то это горе для всей семьи. Но, по его словам, встречаются в тундре старые женщины, которые говорят, что всю жизнь счастливо прожили со своим мужем.
Впрочем, часто бывает и так, что мужчины рано умирают от болезней и непосильного труда или не выдерживают обязанностей и уходят от жен. Тогда женщинам ничего не остается, как вернуться в «цивилизацию».
«Одна женщина в тундре не выживет, — утверждает жительница Ямала Надежда Окотэтто, в семье которой есть чумработницы. — Некоторые возвращаются к родителям. Разводы в тундре — это единичные случаи. Раньше их вообще почти не было, а в нынешнее время случаются. Нравы и ценности изменились».

Маленькие зарплаты

Чтобы как-то поддержать «хозяек чума», власти Ямала настояли, чтобы их деятельность включили в реестр профессий России. С этого года чумработницы начали получать зарплату — около 15 тысяч рублей, но тундровики все равно считают, что этого слишком мало. Такое мнение высказали все опрошенные «ФедералПресс» ямальцы.
«То, что платят чумработницам, — этого мало — согласилась Надежда Окотэтто. — Труд чумработницы совсем нелегок. Женщина ведет все хозяйство, у них нет свободного временем. Легче перечислить обязанности мужчин: пасти оленей и мастерить нарты».
О необходимости повышать выплаты говорят и ямальские политики. Депутат заксобрания автономного округа Иван Вершинин в беседе с корреспондентом «ФедералПресс» заявил, что поддерживать чумработниц нужно. По его словам, правительство Ямала сейчас делает многое для представителей коренных малочисленных народов Севера, но от них все равно поступают сигналы, что этого недостаточно.
«Чумработницы, как и любые люди, хотят получать больше. Здесь их можно понять. Я бывал на стойбищах лично, условия жизни там непростые. Чем больше тундровиков будет поддерживать государство, тем дольше они будут осуществлять свой традиционный образ жизни», — считает Иван Вершинин.

Эмансипация женщин?

Для многих современных людей такой образ жизни, как у чумработниц, кажется невыносимым. Однако, по мнению социологов, кочевники не видят в этом острой проблемы, так как у большинства из них на первом месте стоят традиции и многовековая культура. По мнению экспертов, если приоритетными для человека становятся собственный комфорт и повышение качества жизни, то выход только один — пойти в «цивилизацию».
«Смотря, в какой степени, женщина считает «правильным» традиционный уклад жизни. Современная ситуация показывает, что женщины становятся более эмансипированными, когда речь идет об их благополучии, карьере или устройстве будущего детей», — утверждает старший преподаватель кафедры социологии и социальной работы РГППУ Татьяна Заглодина.
Впрочем, в поселках женщинам из числа коренных народов зачастую не намного легче, чем в тундре. Больше всего мешает отсутствие образования и нехватка рабочих мест. В результате многие спиваются.
«Конечно, есть те, кто скажут, что женщины сами виноваты — не учились, — заявил бывший судебный пристав, ямалец Валерий Ного, — Но не все могут адаптироваться и поехать учиться в город. Отлично знаю одну женщину в поселке Новый Порт. В 2011-2012 годах возбуждал в отношении нее уголовное дело по ст. 157 «Уклонение от уплаты алиментов». Работы у нее нет, нормального жилья нет. Начала злоупотреблять спиртным. Опека приехала и вместо того, чтобы помочь наладить быт и трудоустроить, забрала ребенка. Она в таких условиях до сих пор и живет».
Как отметила Татьяна Заглодина, если женщины считают, что их права нарушаются, то тогда нужно привлекать общественные организации, занимающихся защитой прав женщин либо осуществляющих проверку социально-бытовых условий или условий труда.
«С другой стороны, если женщина считает такой образ жизни и организацию труда оптимальной и допустимой — зачем, против ее воли привлекать к другому виду деятельности и образу жизни», — считает эксперт.
Видео дня. Девушки показали, что делает с ними макияж
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео