Ещё

«Она не просто вернулась, а сбежала» 

Фото: Lenta.ru
Даже в благополучной Европе можно жить по-разному — в красивом уютном доме или в социальной квартире. Марина и Алена вместе учились в инязе и дружили со студенческой скамьи. После института обе оказались в Германии, но жизнь за границей одной из них совершенно не понравилась.
«Так как мы с Аленой вместе изучали в институте немецкий и английский, были, конечно, мысли о том, чтобы уехать в Европу, найти там работу, а может быть и личную жизнь устроить тоже, — вспоминает Марина. — В принципе, так все и получилось. Только шли мы к этому разными путями, ну и закончилось все по-разному. То есть у меня не закончилось, а вот Алена в Россию не то чтобы вернулась — сбежала, другого слова я не могу подобрать».
В юности подруги жили и учились в Самаре. Еще в институте у Алены завязалась переписка с иностранцем — гражданином Канады, звали его Джеймс. Тогда компьютеры в России были редкостью, так что письма отправляли обычной почтой. Иностранец пригласил девушку в гости, она собрала документы и поехала в посольство в Москву открывать визу. В визе ей, молодой и незамужней, отказали. Алена во всем разочаровалась, бросила институт и уехала к родителям в райцентр. В расстроенных чувствах она выскочила замуж за Мишу, обрусевшего немца, и вскоре родила ребенка.
Марина тем временем окончила институт и уехала на стажировку в Германию. Там она познакомилась с молодым сотрудником фирмы, местным жителем. Какое-то время встречались, потом поженились. Сначала жили в съемной квартире. Когда Марина забеременела, решили взять ипотеку и купить собственное жилье.
«Мы выбрали недорогой сельский дом. Не только потому, что это дешево, — решили, что раз мы хотим детей, им будет лучше в доме, чтобы был сад, качели и все прочее. Ипотеку нам сначала выдали под шесть процентов, но потом несколько раз мы рефинансировали кредит и сейчас неспешно его погашаем по ставке два процента, то есть почти не переплачиваем», — рассказывает Марина. Она со временем получила гражданство, вышла на работу, обзавелась знакомыми. В обустройство жилья Марина с мужем вложили кучу денег и сил, зато дом получился уютным и красивым.
Как-то Алена позвонила подруге и сообщила, что тоже готовится к отъезду в Германию вместе с семьей мужа, которая засобиралась из России на историческую родину. Интересно, что незадолго до этого Алена намеревалась разводиться с Мишей, который любил выпить, погулять и совсем не хотел работать. Но отъезд помешал — женщина решила начать жизнь с чистого листа, но уже за рубежом.
Вот как запомнился Марине тот период из жизни подруги: «Приехали они сюда все вместе — Алена с мужем и ребенком и свекор со свекровью. Собственно, старики их сюда и вывезли, они получили право участвовать в программе возвращения немцев в Германию, а молодые уже ехали за ними прицепом. Мы с Аленой были на связи все время, я приезжала к ним в гости во Фридланд, когда они там жили временно в транзитном лагере. Условия, конечно, были не очень, примерно как в общежитии. Одна комната на семью и общая кухня. Прожили они там месяца три, потом переехали в другой город — Кобленц, за Франкфуртом. Встали на учет как безработные, им выделили деньги на социальное жилье».
Старшее и младшее поколения семьи наконец-то смогли разъехаться по отдельным квартирам, но при поиске жилья надо было уложиться в определенную сумму. Алена с Мишей нашли очень приличную квартиру, вспоминает Марина: «Там было три довольно больших комнаты, с балконом. Они купили всю бытовую технику, мебель — как русские любят — кожаную, солидную, в общем, обставились, обжились».
При этом семья Алены и Миши жила только на пособие, никто не работал. Свекор со свекровью получали неплохие пенсии и очень помогали детям.
«Квартиру им оплачивали из бюджета, они получали прожиточный минимум — примерно 400 евро на взрослого, и больше 200 евро на ребенка. Плюс еще детское пособие — 190 евро. С голоду даже если захочешь, не умрешь. В общем, подруга моя очень скоро родила еще двоих — дочку, а потом сына», — говорит Марина.
Возможно, она не знала бы в подробностях о жизни Алены, но та не давала о себе забыть. Постоянно плакалась в жилетку, жаловалась на непутевого мужа и, по-видимому, завидовала благополучию подруги. Однажды Алена позвонила в очередной раз и сообщила, что решила уйти от мужа и поселиться поближе к Марине. Та была в шоке — дружба дружбой, но решать проблемы взбалмошной Алены совершенно не хотелось. Однако пришлось.
«Без машины и с тремя детьми тебе в нашей деревне делать нечего, — сказала Марина подруге. — Давай поищем тебе что-нибудь в городе неподалеку». Уговорила Алену осесть в маленьком городке, где есть электричка и хоть какой-то общественный транспорт. Они вместе подали все документы в социальную службу, где Алене разрешили переезд. Стали искать жилье.
«Нашли ей хорошую трехкомнатную квартиру в двухэтажном доме, что-то вроде таунхауса, там у них был свой участок с террасой, чтобы дети могли играть. Короче, переселилась она, и даже вскоре купила машину — родители из России помогли с деньгами. Я наконец-то вздохнула спокойно», — вспоминает Марина.
Но Алена по-прежнему жила на пособия, на работу не собиралась, младшие дети ходили в детский сад, старший сын — в школу. Казалось, жизнь наладилась. Тем неожиданней показалась Марине внезапная поездка подруги в Россию: «Она вроде бы полетела в отпуск к родителям. Но почему-то с огромными тюками и чемоданами, с кофеваркой. То есть с такими вещами, которые обычно в отпуск не берут с собой. Прилетела назад одна и говорит: я взяла билет на поезд, уезжаю обратно в Россию, помоги мне с вещами».
Марине деваться было некуда, она почему-то считала себя обязанной Алене, хотя никогда ее не уговаривала переезжать в Германию. Но опять сделала для подруги все, о чем та просила: помогла собрать вещи, часть отправили по почте, часть Алена увезла с собой. Дисциплинированную Марину поразила безответственность подруги: «По закону как? Если ты выезжаешь из квартиры, ты заранее, за три месяца до отъезда, пишешь в социальную службу, что я отказываюсь от жилья, выезжаю тогда-то и тогда-то. Она ничего этого не сделала, погрузила вещи, квартиру бросила и уехала».
В России Алена вернулась в отчий дом, который, естественно, оказался для такой большой семьи тесен. Тогда родители женщины взяли кредит и надстроили второй этаж. Сейчас они расплачиваются за кредит, но живут в доме одни, потому что Алена познакомилась с мужчиной и уехала вместе с ним и детьми в другой город. Они сначала снимали жилье, а потом взяли ипотеку и купили себе двухкомнатную квартиру. Из периода жизни в Европе Алена все-таки извлекла пользу — она наконец выучила немецкий. Открыла частную языковую школу и неплохо зарабатывает.
Женский форум32
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео