«Нам ваши дети не нужны»

Lenta.ru 19 октября 2020
Уктусский пансионат для престарелых и инвалидов стал известен на всю Россию в субботу, 17 октября, когда одна из его пациенток, Людмила Гусева, заявила, что ее принудили к стерилизации, а в случае отказа грозили отправить в одно из самых страшных мест, где может оказаться человек в России, — психоневрологический интернат. Журналисты утверждают, что таких женщин может быть намного больше, а одна из них умерла после того, как ее сделали стерильной. Что известно о скандале в Екатеринбурге и как одинокие беспомощные россияне оказываются фактически бесправными — в материале «Ленты.ру».
«Зачем мне операция, если ничего не болит?»
Людмиле Гусевой 43 года. Она выросла в детдоме, а потом переехала в пансионат, предназначенный для содержания пожилых людей, так как квартирой ее государство не обеспечило, как и многих других сирот.
У Людмилы есть особенности в ментальном развитии, из-за которых ей дали инвалидность, однако она и по факту, и юридически дееспособный человек. У нее есть друзья, на их фотографиях в соцсетях Людмила вместе с ними отмечает Рождество, помогает готовиться к празднику, ставит на стол только что приготовленный салат.
О ее истории стало известно в субботу, 17 октября, когда в сети появилось видеообращение, которое записала Людмила. Она рассказала, что женщин в Уктусском пансионате для престарелых и инвалидов (государственное учреждение в Екатеринбурге) насильно подвергали стерилизации.
«Ко мне подошла врач и говорит: "У тебя будет операция". Я ей говорю, что у меня ничего не болит. Уже потом мне девочки сказали, что это такое. Я испугалась, словно в огонь вошла! Мне никто ничего не объясняет, что это такое. Я начала отказываться, и меня отправили к главному врачу.
Я начала расспрашивать, зачем мне операция, если ничего не болит? Она начала объяснять, что это такое. На меня кричали: если не хочешь этого делать, то поедешь в другой пансионат — психоневрологический!
Она спрашивает: ты рожать хочешь? Я говорю, что пока не хочу, у меня нет молодого человека, я не готова. Но если встречу, то, возможно, что-то и получится.
Затем началось давление: если ты родишь, куда пойдешь с ребенком?! А здесь нам ваши дети не нужны. У тебя же его отберут! И поэтому мы не разрешаем рожать и делаем стерилизацию».
Людмила не испугалась заявить об этом, не скрывая своего имени и лица, хотя уже побывала в российском психоневрологическом интернате. Самое главное, что она сумела оттуда выйти. По мнению людей, знающих сферу ПНИ, это часто сложнее, чем выбраться из тюрьмы.
По словам журналиста Андрея Казанцева из «Лампы Екатеринбурга», которая первой опубликовала видеообращение, с Гусевой на данный момент все в порядке.
«Но эта история не только о ней. Мы поговорили с шестью женщинами, с которыми произошло нечто подобное. А всего их больше десяти», — утверждает Казанцев. Некоторые из этих людей уже уехали из пансионата, другие все еще остаются там.
В марте 2020 года в больнице скончалась одна из бывших постоялиц Уктусского пансионата. Ей было всего 30 лет. Летом 2019 года в пансионате произошло радостное событие — отмечали ее свадьбу. Постарались сделать все по высшему разряду: белое платье, счастливая улыбка — все это есть на снимках.
За кадром осталась стерилизация, через которую ей также пришлось пройти по совету врачей. Но любое хирургическое вмешательство всегда несет риск осложнений, опасность для здоровья и даже жизни.
Министерство социальной политики Свердловской области
«Она перед смертью очень сильно страдала животом после операции», — пишет вдовец Андрей, в прошлом живший в том же пансионате.
Екатеринбургский журналист Андрей Казанцев утверждает, что ему известны случаи, когда в пансионате все же рождались дети, но постояльцам угрожали тем, что отберут их, и такие истории действительно происходили — оформлялось все через добровольный отказ от ребенка, козырем руководства вновь становились обещания отправить пациенток в ПНИ.
«Угрожал физической расправой неугодным клиентам»
Проверкой рассказа Людмилы Гусевой занялись в региональном Минздраве и аппарате свердловского омбудсмена Татьяны Мерзляковой. По словам последней, прежде одна из проживающих в пансионате семей действительно жаловалась, что врачи убеждают их пойти на стерилизацию по медицинским показаниям.
«Это было, но насильственного случая ни одного нам не подтвердили», — сказала она агентствуТАСС.
Прокуратура пока молчит, хотя в прошлом сотрудники этого надзорного ведомства уже занимались проблемами жильцов «Уктусского пансионата». В прошлом году прокуратура добилась через суд признания незаконным отказ местных властей поставить в очередь для получения жилья выпускницу детдома с инвалидностью, живущую в пансионате.
«В сентябре 2019 года с девушкой заключен договор специализированного найма жилого помещения, ей предоставлена благоустроенная квартира», — сообщили в областном надзорном органе.
А за два года до этого на прокуратуру сыпался буквально град обращений от постояльцев пансионата с жалобами на тогдашнего директора Андрея Попова.
Вот, что говорилось в одном из них:
«Попов А. В. угрожал физической расправой неугодным клиентам. Он не скрывает, что воевал в горячих точках, контуженный… даже серьезно. Мы узнаем, на что он способен, если ему будут мешать, ведь Попову без разницы, старики мы или инвалиды, он своих решений не меняет. Пансионат разваливается — начиная с медицины и заканчивая чистотой и условиями проживания».
Были жалобы и на принуждение к «добровольному» согласию на передачу большей, чем полагается, части пенсии постояльцев пансионату.
Свердловское областное отделение
Андрей Попов — полковник в отставке, 20 лет прослужил во внутренних войсках. Признаки его сурового подхода к руководству пансионатом видны невооруженным взглядом, к примеру, вместо обычных ворот на въезде в учреждение стоит полноценный КПП.
Впрочем, практика операций вряд ли связана лично с Поповым. «С 2008 года, которым датируется опубликованный документ о стерилизации одной из наших героинь, сменилось три директора, так что дело не в них», — отмечает Андрей Казанцев.
Можно сделать вывод, что дело в самой системе отношений, заложниками которой стали такие женщины, как Людмила Гусева. Государство должно обеспечивать выпускников детдомов жильем, а тех, кто недееспособен — отправляют в интернаты.
Однако в реальности очередь сирот на квартиры — огромная, а понятие дееспособности — размытое. Такие, как Гусева — как Форресты Гампы из одноименного фильма: способны жить и работать как все, но они очень наивны и легко поддаются обману. В любой группе принудительного членства могут найтись те, кто таким положением воспользуется.
«Они живут в этом пансионате годами и даже десятилетиями и не знают того, что им положена квартира, — рассуждает Казанцев. — От них это скрывают. Пансионату выгодно: он получает деньги и из бюджета, и от жильцов. Люди отдают 75 процентов своей пенсии в 15 тысяч рублей».
Местным властям содержать людей в пансионатах также выгоднее, чем покупать им квартиры. На жалобы опять же могут ответить угрозой перевода в ПНИ, и в случае начала судебного процесса его итог легко предугадать заранее, зная на чьей стороне будут авторы экспертизы.
«Ощутить всю безысходность ситуации»
Подобное вполне может происходить не только в Уктусском, но и в любом другом аналогичном пансионате. По закону медицинской стерилизации нельзя подвергать тех, кто моложе 35 лет и не имеет двоих детей, однако такие операции делают тем, кто идет на это добровольно, и по медицинским показаниям. Умственная отсталость в разных ее формах относится к числу таких показаний, наряду с длинным перечнем других заболеваний.
Юридически почти не подкопаешься: если дееспособен, то можешь выражать свою волю в подобных случаях. Однако в Уголовно-процессуальном кодексе России существует понятие зависимого положения (статья 20). Оно не раскрывается подробно, но позволяет, к примеру, прокурорам инициировать уголовные дела от имени потерпевшего, если этот человек зависим от преступника тем или иным образом (дети от родителей, старики от своих детей и так далее).
«Запугивание, шантаж в отношении людей, находящихся в зависимом положении — этот момент должны разбирать в прокуратуре, — рассказала «Ленте.ру» психолог Виктория Крапухина. — А государству в целом нужно понять, что проживание молодых людей в пансионате для возрастных — это чудовищная практика. Необходимо разбираться и с институтом, выступающим сейчас в виде "пугала" для этих людей — системой ПНИ».
Врачи, общественники и даже чиновники Минздрава уже несколько лет подряд говорят о необходимости реформирования системы ПНИ, существующих по принципам карательной психиатрии еще с советских времен. Однако дело пока не двинулось дальше разработки методических рекомендаций.
В этих учреждениях по состоянию на 2019 год проживали около 156 тысяч взрослых и детей. Полноценного контроля за ними со стороны правозащитников нет.
Там люди порой даже не имеют собственного нижнего белья, решение о стерилизации или любой другой операции принимает директор учреждения. А недовольство или просто излишняя активность купируется с помощью химических веществ, превращающих человека в овощ.
И если российские ПНИ люди с инвалидностью сравнивают с адом на земле, то пансионаты вполне можно сравнить с чистилищем.
«Молодые ребята, переехавшие в дом ветеранов сразу из детских домов, думают, что ничего в их жизни уже не будет, и постепенно теряют интерес ко всему окружающему. На меня смотрели, как на белую ворону, потому что я, в отличие от них, все время чего-то хотела, — рассказывала «Ленте.ру» Елена Трошина, которая жила в Сердобском доме ветеранов в Пензенской области. — Я обещала маме, что буду жить. И это обещание мотивировало меня даже тогда, когда я должна была ощутить всю безысходность ситуации: в карантине дома ветеранов, куда попадают все вновь прибывшие. Там окна выходят на морг».
/ РИА Новости
Проблемы инвалидов в стране решают единицы энтузиастов, и иногда у них это получается. Так, Елена Трошина прикована к инвалидной коляске, но она старается жить полноценной жизнью. Благодаря проекту «Квартал Луи», создатели которого предложили альтернативу ПНИ и пансионатам, она научилась самостоятельности и теперь живет одна в обычной квартире в Пензе: работает, занимается фитнесом, пишет книги и сборники стихов, дистанционно учится в 8-м классе школы.
Чем закончится история с Уктусским пансионатом, пока предугадать сложно. Возможно, кого-то уволят или даже снова поменяют директора. Возможно, если часть изложенных в прессе фактов или все они подтвердятся, будут суды и компенсации. Возможно, скандальный пансионат решат реформировать, чтобы показать красивую картинку телерепортерам: проблемы решены, уроки усвоены.
Также, возможно, что прямо сейчас в других российских пансионатах угрожают отправкой в ПНИ тем, кто может рассказать об этой системе еще больше.
В сети можно найти описания того, как с инвалидами поступали в советское время. Некоторые эпизоды по-настоящему ужасны — в них рассказывается, как вместо прогулок беспомощных людей подвешивали на деревьях, чтобы те дышали свежим воздухом. Некоторых забывали там на всю ночь. К таким историям стараешься относиться критически, не веришь, что кто-то может быть на такое способен. Еще меньше хочешь верить, что такое происходит в России в 2020 году.
Комментарии
4
Психология , Видео , Красивые девушки , Елена Трошина , Андрей Казанцев , Людмила Гусева , Илья Питалев , Андрей Попов , Минздрав РФ , Генпрокуратура РФ , КПРФ , РИА Новости , Lenta.ru , ИТАР-ТАСС
Читайте также
Как нас обманывают в «черную пятницу»
5
«На грани сучки и хорошей девочки»
2
Последние новости
Собянин подтвердил отсутствие планов по закрытию Москвы
Кремль анонсировал начало массовой вакцинации от коронавируса
ВМФ России испытал гиперзвуковую ракету «Циркон»