Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

"Тебя надо в дурку или изнасиловать": История одного трансгендера

Наша новая рубрика – о тех, кого не принимает общество, кто подвергается дискриминации и должен отстаивать свои права. Марине (имя изменено) 34 года, и она трансгендер. «Я подавляла в себе внутренний голос» Я родилась и жила в маленьком городе Псковской области. Меня воспитывала бабушка, папа много пил, а с мамой отношения не были близкими. Когда она родила второго ребенка и ушла в декрет, мы стали общаться еще меньше. В детстве я была такой, как все, в друзьях у меня были и мальчики, и девочки. В 14 лет, в период полового созревания, я стала чувствовать, что со мной что-то не так. Это чувство постепенно усиливалось, мысли об этом были эпизодическими – появлялись и уходили. К 18 годам я стала задумываться об этом чаще, но боролась с этим, пыталась встроиться в социум. Мне говорили, что надо быть настоящим мужиком. Я зависела от чужого мнения и подавляла в себе внутренний голос. Тогда я увлеклась хоккеем и до сих пор его люблю, иногда выхожу на лед. Я была гадким утенком, училась в школе для детей с отклонениями в умственном развитии. После окончания школы пошла в ПТУ учиться на бухгалтера. В группе были одни девчонки, и мне было с ними комфортно. Я ловила себя на мысли, что хочу быть такой же, но о переходе (трансгендерный переход – это приведение роли и тела человека в соответствие с тем, кем он себя ощущает. – Ред.) я не думала. Да я и не знала почти ничего об этом, интернет был развит мало. После ПТУ меня призвали в армию, я пошла (пошел) и отслужила (отслужил), часть срока прошла на контрактной основе. В тот период я не думала о своей гендерной принадлежности, и мне это очень помогло. Тяжело было только первые полгода, к контрактникам отношение намного лучше. Я даже планировала стать военным, но уволилась из армии в 24 года. Ломало от мужской одежды Когда я вернулась домой, начала переодеваться в женскую одежду. Я делала это в определенные дни – в субботу или в воскресенье. На улицу не выходила: город маленький, могли узнать. Переодевание меня затягивало. Было тяжело потом снова одеваться в мужскую одежду и вести себя как мужчина. У меня началась моральная ломка, дисфория (форма болезненно-пониженного настроения. – Ред.). Единственный человек, которому я открылась, была моя подруга-неформалка. Мы сошлись на почве музыки, и однажды, когда мы разговаривали о мужском и женском, я непрозрачно ей намекнула, что ощущаю себя девушкой. Она сказала, что понимает меня, что во мне действительно есть что-то женское, и поддержала. Но никаких шагов я не предпринимала, только постоянно переодевалась, и меня ломало. Я боялась что-то начинать, у меня были слезы, истерики, паника. Так было до 30 лет, когда я переехала из Псковской области в Москву. «На вагинопластику денег нет» В 2016 году я начала переход, стала принимать гормональные препараты. Для того чтобы сделать переход, нужно посещать трех врачей: психиатра, эндокринолога и сексолога. Я обратилась в психиатрическую больницу имени Ганнушкина. Какой жести о себе я только не наслушалась: меня надо лечить, меня отправят в дурку. После этого я обратилась в частный медицинский центр, где к трансгендерам относятся френдли (по-доброму). Препараты я принимаю уже пять лет, сделала операцию на гортани, убрала кадык, сильно изменилась внешне. Но завершить переход – сделать вагинопластику – у меня денег нет. Это стоит около 400 тысяч рублей. Буллинг на работе Когда я переехала в Москву, устроилась на работу в городок аттракционов на ВДНХ. Я проколола уши, отпустила волосы, но внешность при переходе меняется очень медленно. Мои коллеги нашли информацию обо мне в социальной сети, и начался буллинг. Кто-то посмеивался, кто-то вообще не общался, а кто-то издевался. Негатив был в основном от мужской части коллектива. Однажды они сговорились и пытались меня избить, угрожали изнасилованием. Я, как могла, уходила от конфликта. Трансгендерным людям нелегко найти работу. В трудовой книжке указывается, что ты сменила фамилию, и работодатель узнает, кем ты была в прошлой жизни. С работы меня уволили уже после того, как я получила паспорт на женское имя. Я к этому была готова: в конце сезона девушек всегда увольняют, оставляют только мужчин, которые выполняют тяжелую работу. Сейчас я самозанятая, работаю сама на себя курьером, сотрудничаю напрямую с несколькими интернет-магазинами. Иногда подрабатываю – раздаю листовки. В Москве снимаю комнату. Почти четыре тысячи рублей в месяц у меня уходит на гормоны. Пытались вытащить из автобуса и избить Я считаю, что неплохо социализировалась. Те, с кем я сотрудничаю, меня ценят. Даже после того, как я два раза попала в психушку и выпала из жизни, со мной не прекратили сотрудничество. В психиатрической больнице я была из-за депрессии. Но даже в психушке я себя всегда чувствовала девочкой. Первый раз меня как трансгендерную девушку положили в отдельную палату. Второй раз – в общую, к женщинам. Они меня первое время мисгендерили – называли «он», «оно». Это очень обидно и больно, но потом отношения наладились, и некоторые встали на мою сторону. "Сначала был шок, а потом страх": как "Мужское государство" выбирает жертв Конечно, бывают эпизоды, когда меня унижают и обзывают, но такое бывает нечасто. Однажды я ехала в автобусе и разговаривала по телефону – сейчас у меня голос стал нежнее, приятнее, – и парни всё поняли. Они пытались вытащить меня из автобуса и избить. Но за меня заступились пассажиры. Каждый раз, когда у меня допытываются про мою гендерную принадлежность, это очень ранит. Я могу расплакаться, я не говорю об этом даже людям, которые со мной общаются. Ведь это мое больное место, в которое можно бить. «Чувствую себя одинокой» Я чувствую себя одиноким человеком. У меня андрофобия – боязнь мужчин – после изнасилования. Я по переписке познакомилась с мужчиной. Мы полгода переписывались, и он пригласил меня к себе в гости без ночевки. Я приехала к нему домой, и все поначалу было нормально: он играл на гитаре, мы болтали. А потом он начал прикладываться к бутылке. Не знаю, что он там пил, но через полчаса это был другой человек. Он меня изнасиловал. Наверное, я сама виновата, что поехала. Я не стала никуда обращаться, у меня был сильный стресс. Я чувствую себя девушкой, и мне нравятся девушки. Если бы я была просто лесбиянкой, мне было бы проще найти партнершу. Два года назад я встречалась с девушкой, но мы расстались. Она вышла замуж, и сейчас у меня никого нет. А хотелось бы найти кого-то, даже просто родственную душу. У трансгендеров есть свои группы, и я на них хожу. Мы устраиваем чаепития, играем в настольные игры, общаемся. Мои подруги в возрасте 30 лет и 40+. Они меня поддерживают. Среди трансгендеров мало счастливых людей, у многих проблемы, многие жалеют, что не могут сделать операцию. Но есть у меня одна подруга, которая к 40 годам сделала операцию, и я могу назвать ее счастливым человеком. Она ни о чем не жалеет. "Лживость отталкивает мужчин!" Продюсер Аманти поддержала папу Франциска Трансгендерность – это балласт, с которым я живу, но не могу сбросить, потому что я девочка, я так себя ощущаю. В зависимости от обстоятельств ты с этим балластом или пытаешься подняться, или падаешь, или лавируешь. Кстати 5 звезд-трансгендеров Сестры Вачовски Братья-режиссеры Энди и Лоуренс Вачовски, снявшие «Матрицу», в двухтысячных сделали операции и стали Лилли и Ланой. Каминг-аут не поставил крест на их карьере, недавно Лана сняла «Матрицу-4». Эта женщина раньше была спортсменом , олимпийским чемпионом по десятиборью, мировым рекордсменом. Операцию и каминг-аут Дженнер сделала в 2015 году, когда ей было 65 лет. В том же году журнал Glamour назвал ее женщиной года. Рейчел Левин впервые в истории США выдвинул на пост чиновника Белого дома женщину-трансгендера. Рейчел Левин может стать помощником министра здравоохранения. Левин – выпускница , изменила пол в 2011 году. Сейчас она руководит департаментом здравоохранения штата Пенсильвания. Джина Росеро Американская модель, филиппинка по происхождению, больше 10 лет хранила тайну, что когда-то совершила трансгендерный переход. Андреа Пежич Случай модели-андрогина из Боснии Андрея Пежича еще более уникален. С детства Андрей работал моделью, и когда уже стал успешен и узнаваем, сделал пластическую операцию. Теперь ее зовут Андреа, Пежич до сих пор работает в модельном бизнесе. * * * Материал вышел в издании «Собеседник» №03-2021 под заголовком «"Тебя надо в дурку или изнасиловать"».

"Тебя надо в дурку или изнасиловать": История одного трансгендера
Фото: ИД "Собеседник"ИД "Собеседник"