Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Уральская художница спасла тонущую мать с сыном и погибла сама

В центральной городской клинической больнице №23 Екатеринбурга умерла Дарья Агупова, которая 3 июля спасла в пруду тонущую мать с полуторагодовалым сыном. Бросившись в искусственный водоем около загородного дома в Дегтярске, она ударилась о каменистое дно и получила перелом ноги со смещением. Ей проводили операцию под общим наркозом. Все верили, что худшее позади. Но у 36-летней женщины развилась легoчная трoмбoфилия. Она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких, но спасти врачам ее не удалось. 7 июля сердце Дарьи остановилось.

Видео дня

О талантливой, самобытной художнице Дарье Агуповой рассказали «МК» ее коллеги и друзья.

Фото: Соцсети

В тот день, 3 июля, по рассказам друзей, Дарья отправилась со своим молодым человеком в район Дегтярска. В загородном доме его коллега отмечал свой день рождения. На территории был искусственный пруд, дно его было зацементировано, подпорные стены и подход к воде — выложены из камня.

Стояла солнечная погода. Даша присела за небольшой столик около пруда. В это время в нем купались жена именинника со своим полуторагодовалым сыном. Очевидцы рассказывают, что водоем был больше похож на бассейн. У него было двухуровневое каменистое дно. Сначала шел участок мелководья, а потом начиналась глубина. Мама с сыном были там, где мелко. В какой-то момент малыш, плескаясь, попал туда, где начиналась глубина. При этом успел ухватиться на мамино плечо, и их обоих отнесло на участок, где уже не прощупывалось дно. Женщина плавать не умела, начала захлебываться, малыш скрылся под водой…

И Даша, как была, в одежде и обуви, кинулась в этот пруд. Не рассчитав траектории, стремясь спасти женщину и ребенка, она бросилась воду, ударившись при этом ногой о каменистое дно.

Испытывая сильнейшую боль, задыхаясь, Дарья вытолкала руками женщину с сыном на мелководье. Их подхватили мужчины, которые прибежали на помощь. А потом пришлось вытаскивать и саму Дашу. Стало понятно, что нога у нее сломана, нужно было срочно ехать в больницу.

Через 15 минут приехала «скорая», в Дегтярске Даше сделали рентген, снимок показал, что у нее закрытый перелом нижней трети бедра со смещением. Все было очень серьезно. Сама Даша вспоминала, что по дороге, когда ее везли в Екатеринбург, любой занос, любой поворот отзывался острой болью в ноге. Из последних сил она держалась за поручень в перевозке. Рука потом оказалась вся в синяках.

Через час с небольшим они подъехали к городской травматологической больнице № 36, но она оказалась перепрофилированной под ковид-госпиталь. Дашу с друзьями никто об этом не предупредил. Снова пришлось отправляться в путь. Дарью приняли в приемном покое больницы № 23. Сделали ей там сначала операцию под местным наркозом, поставили на ногу аппарат Илизарова. Вторая операция должна была состояться 7 июля уже под общим наркозом.

— Когда Даша попала в больницу, я постоянно была с ней на связи, навещала ее, мне хотелось, чтобы она улыбалась, не чувствовала себя одинокой на больничной койке, — рассказывает ее подруга Марина. — Ее многие поддерживали. Для Даши это было очень важно.

Она была счастлива, когда вышла заметка о героическом спасении мамы с маленьким ребенком. Она улыбалась, но перед второй операцией Даша призналась, что ей страшно, что с этим надо поработать. Эта операция, как я поняла, так и не закончилась, потому что начались осложнения.

Как рассказала потом мама Даши, врачи во время операции соединяли ей кости, но ответной реакцией организма стало образование тромбов. У молодой женщины развилась легочная тромбофилия, она пережила клиническую смерть. Ее поместили на ИВЛ, но спасти Дашу врачам уже было не под силу.

— С ее уходом я многое осознала, Даша многое привнесла в мою жизнь, — говорит Марина. — Мы познакомились с ней прошлой зимой через общих знакомых, близко начали общаться в апреле, когда мне нужна была поддержка. Мы с ней очень много говорили, смеялись, делились своими переживаниями. С этих встреч я возвращалась невероятно воодушевленная. Даша учила меня с юмором относиться к трудностям, принятию ситуации, психологии.

Друзья говорят, что в арсенале Дарьи было немало призовых мест в творческих конкурсах. Она выполняла иллюстрации в стиле fashion. Была талантливым дизайнером одежды, художником по костюмам. Рисовала маслом на холсте, расписывала стены, текстильную одежду, обувь, джинсовки, футболки. Могла выполнить любой сложный сценический макияж, создавала аксессуары и бутафорию.

— Не было никакого предчувствия беды, мы все были уверены, что Даша вскоре встанет на ноги, — говорит ее подруга Ксения Амадэус. — Даша сама писала, что она поправится и сможет танцевать. Мне до сих пор кажется, что ее гибель — это сон. Что на ближайшей вечеринке она так же будет помогать создавать образ своими яркими красками, что я снова ее крепко при обниму при встрече. Даша должна была жить. Она так любила жизнь…

Ксения говорит, что Даша излучала положительную энергию, при ее появлении на душе становилось тепло. Стоило только ее обнять, как хотелось летать.

— Еще при знакомстве у меня было ощущение, что мы знаем друг друга много лет. С ней можно было говорить на любые темы, обсуждать все, что угодно, — делится Ксения. — Она была очень душевным собеседником и очень творческим человеком. В рисунки вкладывала душу, не важно, расписывала она при этом одежду или лицо человека.

Друзья говорят, что Дарья жила своим сыном и любимым делом.

— Она была замечательной мамой, в сыне души не чаяла. Недавно ему исполнилось 7 лет. Даша, конечно, устроила для него настоящий праздник. Она ко всему подходила творчески. Чтобы найти подарки, сынишке пришлось пройти увлекательный квест.

Десять лет назад Даша вышла замуж за Антона. Но в последние годы, по рассказам друзей, она жила одна, воспитывая сына. У Дарьи с бывшим мужем были сложные взаимоотношения. Но сыну Антон помогал, всячески участвовал в его судьбе. В тот роковой день, когда Даша получила травму, он с ребенком находился в Сочи.

Как мы выяснили, у Дарьи было невероятное количество друзей. И все говорят о ней, как о маячке, который светил многим.

— В школьные годы мы вращались с Дашей в одних молодежных тусовках, интересовались рок-музыкой, аниме, — рассказывает . — Она была очень красивой, улыбчивой, доброй девушкой. Мне импонировало то, что Даша легко проявляла эмоции, была очень открытой. И душа у нее была светлой. Не удивительно, что она тут же бросилась спасть в пруд тонущих женщину с маленьким ребенком. По-другому просто поступить не могла. Для нее не было чужой беды.

Друзья рассказывают, что Даша с детства хорошо рисовала, в профессиональном лицее получила специальность косметика-визажиста.

— Я помню Дашу еще девчонкой в черных джинсах, берцах, в толстовке и с черными волосами, — говорит Валентина Кокшина. — Девчонки над ней иной раз подшучивали, она делала обиженное лицо, но тут же улыбалась. Таить обиду и мстить, — это было не в духе Даши. Она никогда не грубила в ответ. Я вообще не помню, чтобы она о ком-то говорила плохо.

У нее был свой стиль в рисовании. Преподаватели не давали ей развивать свой вкус, учили по стандартам, твердили, что то, как она рисует, не подходит для дизайнера. Позже мы обе с улыбкой вспоминали те времена, когда Даша делала по-настоящему дизайнерские вещи. У нее был огромный талант. Она молодец, что не сдалась. Пошла учиться дальше.

— После окончания учебы виделись?

— Встретились с однокурсниками через несколько лет, я была удивлена, насколько Даша изменилась. Стала настоящей красавицей, очень женственной. Стала носить платья, которые ей очень шли. Волосы больше не красила в черный, у нее был свой естественный цвет волос. Но то, что приковывало внимание больше всего — это ее удивительные, магнетические изумрудные глаза. Мы стали общаться в соцсетях, созванивались. У нас в один год родились дети, у меня — дочь, у нее — сын. Много раз мы собирались встретиться, погулять вместе, но увидеться нам так и не довелось. Я продолжала следить за ее работами. У Даши был безукоризненный вкус. Я была очень рада, что она занимается любимым делом. И делала успехи.

— Как узнали о трагедии?

— Первым сообщение о Даше увидел муж, кинул мне ссылку Вконтакте, написав: «Как жаль твою подругу». Я стала читать и не могла поверить. Даша была очень волевым человеком, настоящим бойцом. Нырнув в пруд, уже сломав ногу, испытывая сильную боль, она продолжала толкать мать с маленьким ребенком к берегу. Потом были операции. Я до сих пор не могу поверить, что ее организм не справился, образовались тромбы. Наши дети, моя дочь и ее сын, в этом году должны пойти в школу. Как страшно, что Даша не дожила до этого дня.

О Дарье нам также рассказала , которая знала ее по учебе в университете.

— Мы познакомились с Дашей в профессионально-педагогическом университете (РГППУ), — рассказывает Екатерина Назарова. — Наша группа была на швейной кафедре. Мы ожидали начало урока, и тут я увидела невероятно красивую девушку, на которой был ободок с темно-зеленым перышком. Я подошла к ней, мы разговорились.

Даша умела располагать к себе людей. Я была из провинции, но Даша держалась со мной на равных. В ней не было ни грамма снобизма. Она охотно подсказывала, если что-то было не ясно. Всегда готова была прийти на помощь. После окончания университета, мы больше не виделись, но списывались в соцсетях. Я отмечала ее невероятно талантливые работы. Я горда, что дружила с Дашей, она настоящий герой нашего времени.