Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Светлой памяти наших родных

Из 52 человек в живых остались двое Я родилась после войны в 1947 году, но с детства мы знали об ужасах дней оккупации. Первые жители нашего хутора Красный Солнцевского района поселились в 1925 году. Это были выходцы из большого села Чермошное. Хутор состоял из 12 домов и находился в лесу. Люди были очень дружные, вместе растили хлеб, отмечали праздники, радовались жизни. Но началась война. Немцы пришли в хутор в Рождественские праздники 1942 года. Забрали у жителей всё, что было. В хуторе они не находились постоянно, 6 мая на мотоциклах приехал карательный отряд. Искали партизан. У моей бабушки, Прозоровой Варвары Ивановны, дедушки, Прозорова Ивана Павловича и мамы, , жила беженка. Их в войну много было. Она пришла ещё по осени и осталась. Когда немцы спросили: «Кто это?», наши сказали, что приехала и живёт. У неё потребовали документы, она вышла якобы за ними и пропала. Не дождавшись, немцы велели всем выходить на улицу. Забрали ещё соседей: Хахалева Кузьму Егоровича, Хахалеву Марфу Антоновну и Зюкову Матрёну Михеевну. В этот день с утра подморозило и даже выпал снег. Бабушка пошла в валенках. Всех погнали на хутор Казначеевский. Там ещё забрали жителей и пошли на хутор Панин. Туда же пригнали людей из хутора Переезд. Всего – 52 человека. Картина по дороге была ужасной: горели дома, одну девушку вытащили из дома и сразу расстреляли. Собравшихся сначала допрашивали в хате. Маме тогда было 13 лет. Когда она заходила в избу, увидела в плетне около дома выход в огород. После допроса она нырнула в эту дыру и побежала вдоль плетня. Она говорила, что, скорее всего, солдат, который дежурил на улице, увидел её, но не стал стрелять. Бабушка рассказывала, что немцы были разные. Кто-то даже показывал фотографии своих родных. Самыми жестокими оказались мадьяры. После допроса мужчин построили на опушке леса и спустили на них собак, чтобы они их рвали. Потом расстреляли. А женщинам приказали идти к лесу. Бабушка оглянулась, за ними шли автоматчики и стали стрелять. Все попадали, и бабушка интуитивно тоже упала. При падении одна пуля слегка задела голову, а вторая разорвала ступню. Крики, стоны… Потом немцы ходили с собаками. Собаки обнюхивали людей, и живых фашисты добивали. К бабушке тоже подошёл автоматчик, пнул ногой в бок, но собака отошла. Когда карательный отряд уехал, на место расстрела пришли местные жители. Бабушка подняла голову, а женщины от испуга убежали. Она поползла к ближнему дому хутора. Женщины в доме плакали, по-видимому, у них тоже кого-то убили. Мальчик-подросток достал из печки тёплой воды, помог снять валенок, полный крови, обмыл рану и завязал тряпкой. В валенок нога уже не влезла, поэтому привязали к ней калошу. Пришедший в дом мужчина сказал, что ей надо уйти, иначе всех расстреляют. За бабушкой по грязи тянулся кровавый след, который он потом забросал грязью. Договорились, что он сходит на хутор и передаст родственникам, что она жива. Он это сделал. Мама позвала соседку и свою подружку, нашли тачку и пошли за бабушкой. На том месте, где мужчина её оставил, бабушки не оказалось. Нашли её лежащей на мусоре в промоине после половодья. Глаза были закрыты, лицо бледно-жёлтое. Мы всегда плакали, слушая это. Погрузили её на тачку и повезли. Плотину на пруду сорвало водой, там в месте перехода набросали хвороста и палок. Когда стали переходить, раздались выстрелы. Подруга и соседка от страха побежали. Смолкла стрельба, они вернулись. На следующий день мама пошла в Чермошное. Туда приезжал Хахалев Н.П. Он работал в Курске врачом и помогал в годы войны людям. Пришёл к бабушке, обработал рану и дал лекарство риваноль для обеззараживания. В ноге у бабушки остались осколки. С ними она прожила 27 лет. Рана подсыхала, потом снова сочилась. Больная нога и зимой, и летом была в валенке, чтобы меньше ощущалась боль при ходьбе. Бабушку никто не выдал, что она ранена. А вот в соседнем хуторе люди нашли молоденького раненого солдатика. Эта семья выходила его, но нашёлся предатель, который выдал. Он был расстрелян вместе со всеми. Разные были люди, к сожалению. Немцы очень боялись тифа. Когда они заходили в дом, мама им говорила, что бабушка болеет, и они сразу уходили. Из 52 человек в живых остались двое: бабушка и мужчина, который был ранен в руку. Похоронены погибшие на той же лесной опушке, где были расстреляны. Там поставлен памятник. Освободили хутор от немцев в феврале 1943 года. Бабушка говорила, что стояли сильные морозы, и замёрзшие трупы немцев лежали на шляху. Мама до войны окончила 5 классов. Больше она учиться не могла, надо было работать. В июне её посылали копать окопы по направлению к Ржаве. Шла подготовка к Курской битве. Для отца нашего, Прозорова Ивана Дмитриевича, война началась под Понырями и закончилась в Германии. После войны хуторянам пришлось очень много и тяжело работать. Техники никакой не было. У нас хранится фотография, где мама пашет на волах, ещё в колхоз присылали маленьких лошадок. В хуторе после войны была очень большая кроликоферма, овощеферма и пасека. Наш маленький колхоз имени Калинина постоянно укрупнялся и стал самым большим хозяйством района – колхозом «Прогресс». Долгое время им руководил наш отец. Храним память о страшных годах Родители вырастили четверых детей, у них семеро внуков и девять правнуков. В 1989 году они переехали в Железногорск, поближе к детям. В 90-е годы хутора не стало. Сейчас там остатки фундаментов от домов, заросшие бурьяном огороды. Живы ещё сады, которые были в каждом хозяйстве. В 1994 году отец накануне Дня Победы ездил на родину. Он заболел после того, как увидел заброшенные поля и полуразрушенные фермы, и умер от инфаркта. Мама прожила долгую жизнь. Умерла она на 92-м году в свой второй день рождения и в день гибели отца – 6 мая 2020 года, на Егория (). Как и в 1942 году, это была среда. В нашей семье хранятся фотографии и сохраняется память о тех годах. Рассказываем своим детям и внукам. Сестра Татьяна Ивановна ведёт родословную не только нашей семьи, но и со слов мамы многое знает о жителях нашего маленького родного хутора. В этом году 6 мая будет 80 лет с той трагической даты. Мы соберёмся нашей дружной семьёй почтить память родных. из фашистских застенков завещал: «Люди, я любил вас! Будьте бдительны!». Люди забыли… И теперь получаем то, что есть. Горько, обидно за тех, кто сложил свои головы в Великую Отечественную войну и не только за свою страну. Вот такая грустная история нашей семьи и нашего маленького уголка Родины. С уважением, Галина БОРОДИНА

Светлой памяти наших родных
Фото: Курская правдаКурская правда