Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Директор Театра на Бронной Мироненко рассказала, вмешивается ли она в работу режиссера Богомолова

- В апреле у вас завершился переезд в историческое здание. Если отбросить эстетический аспект преобразований, что изменилось в театре с технологической стороны? - С технологической точки зрения в нашем театре произошли глобальные преобразования. После проведенных ремонтно-реставрационных работ театр отвечает самым современным требованиям, предъявляемым к сценическим площадкам. Во-первых, наша сцена, а также металлоконструкции и оборудование на ней - все изменено. Это здорово с точки зрения использования технологий, а также безопасности самих артистов на сцене. Механика сцены теперь автоматизирована, имеет основной и резервный пульты управления, что позволяет осуществлять работу на спектаклях из любой области сцены. Световое оформление театра состоит из светодиодных управляемых приборов. Также в театре установлена автоматизированная система слежения, предназначенная для мероприятий под открытым небом, театральных сцен и студий. Во-вторых, у нас появился видеоцех со своим оборудованием. Теперь у нас суперсовременные проекторы, "сорокатысячники". Их в России всего три: один из них в Большом театре, и вот два - у нас. - А для посетителей что появилось нового и интересного после ремонта? - У нас появился автоматический гардероб, а к новому сезону появятся автоматы для приобретения билетов. Это все делается для более быстрого обслуживания. При этом не исключает нашего взаимодействия с любимыми зрителями, так как рядом с теми же автоматами по продаже билетов будут всегда находиться наши специалисты, которые расскажут о классных постановках. В фойе первого этажа театра крутятся ролики с фотографиями и трейлерами спектаклей. У нас также открылся и магазин интеллектуальных подарков, где можно приобрести специальную продукцию, выпущенную к спектаклям репертуара. - Как труппа отреагировала на новый облик театра, когда впервые вошла в него? - Как такового момента, когда труппа впервые вошла, не было, потому что административная и художественная часть у нас по-прежнему оставалась в основном здании на Бронной. Мы вместе пережили пыль, пот и слезы строителей, когда репетировали и на малой сцене, и на Яузе. Многие даже пытались прорваться на стройку, хотя это, конечно, недопустимо, и мы старались ограничивать доступ. Однако больше всех были рады артисты, которые давно работают в театре, такие как , Вера Владимировна Майрова, и . Когда они вышли на сцену, увидев новый зал, у них слезы в глазах стояли - это, безусловно, было очень трогательно. Мне кажется, что для них возвращение театра в родные стены - новый этап творческой жизни в том числе. - Как зрители отреагировали? - Зрители до сих пор восхищаются красотой нашего здания. Уже вышло довольно много постов о том, что посетители считают наш театр самым красивым в Москве, а некоторые - в России, с чем мы не можем не согласиться (смеется). И конечно, если смотреть по соцсетям, то можно увидеть, как зрители любят фотографироваться в наших интерьерах, причем абсолютно на всех этажах. - Вы проводите экскурсии по зданию театра. Как у вас организован этот процесс? - Мы считаем что сам по себе процесс организации экскурсий - это довольно увлекательное занятие, потому что у нас к этому были привлечены не только специалисты-музейщики, но и артисты, которые с большим удовольствием их проводят. Я, кстати, тоже планирую лично проводить экскурсии этим летом. Первый цикл экскурсий по историческому зданию мы запустили 9 июля. И уже увидели реакцию публики, получили обратную связь и стали вести предварительную запись, на которую до начала зарегистрировались десятки человек. Экскурсии проходят четыре раза в день. И хотя спектаклей в это время традиционно не будет, мы готовы показывать зрителям, насколько у нас красиво, а также рассказывать историю здания и места. - Сейчас, кажется, молодое поколение мало интересуется театром. Вы планируете как-то привлекать молодежь? - Я бы не согласилась с этим утверждением. Потому что у нас очень много молодежи, и сейчас в репертуаре театра будут появляться новые спектакли, которые как раз нацелены на юную аудиторию. Это и "Незнайка", и "80 дней вокруг света". Сейчас, кстати, у нас с большим успехом идут показы под открытым небом "Женщины-змеи" . Это семейный спектакль, на него приходят и подростки, и взрослые, и даже дети. Мне кажется, что привлекать молодежь мы будем теми же способами: рассказывать о себе, о том, что у нас планируется, использовать современные методы продвижения. - Вы упомянули спектакли под открытыми небом. Где вы их проводите? - У нас есть маленький дворик. Мы, наверное, один из немногих театров Москвы, который зажат в тисках центра. Театр находится в самом эпицентре "Патриков" - модного и тусовочного района. Здесь действительно большой поток людей, и наш дворик подходит под такой жанр, как комедия дель арте. Например, спектакль Олега Долина шел в закрытом помещении, но, честно говоря, у него случилась реинкарнация после решения поставить его под открытым небом. Спектакль зазвучал совсем по-другому, а жители окрестных домов стали невольными нашими соучастниками. Безусловно, это вызвало дикий восторг. Постановка длится полтора часа, и все это время наши соседи не отлипают от своих окошек, а некоторые дети даже сбрасывают подарки для артистов во время поклонов. Мне кажется, что вот таким образом мы работаем с нашим районом, с жителями и встраиваемся в окружающую среду довольно экологично - с точки зрения взаимодействия с местным сообществом. Эту практику мы будем продолжать: в начале сентября мы сделаем еще показы "Женщины-змеи". - В начале лета появилась новость, что у россиян изменились предпочтения в литературе: упали продажи книг о финансах и бизнесе, при этом вырос спрос на исторические и художественные произведения. А у зрителей театра видны изменения предпочтений? - Мне кажется, что в России всегда был больший спрос на историческую и художественную литературу, а не на книги о финансах и бизнесе. Тем более среди людей, которые посещают театры, так как эта страсть подразумевает знание - хотя бы базовое - художественной литературы. Все наши постановки связаны с выдающимися именами как классиков, так и современных литераторов. Поэтому мы не видим изменений в предпочтениях. Мы знаем, что по-прежнему в моде и Островский, и Шекспир, и Чехов. Задача театра - как раз продолжать эту связь поколений и передачу классики современными средствами. - В феврале худруки многих российских театров, в том числе , поддержали критику законопроекта "по укреплению традиционных ценностей". Театр до сих пор придерживается такой точки зрения? - Эта критика была связана с тем, что пытались ввести госцензуру, что противоречит нашей Конституции, поэтому какая тут может быть точка зрения? Мы являемся творческой институцией и занимаемся искусством. Цензуры у нас в стране не существует, мы продолжаем создавать то, что отвечает художественной политике театра. - В мае у вас запустились бюджетные социальные спектакли. Какие результаты принесла это программа? - Мы очень плотно работаем с Департаментом социальной политики, и это уже не первое наше с ним взаимодействие. У нас был такой опыт прошлой осенью, когда мы показывали спектакль "Дядя Лева" врачам, которые работали с COVID-19. Сейчас мы сделали такую акцию, потому что не хотим быть театром какого-то конкретного формата, например, связанного только с модной и светской публикой. Наоборот, мы стремимся разнообразить аудиторию. Возможность посещать театр должна быть у всех, поэтому эта программа дала результаты. К нам в мае приходили гости из программы "Активное долголетие". Будем надеяться, что такие показы продолжатся. Кроме того, у нас есть практика: приглашаем студентов творческих вузов на показы наших спектаклей бесплатно, чтобы они могли приобщиться к искусству современного театра. - Недавно у вас завершился театральный сезон. Расскажите, каким он был? - Этот сезон как праздник. Наша команда по выпуску спектаклей работает бесперебойно. У нас изменился актерский состав, пришло очень много молодых артистов, а также за этот период обновилась административная команда. Отдельно хочется отметить ответственное отношение сотрудников к своей работе. Все понимают, что мы здесь и сейчас творим историю театра в России. Мне кажется, что каждый из нас испытывает гордость от сопричастности к этому процессу. Про переезд я даже говорить не буду - это, конечно, особенное событие, которое будет еще очень долго нам "аукаться". В позитивном смысле слова. За этот сезон театр уже совершил пять гастрольных поездок по России и за ее пределы. Я также хотела бы отметить, что по продажам в июне театр на Бронной вышел на одно из первых мест среди всех театров Москвы. Это, конечно, очень вдохновляющая для всего коллектива история. Значит, все не зря (улыбается). - Что ждете от будущего театрального сезона? - Мы ждем от него девять новых постановок и работы с очень интересными режиссерами: , Романом Самгиным, , , Кириллом Вытоптовым и другими. Кроме этого, у нас планы по работе с экскурсиями и различными партнерскими программами, в том числе - по выпуску сувенирной продукции. С сентября в полном формате заработает наш сувенирный магазин. Надеемся продолжать работу по переводу на срочные контракты как артистов, так и сотрудников художественно-постановочной части, присматривать себе самых лучших бойцов и планомерно двигаться к успеху. С 16 по 24 августа мы едем в Санкт-Петербург на гастроли. На сцене Александринского театра петербуржцы смогут увидеть сразу четыре премьеры сезона: спектакль художественного руководителя Константина Богомолова "Таня" по пьесе А. Арбузова и "Гамлет in Moscow", два спектакля по А. Чехову - "Платонов болит" в постановке и "Вишневый сад" молодого режиссера Микиты Ильинчика. - Вы часто привлекаете к сотрудничеству звездных актеров - эта традиция продолжится? - Такая традиция действительно существовала, когда мы находились на Яузе. По большей части из-за сложной транспортной логистики многим зрителям было проблематично добраться до театра, поэтому было необходимо замотивировать людей на приезд к нам. Сейчас мы вернулись в историческое здание, которое находится в самом центре Москвы. Логистика для многих стала более простой. Как я уже отмечала, у нас в театре сейчас достаточно сильная труппа, поэтому необходимость привлечения сторонних артистов уменьшается. Думаю, мы будем продолжать эту практику приглашенных звезд, но уже в меньшем объеме, так как это напрямую сказывается на экономике театра. Сейчас нам необходимо оптимизировать собственные ресурсы. - Бывало так, что вы не соглашались с решением Константина Богомолова по какому-либо спектаклю и советовали сделать по-другому? Либо только он отвечает за художественную часть театра? - Нет. У нас с Константином Юрьевичем полное взаимопонимание. Он занимается художественной политикой театра, я занимаюсь административной частью. Советовать профессионалу, безусловно, талантливому человеку, как лучше ставить спектакль - мне кажется, это утопия. Каждый знает свое дело. Так же, как, например, Константин Юрьевич не советует мне что-то по части финансов, бухгалтерии и кадрового сопровождения. Хотя никто не отменяет наличия собственного мнения, но "сделай по-другому" - нет, такого у нас нет. Конечно, он как стратег видит полную картину - и с точки зрения конкурентной ситуации, и ситуации в других театрах Москвы, поэтому я всегда прислушиваюсь к его мнению. Но это касается, в первую очередь, позиционирования театра, продаж и нашего дальнейшего продвижения. - После премьеры "Вишневого сада" в СМИ заговорили о критике Константином Богомоловым режиссера Микиты Ильинчика из-за концовки спектакля. В СМИ писали, что Богомолов сказал тогда: "Нам зал продавать надо, а не делать эстетский спектакль". Как вы считаете, где эта проходит эта грань между искусством и бизнесом? - Мне очень нравится позиция , а также позиция директора "Ковент Гардена" Кевина О'Хейра, который говорил, что каждому сиденью нужно найти свою задницу. Какая грань между искусством и бизнесом? Довольно странно в пустом зале показывать спектакли. Если на спектакль не приходят люди - он неуспешен. Хотя он может быть артовым, экспериментальным и так далее, но мы сейчас с вами ведем речь о вполне себе состоявшемся репертуарном театре, а не какой-то лабораторной площадке, которая, конечно, имеет право на существование. Есть много театров-студий, которые нацелены на такой формат, но мы - не театр-студия, а классический репертуарный театр в центре Москвы. Суть простая: если спектакль не приносит деньги - значит, я не смогу платить нормальную зарплату сотрудникам театра. Поэтому, если речь обо мне как о директоре, то все довольно просто: я вижу каждый день показатель по продажам, и если спектакль длительное время плохо продается, мы принимаем решение о его изъятии из репертуара. А вообще, работать здесь - настоящая радость, поэтому очень хочется разделить ее с как можно большим количеством зрителей.

Директор Театра на Бронной Мироненко рассказала, вмешивается ли она в работу режиссера Богомолова
Фото: Газета.RuГазета.Ru