«Люди ходят под „куполом“»

Teleprogramma.pro 19 июня 2020
Фото: Teleprogramma.pro
Многие мужчины очень болезненно восприняли слова ведущей, блогера и светской львицы о МРОТ (минимальный размер оплаты труда — прим. ред.), наделавшие много шума.
Некоторые даже обрушились на инстадиву с оскорблениями. Об этом в интервью Teleprogramma.pro рассказала сама ведущая.
Напомним, недавно Виктория подкинула общественности повод вновь заговорить о себе. Так, она выразила свое несогласие с пунктом о поправках в Конституцию, где говорится о минимальных размерах оплаты труда.
«Мы сначала размер оплаты повышаем, раздаем деньги всяким алкоголикам, нищебродам, а потом плачемся, почему у нас все плохо. Почему государство решает, какая зарплата должна быть у криворуких алкоголиков», — написала знаменитость у себя на странице.
Эти слова, конечно, вызвали возмущение у россиян. Сама же Виктория позже попыталась объяснить смысл своего высказывания, отметив, что говорила именно о маргиналах, не желающих брать бразды правления судьбой в свои руки.
В интервью Teleprogramma.pro Виктория рассказала о реакции подписчиков на ее слова, о своем тяжелом детстве и о встрече с участковым инспектором.
— Виктория, глядя на реакцию общественности на ваши слова, возникает ощущение, что кто-то специально организовывает травлю…
— Я не думаю, что кто-то организовывал какую-то хейтерскую войну. Я просто рассуждаю о тех вещах, о которых многие боятся говорить вслух. И это единственная причина, почему так происходит.
То, что я ранее говорила про коронавирус, так все и получилось. отменило те некоторые обещания, которое ранее давало. Все это происходит, потому что люди боятся говорить, особенно в нашей стране.
— Много ли вы получаете негативных откликов в соцсетях?
— Я не вижу никакого негатива. Люди, которые несут его, не говорят об этом в моем Инстаграме. У меня на странице могут оставлять комментарии только те, кто подписан на меня.
А если мне что-то говорят, то я могу дискутировать, аргументировать свои слова. Я ничего и не скрываю. Не каждый человек готов вступать в дискуссию. Ведь кто-то может рявкнуть, тявкнуть, но мало кто может действительно поддержать.
Поскольку люди ходят под куполом, не все способны высказать свою точку зрения.
Когда я жила в своем городе, то видела, как мужчины и женщины, да и целые семьи превращались в асоциальные элементы.
Так, при мне маленький ребенок одной из соседок был послан трехэтажным матом за то, что просил поесть. А ведь он даже еще ходить не умел. И когда в следующий раз я пришла к соседке, то увидела, как ее друг-алкаш взял ребенка на руки и подкинул его. В итоге малыш разбил лицо, а его мать спокойно на это смотрела.
Поэтому я говорила именно о таких маргиналах, а не о работящих людях, которые действительно трудятся.
И я задумываюсь, почему же все так несправедливо. Ведь люди, которые действительно работают, не получают зарплаты и повышения. А те же, кто просто пропивает свою жизнь, своих детей, получают ровно столько же, сколько учитель, столяр или представитель другой уважаемой профессии.
Мои же слова интерпретировали так, как будто я выступаю против малоимущих семей вообще. Но ведь я сама выходец из такой семьи.
— А где проходит та самая грань между тем, кто достоин получать МРОТ, а кто нет?
— Раньше существовали соцслужбы, проводились собрания, портреты людей, на которых мы должны равняться, висели на доске почета. Награждались лучшие работники недели и месяца. Мне кажется, важно, чтобы кто-то начал об этом говорить.
Но когда я начинаю это делать, все превращается в травлю. Люди в такой богатой ресурсной стране не должны так жить.
По крайней мере, старики не должны побираться, прося денег на хлеб. Мне стыдно за тех людей, которые находятся у власти.
Живя в Европе и видя, как старики могут выехать за границу два раза в год, я понимаю, что представителей нашего старшего поколения вообще не видно. Не потому что их нет, а потому что они даже не могут позволить себе выйти из дома.
Моя бабушка носила чулки на резинках, потому что не было ничего. И она мучилась, потому что чулки передавливали ей ноги. Вот так мы и живем.
Все молчат, и никто не хочет ничего говорить на эту тему. Потому что боятся, что к ним постучатся, и им достанется.
— Получается, и к вам постучались…
— В мою квартиру в Москве уже приходил участковый полицейский. Это случилось после того, как я высказалась на тему коронавируса.
Почему люди не хотят высказывать свою гражданскую позицию? Кто вообще сказал, что нужно закрыть рот, и всем сидеть под завязочку?
Мне сейчас позвонила одна журналистка и спросила: «А вы не думали, что ваши слова о МРОТ интерпретируют так, что это может вызвать волнение в обществе?». Сейчас это, наоборот, пытаются прикрыть.
Я же не бешусь с жиру, говоря примерно те слова, которые говорила Алена Водонаева на эту тему. Я ее ни в коем случае не оскорбляю. В чем-то она была права.
Но считаю, что отсеивать асоциальных людей. Одна женщина написала мне в Инстаграм: «Я работаю воспитателем за 12. 000 рублей. И чтобы выжить, мне приходится брать еще одну работу. И для меня эти 9 000 рублей социальной помощи будут большой поддержкой».
Почему воспитатели, работающие с детьми, получают такие маленькие деньги? Это же стыдно.
И в моем посте речь шла о наркоманах и алкоголиках, которые получают столько же, сколько и воспитатели, которые действительно пашут и на которых большая нагрузка.
Но разве это справедливо? Пусть я даже там не живу. Но для меня это родная страна, где выросла моя бабушка. Здесь мои корни. Моя дочка любит приезжать в Россию, потому что считает себя русской.
Может, я и эмоционально выражаюсь. Но кто-то должен об этом говорить.
 Ещё 5 источников 
Комментарии
1
Звёзды , Другое , Виктория Боня , Алена Водонаева , Минздрав РФ
Читайте также
«Бузова — алкоголичка»
Популярная российская телеведущая подала на развод
13
Последние новости
«Оля, стоит прикрыться!»: Бузова без белья и в микрошортах блеснула «прелестями» фигуры
«Я отпускала детей только с папой»: Муцениеце не знала, что Прилучный «прихватит» в Крым любовницу
«Живот, ноги, — все идеально»: Ковальчук блеснула шикарным телом у реки в мини-бикини