Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Как государство и общество сами взращивают «казанских стрелков»

11 мая всю Россию потрясла новость о стрельбе в казанской гимназии №175. Девятнадцатилетний – бывший ученик той самой школы – устроил в учебном заведении взрыв и открыл стрельбу. По итогу скончалось 10 человек, двое из которых учителя. Количество пострадавших на днях выросло до 23-х. Власти отреагировали тут же: давайте усилим безопасность, ужесточим закон об оружии, интернет возьмем под контроль и запретим игры. А между тем общество не было и не будет в безопасности никогда, если мы продолжим в том же духе. Почему? И откуда вообще все эти стрелки, маньяки и террористы берутся? Тот же Галявиев никогда не стоял на учете, его семья считалась благополучной, мальчик был тихим и спокойным. Думается, взял и сошел с ума, но… все не совсем так. Тревожные звоночки, так или иначе, были. Например, Ильназ гордился тем, что родился в день терактов 11 сентября 2001 года, среди одноклассников считался социофобом, со школьной скамьи увлекался оружием. Тем не менее, на все это внимание почему-то никто не обращал. «Забитый и нелюдимый». Ну и что с того? Между тем, по предварительным данным, стрельбу Галявиев совершил именно на почве ненависти. Он хотел отомстить по крайней мере учительнице, которая преподавала у нее до 9-го класса и не дала поступить в 11-й. Женщина утверждала, что у него ничего не получится. Давай, мол, дуй после 9-го в ПТУ – это твой потолок. Ну а пока Галявиев арестован и ждет судебно-психиатрической экспертизы, меры уже начали принимать.На днях группав внеслауму законопроект, предлагающий усилить госконтроль за оборотом оружия и ужесточить медосвидетельствование. Вот только… с другими видами оружия что делать? Это разве помешает потенциальному убийце выбрать не огнестрел, а топор? Или сделать «коктейль Молотова»? По примеру подростка из Улан-Удэ, который также устроил бойню в учебном заведении несколько лет назад. Закономерными стали и предпринятые меры по усилению безопасности в школах. Но ведь в корень зреть никто снова не хочет. В Америке после Колумбайна тоже усилили меры. И к чему привело?«Обсуждаемые после стрельбы в Казани меры по большей части относятся к «симптоматическому лечению», – говорит кандидат юридических наук, доцент кафедры теории права и государстУДН Руслан АЛЛАЛЫЕВ. – Есть объективные причины произошедшего, для устранения которых мало одной только воли законодателя. Опыт борьбы американских школ с «эффектом Колумбайна» оставляет желать лучшего. Прозрачные рюкзаки, металлоискатели, усиление охранных систем и активная пропаганда нетерпимости к агрессивному поведению с оружием привели к сомнительным результатам: список школьных перестрелок в США практически каждый год пополняется новыми случаями. Во многом остается непонятным и то, почему в обсуждении вопроса акцент смещен именно на безопасность школ. Помимо школ есть и другие учреждения, такие как детские сады, больницы, вузы».Но у нас ведь как: пока гром не грянет – мужик не перекрестится. Поэтому и «лечим симптомы» и пытаемся найти виноватых лишь бы где-нибудь. Всерьез сейчас предлагают мониторить интернет. Поможет ли? Несмотря на споры, многие эксперты уверены, что «да».«Изменения назрели. Необходимо взять сеть под контроль, – считает юрист и политолог Игорь БЕДЕРОВ. – Уже сейчас мы должны установить системы мониторинга сети, чтобы выявлять противоправный контент, а также отклоняющееся поведение у граждан, входящих в группы риска. Также необходимо создать в стране систему криминалистического учёта и идентификации пользователей, направить институты государственного развития и самих силовиков на работу с технологиями и стартапами, которые можно использовать в правоохранительной деятельности».И вот это уже не кажется несостоятельным. Нет, не доступ спецслужб к личным данным и перепискам. А правильный мониторинг. Чтобы органы тщательно отслеживали, например, треш-стримы, на которых калечат и даже убивают людей в прямом эфире (это мы про случай с блогером Панини: на его стриме от кровоизлияния в мозг умерла девушка, которую он избил). Отслеживали людей, выкладывающих на свои страницы подозрительный контент, связанный с сектами, насилием и прочими вкусностями наших реалий. Контроль, если не бросаться в крайности, действительно может помочь предотвратить. Как помогут предотвратить и некоторые свидетельства, проливающие хоть какой-то свет на психологические особенности инцидентов со стрельбой в школах, появившиеся со временем. Именно благодаря им мы сейчас примерно представляем психологический портрет стрелков.«Все школьные стрелки – изгои, – утверждает эксперт в области профайлинга и детекции лжи Юлия НОРМАН. – Он не вызывал подозрений, пока не нажал курок. Часто, анализируя подростков, я сталкиваюсь с такими диагнозами: с виду – никаких неоднозначных реакций, а внутри – серьёзные проблемы. Почти каждый школьный стрелок имеет специфические характеристики: депрессия, гнев и ярость по отношению к другим. Признаки могут проявиться в раннем возрасте: часто есть трудности с установлением и поддержанием социальных отношений. В результате этого обычно они либо подвергаются издевательствам, либо сами становятся агрессорами. Также они не знают, для чего живут, но точно знают, что делают: планируют, покупают боеприпасы, выбирают день. След того, что они собираются делать – есть всегда. Их мотив – стремление отомстить обидчикам и обрести власть. Важно вовремя распознать и помочь, повлиять на это решения, предотвратить трагедию».А ведь действительно, очень часто опасные и тревожные поведенческие признаки могут быть очевидными. Они выглядят как странности или нелюдимость, хотя наше общество умудряется игнорировать и открытую агрессию, и бесспорные отклонения от нормы. Между тем уже ясно, что дети не берут оружие в руки внезапно. Для этого всегда есть причины. «Не так редко в гедонистическом обществе человека «не слышат», а если договориться невозможно – позиционируют «изгоем». В ответной реакции «изгой» ищет пути доказать свою состоятельность, – убежден магистр педагогики и психотерапевт ФГБУ НМИЦ им. В.А. АлмаоКАРОВ. – Так от безысходности или психологической травмы кто-то выбирает небезупречный путь. Гораздо важнее вопрос – что с этим вызовом времени делать. Администрации предпочитают идти простым путем: свалить все на «преступника», на его проблемы. В то время как безопасность общества решается повышением уровня удовлетворенности жизнью каждого его элемента. Очень давно существуют методики определения агрессивных наклонностей, равно как и суицидальных, однако нет оперативного механизма их применения, кроме судебного. Нет потому, что это обязательно, особенно в нашей стране, будет сопровождаться злоупотреблением, нарушением прав человека». Тем временем многие специалисты убеждены, что предупредить критическую ситуацию реально, когда на ребенка обращают внимание. Только тогда дети не будут пытаться доказать миру, что существуют такими способами. Помимо внимания, поможет на пути к здоровому обществу и идеология. «В эпохе постмодерна люди существуют в условиях множества противоречивых регламентов и правил, – говорит судебный эксперт-психолог и социальный философ Олег ДОЛГИЦКИЙ. – При отсутствии централизованной религии или государственной идеологии возникают условия формирования некрофильских тенденций в характере личности в период от трех до семи лет. Это так называемая инфантилизация возникает в результате недоразвития мотивационно-потребностного компонента личности. Как все исправить? Для начала, например, увеличить количество психологов, которые могли бы заниматься выявлением и профилактикой некрофильских тенденций уже на ранних этапах развития детей. Но для этого в школе на 300 человек должно быть около 15 психологов, а не как сейчас по одному психологу на две школы. Опять же необходима государственная идеология, которая будет способствовать формированию инстанции морали в сознании детей, что может резко снизить риск возникновения некрофильских тенденций».А самое главное: школа не должна ассоциироваться с агрессией и травлей, в нее не должны ходить через «не хочу», а у нас, увы, зачастую именно так все и происходит. Но этого можно было бы избежать, при должном внимание к детям, которые по каким-либо характеристикам отличаются от сверстников. Если взглянуть на наши реалии, картинка не впечатляет: квалифицированных педагогов и психологов не хватает, адекватная охрана отсутствует, а дети травят друг друга. Ну и… уровень жизни, куда уж без него. Хотя россиянам очень хорошо известно как. Тем временем мы всеми силами отказываемся понимать и даже думать в направлении того, что нам делать со всеми подобными ЧП, обесцениваем важность психологических и психиатрических наблюдений и не хотим «вкладываться» в развитие инноваций в этой и других сферах. А ученые, например, уже давно провели параллель между изменениями в мозге и психическими заболеваниями, которые, оказывается, зачастую можно распознать после специального обследования органа. Но мы не хотим изучать и внедрять. А можно. И способов немало.«Одно из возможных нетривиальных решений – вовлечь субъектов с социально-опасным поведением в научно-исследовательскую работу, создать среду и обстоятельства, в которых они безусловно проявят себя, – говорит Андрей КАШКАРОВ. – Это некая научная провокация. Так мы корректно спросим социально-опасный элемент о помощи, о том, как и при каких обстоятельствах он будет действовать. После этого мы выработаем возможный ответ на новые вызовы времени. Это большая научная работа. Но на нее или не выделяют деньги, или нет понимания «научной новизны» у профильных специалистов отрасли».А еще предотвращать мы можем даже если уже случилось. Например, современные системы видеонаблюдения с помощью технологии искусственного интеллекта позволяют определить наличие оружия в руках у людей и моментально послать сигнал тревоги в службы быстрого реагирования. «Несмотря на то, что обнаружение мелких объектов всё ещё остается проблемой, в случае с казанским стрелком, который шел по улице с оружием в руках, данная система бы однозначно сработала и, возможно, помогла бы частично предотвратить трагические последствия, – уверен директор компании-интегратора охранных систем для комплексного обеспечения безопасности объеТАРЕВ. – Технологии по детекции оружия ушли далеко вперед и сейчас даже есть возможность отследить направление стрельбы и тип оружия. Помимо наличия оружия в руках, система реагирует на потенциально опасные позы человека – как нападающего, так и жертвы, а также оповещает службу охраны. Данные технологии широко используются за рубежом. В частности в США, где системы детекции оружия с моментальным оповещением спецслужб установлены в крупных магазинах и местах массового скопления людей».Но у нас же копеечка рубль бережет, да? Зачем использовать достижения науки, зачем пытаться воздействовать на все общественные институты изнутри, формируя здоровое общество, в котором подобные происшествия будут нонсенсом, если можно сэкономить, ужесточить парочку не помогающих законов (когда уже случится), а потом обвинить кого-нибудь, кто в этом не виноват, и забыть об этом, как о страшном сне? До следующего стрелка.

Как государство и общество сами взращивают «казанских стрелков»
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели